Катальные горки

В дворцовом парке бывшего Ораниенбаума, ныне города Ломоносова, сохранился Павильон, построенный в екатерининские времена знаменитым архитектором-Антонио Ринальди. Теперь из Павильона ведет обычная лестница, а в середине XVIII века лестницы не было и весь Павильон являл собою часть необычного сооружения, которое вошло в историю архитектуры под названием Катальной горки.
Старинная гравюра из Ораниенбаумского музея может, рассказать нам, как эта горка выглядела. Павильон на теперешнем языке мы назвали бы стартовой эстакадой. С его верхнего яруса шел вниз в парк довольно широкий спуск, который и служил собственно горкой для катания на санях и, очевидно, доставлял придворным Екатерины и Петра III немало потехи.
Как видно по рисунку, принцип у Катальной горки был иной, чем у нынешних санных трасс. Горка не извивалась змеей по склону, а уходила вниз наподобие тех нехитрых сооружений, что возводят нынче в детских садах. Но зато ее склон был не ровным, а ухабистым: получил начальную скорость — и кати вверх-вниз. Чередование подъемов и спусков архитектор рассчитал так, что наката хватало до конца пути. Не от этой ли горки пошли в России «американские», а за границей «русские горы»? Во всяком случае, принцип у этого веселого аттракциона тот же, что у ораниенбаумской Катальной горки.


Павильон был сооружен архитектором Ринальди в середине XVIII века. На гравюре ясно видно, что катят с горки дамы и кавалеры в одноместных и двухместных санках.
Когда ленинградские саночники обнаружили это свидетельство родовитости своего спорта, они преисполнились гордости и готовы теперь, хоть и сознают, что допускают некоторую натяжку (ведь дворцовая знать все-таки не сумела разобраться в существе скоростных спусков!) вести санное летосчисление со времен Екатерины II.
Увы, наша древняя столица в спортивном отношении такой родовитостью похвастаться не может. Впрочем, как известно из спортивной истории, Петербург не только в катальных горках опережал Москву. Клубы лыжебежцев и конькобежцев также открылись на берегах Невы раньше. Однако это уже история более поздняя. Она ближе к тому времени, когда в 1910 году москвичи все-таки взяли реванш в санном спорте: они первыми провели официальные соревнования саночников на специальной трассе, проложенной на Воробьевых горах.
Эта старая трасса существовала еще и в тридцатые годы. И, помнится, уже вскоре после войны некоторое время действовал на Ленинских горах аттракцион «Санный спуск» и по воскресеньям привлекал множество ребятишек и взрослых. Однако мы забежали чуть-чуть вперед. Вернемся к тридцатым годам. Тогда в Москве всерьез предпринимались попытки развивать санный спорт. Рабочие завода «Красный пролетарий» построили трассу в Нескучном саду. Кинохроника сохранила для нас забавные кадры катания во время зимнего праздника, конечно, не на спортивных, а на магазинных санках — высоких, на тонких железных полозьях, как делали в то время.
И вот что интересно: и Катальная горка в Ломоносове, и трасса в Нескучном саду, и популярная нынче на многих зимних курортах Европы забава — катанье с гор свидетельствуют, что сани двулики, словно небезызвестный древнеримский Янус: одно их лицо — спортивное — хранит серьезное, сосредоточенное выражение, другое — весело улыбается раскрасневшемуся от мороза солнышку, оно беззаботно, как воскресное утро, оно зовет на ближнюю горку, просто так, покататься.
Однако Янус по древнеримской мифологии был вовсе не так коварен и лицемерен, как мы теперь о нем думаем. Он, скорее, был правдив, потому что, символизируя начало и завершение любого действия, своими разными лицами честно предупреждал, что в конце все будет совсем не так, как в начале. И действительно, начнешь шутя, а постепенно, увлекшись, займешься несерьезным делом всерьез. И у хитрого санного Януса — вот, пожалуй, в чем его истинное коварство — веселое выражение становится серьезным незаметно. Заманив нас на одну горку просто так, покататься, подышать воздухом, санки потом зовут на другую — повыше, а там, глядишь, начнут хвастаться своими скоростями да сложностями...
Ладно, заманивали бы несмышленых ребятишек. Но так же приветливо зазывают они и их пап и мам, и даже бабушек и дедушек. Приехала ведь однажды на первенство мира итальянская гонщица—спортсменка со стажем — в сопровождении трех своих детей саночников! Говорят, лыжи — семейный спорт. Санки тоже.
Система постепенного обольщения — от простого к сложному — в санном спорте продумана достаточно четко, особо для детей, особо для взрослых. Для этого разработана у нас точная шкала разрядных требований — от детских и юношеских разрядов до мастеров спорта.
Катальная горка, в ее современном, разумеется, варианте, в виде естественной трассы или ровного плотного склона, отличное развлечение для домов отдыха, зимних лагерей и туристских баз. Надоели лыжи — бери напрокат санки да катайся!
Чтобы просто кататься, особой подготовки не требуется, так почему бы не попробовать?..
Вот-вот так на катальных горках и вербуют санки своих приверженцев среди людей любого возраста! Отсюда для многих из них и начинается дорога в спорт, которым так легко увлечься.
На зимней спартакиаде профсоюзов в Кавголово состязания саночников открывал пробным спуском шофер из совхоза. «Петродворец» Михаил Панин.
— У нас в совхозе саночников много,— рассказывал Михаил,— в секции занимается человек шестьдесят, и шоферы, и полеводы, и рабочие. Успехи есть: например, Эльвира Давыдова — полевод — стала чемпионкой общества «Урожай». Директор совхоза и прораб помогли нам построить трассу длиной в пятьсот метров. Думаем сделать ее теперь постоянной — забетонировать, потому что этот спорт у нас прижился. Теперь в нашей секции начали тренироваться дети. Они, наверное, подальше, чем мы, пойдут!
Считается, что заниматься санным спортом можно начинать лет с двенадцати. Так по крайней мере рекомендует опыт детских спортивных школ ГДР, где дети наряду с лыжами и коньками катаются и на санках. Правда, Томас Келлер и его брат Михаэль начали заниматься санным спортом не очень рано. Родившись в спортивной семье, они с раннего детства получили хорошую физическую подготовку, занимаясь легкой атлетикой и спортивными играми. Томас вспоминает, что впервые он сея в санки, когда ему было тринадцать лет. Он занял тогда тринадцатое место — столько было тогда ребят в команде. Но эта цифра оказалась поистине счастливой для санного спорта ГДР: неудача раззадорила мальчика, он купил себе санки и начал всерьез тренироваться.
Собственно, и у нас — санки да лыжи первые спортивные игрушки. Но даже при наличии более или менее высоких гор по соседству санки еще недавно выше дворовой горки для детсадовского возраста не поднимались: перспективы не было!
Сейчас и у нас открываются отделения санного спорта в детских спортивных школах. Одно из первых было организовано в прославленной вотчине зимнего спорта — заполярном городе Мончегорске.
С юга и с запада вплотную подступают к Мончегорску горы с пологими, поросшими лесом склонами. Летом и зимой это любимые места отдыха горожан. Впрочем, лето в Заполярье северное, короткое. На горе Нюд, например, снег держится до конца июня. Раздолье для горнолыжников! Рядом с трассой слалома-гиганта попытались- было пристроиться и саночники. Но по мере того как число их росло — а это были в основном предприимчивые подростки,— соседство становилось все менее удобным и все более опасным. Летом городские спортивные руководители решили саночников отделить— найти им собственное «местожительство». Далеко ходить не пришлось — гора Монча, что в переводе с саамского означает красивая, рядом, на окраине города. Здесь и спроектировали учебную трассу для детской спортивной школы. Школьники с энтузиазмом трудились на стройке и, не дожидаясь, когда школа раздобудет для них пионерские сани, начали осваивать премудрости техники на обычных дюралевых. Трудно сказать, сколько их было переломано на первых порах!
С шестнадцати лет, считают специалисты, с пионерских санок можно пересесть в народные, а потом уж и в спортивные.
Как мы уже говорили, начав с катания по естественной трассе, приобретя «чувство саней», получаешь надежный пропуск в серьезный спорт.
Для маленькой учебной трассы везде найдется место — ив парке, и на окраине города, и в овраге за деревенской околицей; Хорошо, конечно, когда у учебной трассы есть «резерв мощности», когда с самого начала видна перспектива роста — при желании путь, можно удлинить, достроить. Именно так поступили рижане со своим первым детищем в Цессисе.
Москвичи, например, отлично знают свой Филевский парк, его аллеи, дорожки, сбегающие к Москве-реке. Одну из дорог, спускающихся к берегу, спортсмены столичного «Зенита» оборудовали под санную трассу. По воскресеньям, когда зенитовцы тренируются или состязаются в Филях, все, кто гуляет в это время в парке, приходит поглядеть на редкое зрелище.
Редкое до поры до времени. Потому что очень много есть удобных мест и достойных поводов развивать у нас санный спорт и открывать санные аттракционы — катальные горки.
Когда в толпе горнолыжников, спешащих в воскресенье к своим московским вотчинам — в Крылатское или на Ленинские горы, попадаются серьезные люди с санками, вопрос, что они собираются с этим снарядом делать, возникает у окружающих все реже. Привыкли к санкам и в Ленинграде на Финляндском вокзале. Привыкли во Львове — неподалеку великолепный зимней спортивный курорт Славское, где теперь прописаны не только лыжи; в Мончегорске, в Братске, в Киеве — куда приехал после окончания института один из ленинградских пионеров-саночников Клим Гаткер: он, конечно, привез с собой сани и заразил ими своих новых друзей...
Всего два года как создана у нас Всесоюзная федерация санного спорта. Совсем недавно о событиях в этом виде спорта стали регулярно сообщать своим читателям газеты, а телевидение — показывать репортажи состязаний сильнейших. А вести о саночных делах и планах со всех концов страны уже летят в адрес федерации.
Из Нижнего Тагила сообщают, что оборудовали отличную естественную трассу. Директор детской спортивной школы из Чусовой пишет, что собирается открыть у себя отделение саночников. В Мурманске лыжные тренеры с опаской глядят на увлечение, с которым молодежь занялась новым спортом,— назревает конкуренция! Кировский завод «Аппатит» закупает сани для своего рабочего коллектива. В Братске санную трассу объявили комсомольской стройкой. А ленинградский «Урожай» решил в добрую память о Коробицыно соорудить совершенно новую, гораздо, более современную, чем прежняя, трассу...
Так уж получилось,, что на современном этапе сани начали у нас с трудного — первой была проложена спортивная колея. Спортсменам вообще часто случается быть первооткрывателями и разведчиками, испытывая себя при перегрузках, экспериментируя не только в области «быстрее, выше, дальше», но и в том, что может разнообразить наш отдых, украсить наш досуг — еловом, обогатить нашу жизнь.
Спорт первым вспомнил о санях. Спасибо ему! Забираясь с санками на катальные горки, мы с радостью воспользуемся результатами его открытий.