Проекты будущего

А тем временем в конструкторских бюро претворяются в жизнь идеи научных станций и подводных рудников завтрашнего дня. Вот, например, проект оригинального поселения на дне океана, созданный под руководством Леона Денфора из США.

Основная специализация этой подводной колонии будущего — геологическая разведка, разработка месторождений нефти и газа за пределами континентального шельфа. Отель для ее персонала представляет собой здание, похожее на «морскую звезду» Кусто, только значительно просторнее и прочнее. По соседству с ним установлены сферические буровые ангары. Буровые ангары соединены с жилым помещением подводными галереями. Транспортировка грузов с поверхности и смена экипажей ведется с помощью глубоководных лифтов и подводных лодок. Имеются и гусеничные вездеходы для дальних походов по морскому дну. Кстати, такие вездеходы существуют уже не только в проектных чертежах. Подобные машины — с дистанционным управлением и обитаемым модулем — не первый год работают на морских промыслах за рубежом.

По утверждению автора проекта, такое поселение экономичнее плавучих нефтебуровых островов (свайные острова на такой глубине вообще немыслимы). Много недель подряд сможет трудиться на морском дне смена работающих.

В 70-х годах появились и другие подводные станции, сослужившие службу в изучении морских глубин.

Однако еще со времени первых экспериментов Эдвина Линка и Жака-Ива Кусто стало очевидным, что эффект насыщения открывает и иной путь освоения подводного мира. В ряде случаев основным местом жительства акванавтов может стать не морское дно, а... корабль, точнее говоря, палубная достаточно просторная и комфортабельная барокамера.

Действительно, чтобы увеличить время работы под водой совсем не обязательно обрекать человека на отшельничество на морском дне. Главное — сохранить высокое давление. А где проводят свой досуг и ночуют акванавты — в подводном доме, корабельной барокамере или даже на берегу — в принципе неважно, ибо во всех сл/чаях действие эффекта насыщения неизменно. Разница в том, что люди, живущие в подводном доме, попадают в мир глубин сразу, как только переступят порог своего жилища, а акванавты, нашедшие приют в надводной барокамере, опускаются на дно и по окончании рабочего дня поднимаются на поверхность в лифте, сохраняющем нужное давление.

Как показала практика, подводные дома идеальны в научных исследованиях, не терпящих торопливости и требующих постоянного глаза человека, его пристального внимания. А вот с монтажными ремонтными и профилактическими работами на подводных буровых и нефтедобывающих установках, с прокладкой и осмотром подводных нефтепроводов и кабелей связи удобнее справиться с помощью комплексов — палубных барокамер и водолазных колоколов-лифтов. К тому же компрессионные комплексы значительно проще в обслуживании, не говоря уже об их мобильности, готовности в любой момент сняться с места. Все это завидные качества, и в последние годы в разных странах появились такие водолазные компрессионные комплексы.

В заключение необходимо сказать о больших успехах подводных физиологов, обеспечивших возможность глубоководных погружений.


Оригинальный проект глубоководного «многоквартирного» поселения, монтируемого на месте из модулей двенадцатифутового диаметра, предложил индийский инженер Шен Дже.