Конец прогнозов и начало гонок

Накануне Олимпийских игр спортивная пресса всего мира оживленно обсуждала шансы всех претендентов. Правда, в последние годы специалистам по прогнозам становится не легко, потому что молодежь всё решительнее теснит прославленных чемпионов, нередко нанося им «неожиданные» поражения. Разве не стала сенсацией в Хельсинки победа Юрия Тюкалова, а в Мельбурне — Вячеслава Иванова, 18-летнего новичка & международных соревнованиях?
Сильнейшей в мире накануне XVII Олимпиады считалась сборная команда гребцов США — победительница двух предыдущих олимпийских регат. Лучшими гребцами Европы были спортсмены ОКГ и СССР. Нельзя было не считаться и с хозяевами Олимпиады — итальянскими гребцами, всегда успешно выступавшими в отдельных видах соревнования. У себя же дома они, естественно, должны были особенно постараться.
Советские гребцы, выступая на чемпионатах Европы с 1953 года, неоднократно побеждали в общекомандном зачете, впервые проиграв в 1957 году спортсменам ОКГ, вновь подтвердившим высокий класс немецкой школы гребли.
Правда, и наша сборная на этом чемпионате выступила успешно, сумев набрать больше очков, чем в предыдущие годы. Однако на этом первенстве такого количества очков оказалось недостаточно для победы. Далеко опередив все остальные национальные команды, наши гребцы проиграли ОКГ. К сожалению, это оказалось не случайным. На двух следующих чемпионатах Европы 1958 и 1959 годов ОКГ снова стала победительницей.
Наконец наступило 30 августа 1960 года — день начала Олимпийских соревнований по академической гребле, которые положили конец прогнозам и должны были выявить действительно сильнейших в мире по академической гребле.
Финальным гонкам, как обычно, предшествовали предварительные отборочные заезды, борьба в которых была ничуть не слабее, чем в самом финале, так как только победа в них давала право на выход в финал. Остальные команды из разных заездов вновь встречались между собой в «утешительных» гонках, победители которых, получали путевки в финал, остальные — на трибуны к зрителям!
Из советских команд перед финальным  днем соревнований присоединилась к зрителям лишь восьмерка — молодежная команда, для которой Олимпийские игры были первыми международными соревнованиями. Отсутствие опыта сказалось в решающей схватке с французами на последних 500 метрах дистанции.
Еще накануне финалов определились первые Олимпийские чемпионы по гребле. «Приз дружбы» выиграла четверка с рулевым, в которой стартовало два итальянца — Мойоли и Прина и два советских парня — Ю. Суслин и А. Антонов. Это были не совсем обычные соревнования, так как в них принимали участие только запасные. С каждой сборной командой всегда приезжает по несколько запасных, которых берут на случай неожиданной болезни или травмы кого-либо из основных участников. Поскольку это случается редко, то запасным, как правило, приходится томиться от безделья на берегу, с завистью наблюдая, как их товарищи участвуют в жарких спортивных боях. Конечно они помогают своим ребятам в налаживании лодок, наблюдают за тренировками гребцов других стран, засекая время прохождения ими контрольных отрезков. Чтобы не терять спортивной формы и в случае необходимости оказаться хорошей заменой в любой лодке, они много тренировались сами, несмотря на нехватку лодок и особенно рулевых. Нередко просили порулить кого-нибудь из итальянцев или любого свободного рулевого другой иностранной команды.
С большим удовольствием и чаще других с запасными советскими гребцами на руле ходил старый итальянец Джулио, с которым наши ребята познакомились в один из первых дней. Он работал на водной станции. Когда мы появлялись, он приветливо здоровался. Все вместе мы шли к его начальнику и, объясняясь как могли, просили отпустить Джулио с нами на тренировку. Если его освобождали от работы, мы быстро выносили лодку и, садясь к нам на руль, он отдавал честь толпившимся на берегу мальчишкам.
Однажды на совместную тренировку в восьмерке запасные ОКГ пригласили наших ребят; среди немецких спортсменов был чемпион Европы 1959 года в двойке без рулевого Краузе.
После тренировки мы вместе с немецкими спортсменами возвращались в Рим в одном автобусе. У кого-то из членов нашей команды возникла мысль провести соревнования для запасных. На следующий день мы обратились к президенту ФИСА (Международная федерация академической гребли) Келлеру, и он нас поддержал, в свою очередь предложив, чтобы участвующие в гонках команды были интернациональными. Решено было провести соревнования рульных четверок на «Приз дружбы». В каждой лодке должны были грести спортсмены разных стран.
В одной из четверок вместе с двумя советскими ребятами гребли два итальянца, одним из которых был ветеран итальянской гребли, чемпион лондонской Олимпиады 1948 года, неоднократный чемпион Европы Джузеппе Мойоли. Рулевым тоже был итальянец. Эта четверка и стала обладательницей «Приза дружбы». Болельщики восторженно встречали победителей и вместе со своими соотечественниками горячо поздравляли русских. Больше всех радовался Джулио.
Второе место заняла четверка, в которой греб Краузе со своим напарником и двумя американцами. Дальше были французы с бельгийцами и датчанами. Эти гонки проводились 2 сентября, накануне финалов.