Николай Андрианов

И к Новому году все двойки были и впрямь исправлены. Н. Г. Толкачев: «...заметил я — курит, паршивец! Так втянулся, что не оторвать от папироски. Мальчишка, сосунок, а к табаку приучился. Я много методов борьбы с курением перепробовал. Потом заявил ему: «Бросай курить, и точка. Выбирай — или курево или гимнастика». Я знал, на что надо бить. Без гимнастики Коля уже не мог существовать. И вроде бы стал отучаться». Во владимирской спортшколе заведен такой порядок: все призы, завоеванные гимнастами на любых соревнованиях, сначала выставляются на всеобщее обозрение. Можете себе представить, какой стимул появился у ребят, когда Андрианов привез медаль со Спартакиады школьников, потом со взрослого чемпионата страны, а затем и с чемпионата Европы! В спортшколе царил всеобщий подъем, все девчонки и мальчишки ходили задрав носы — гордились тем, что они лично знакомы со знаменитым спортсменом. И могут даже пощупать все его награды. Н. Г. Толкачев: «...пошло у Николая с гимнастикой. Быстро схватывал. Координация отличная, резкость есть. Одни месяцами элемент разучивают, а он — за два-три занятия. Вот это и есть гимнастический талант — прирожденная координация. Понятно, и соревнований ждал, как праздников,— ему хотелось перед ребятами, перед зрителями покрасоваться — ведь знал, что сильнее всех в своем возрасте! Но стоило ему получить низкую оценку, как сразу терялся, обижался на судей, на меня, на весь мир. Свои срывы переживал исключительно болезненно. И потом мучился, снедаемый страстным желанием отыграться, доказать всем свое преимущество. Когда я подметил у него такую черту, то понял: с таким честолюбивым характером мы многое сможем сделать. Главное — не захваливать его». Коля Андрианов, владимирский парнишка, рос, как и все ребята в его возрасте, не по дням, а по часам. Вытянулся, поззрослел. Н. Г. Толкачев: «...много у меня с Колей конфликтов было — не перечесть. То в школе дела хуже пойдут — я его с песочком прорабатываю. Сам ночами не сплю, а сижу с ним за уроками, не даю ему отлынивать. А то мог с ребятами набедокурить где-нибудь или подраться. Повадились в сад за яблоками лазить. Жалобы на него поступили. Я, конечно, чуть со стыда не сгорел. Но наказаний я не признавал, внушение делал: «Коля, разве ты не чувствуешь, каким красивым видом спорта занимаешься — гимнастикой! Это же вид такой светлый и чистый. Это же интеллигентный вид! На помосте тобой любуются, восторгаются, завидуют тебе, а во дворе от тебя отворачиваются. Хорош, нечего сказать...»

Минуты отдыха. Минуты раздумий. Усталость давит на плечи. Надо пересилить себя, надо работать!

В 18 лет попал Андрианов в сборную. Николай познакомился со всеми знаменитостями. Казалось, он, новичок в сборной будет с благоговением смотреть на асов помоста подражать им, искать контактов. Ведь общие тренировки, общие разговоры совместные экскурсии в город — обычное дело. Николай же вел себя независимо и советов не спрашивал. Один известный гимнаст с удивлением заметил: «Новичок-то, Андрианов зазнался, наверное! Не рано ли? Все в сторонке работает — сам себе на уме...»
А Коля не зазнался — он привык к самостоятельности, привык полагаться только на себя. Помощи просить гордость не позволяла. Ему нужно было время, чтобы привыкнуть к новым товарищам, к новой обстановке.
Н. Г. Толкачев: «...характер у Николая стал что надо. Закалился. Я все-таки побаивался, что не выдержит огромных нагрузок, которые я начал ему давать после того, как он в сборную вошел. Но упрямство его спасло. Он посмотрел, как ребята тренируются, и сам до самозабвения в зале работал. А выступать начал со взрослыми — и сразу, видите ли, его на победы потянуло. «Ах, малец, — думаю, — не рановато ли?» А у Коли во время соревнований такой азарт появляется, такая злость, что весь горит. Делает упражнение — так на всю катушку.
Взяли Николая в Мадрид, на первенство Европы. Волновался я за него страшно! А он хоть бы что. Смотрю по телевизору — уверенно ведет себя, спокойно. И почувствовал я, что не прочь мой Колька у самих асов выиграть — у Воронина, значит, и у Клименко. Ну, в многоборье он третьим оказался, но две золотые медали — на прыжке и коне — отобрал у них. Когда он вернулся во Владимир, понял я, что начался Николай Андрианов как большой гимнаст».
В чем сила Николая Григорьевича Толкачева как тренера? В том, что он работает с перспективой. Тренерский труд нелегкий, это каждый знает. Пока парня на разряд подготовишь, сколько лет и сил уходит! А разрядников требуют побольше. Вот наставники и стараются побыстрее «натаскать» на разряд, перескакивая ступеньки, забывая о «школе», о классе.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9