Николай Андрианов

Толкачев за разрядами не гнался, не спешил. Но почти все ребята из группы Андрианова обогнали по сложности программ своих сверстников из других спортшкол. Дело в том, что Толкачев, когда начинал с Андриановым, предвидел, какая будет гимнастика через несколько лет. Знал, какие элементы надо разучить, чтобы они произвели впечатление. У Толкачева есть специфическая тренерская интуиция подкрепленная огромным багажом знаний. Он относится к числу тех педагогов-тренеров, которые учатся всегда. Николай Григорьевич штудировал методическую литературу по гимнастике, исписывал горы тетрадей, просматривал тысячи метров кинороликов — с чемпионатов страны, мира. Отбирал по крупицам самое ценное, анализировал, сопоставлял. У японцев брал оригинальность композиции, интересные связки; у наших, у Воронина в частности  — каллиграфию, отточенность каждого движения, глубину проработки малейшего нюанса. Толкачев приступил к освоению сложнейшей программы. Шел неизведанными путями. Когда что-то не получалось, собирались и — на электричку, приезжали в Москву. Приходили в зал ЦСКА или «Крылья Советов». где тренировались ведущие гимнасты страны. Толкачев не стеснялся расспрашивать опытных тренеров, шел к ним на поклон. Да и сам присматривался, все увиденное потом тщательно записывал в тетрадочку. Из тщедушного курносого Кольки Андрианова скульптурно
вырисовывался гимнаст с прекрасной школой и сложной программой.
Однажды Андрианова увидел на обычной тренировке Воронин, подивился, шепнул своему тренеру Евгению Королькову: «Видели мальчонку? Кто такой? Приезжает откуда-то... Кажется, вот такого гимнаста нам и не хватает...»
Через два года в Любляне, на чемпионате мира, куда Николай ездил запасным участником, знаменитый гимнаст чемпион Олимпийских игр в Тонио Юкио Эндо скажет журналистам про Андрианова: «Опасный растет парень...»
Чемпионат СССР-72, Киев. Апрель. Николай Андрианов выиграл титул абсолютного чемпиона. И победа его была убедительной. Андрианов, возмужавший внутренне, а внешне все такой же щупленький юноша с белесой челкой, бился на помосте, как мужчина. И все сразу увидели, что вырос у нас гимнаст экстра-класса.
Но это был трудный чемпионат и для ученика и для учителя. Толкачев, с глубокими морщинами на лбу, был неестественно напряжен, шутил меньше обычного. Он носил сумку Николая, и скорее можно было догадаться по его губам, чем услышать: «Настал его час... Настал. Выдержит ли? Не дрогнет ли?» Эпизод. Андрианов приготовился к выполнению упражнений на кольцах. Толкачев подсадил его, выждал, пока Коля крепче обхватит пальцами напудренные магнезией кольца. Потом присел на корточки. Андрианов неплохо сделал комбинацию, но один элемент смазал, а на соскоке развел ноги. Исподлобья взглянул на табло — цифры высветили 9,4. Мало! Николаи сел на стул, укоризненно сказал что-то тренеру. Толкачев его успокоил. Потом пояснил: «Мой Коля злился. Ему показалось, что я его не так ловко подсадил. Но я-то радовался — пусть злится. Когда на выигрыш идешь, надо обязательно себя «завести». А нагоняи он, между прочим, от меня получил — чтобы умел с тренером вежливо разговаривать».
Перед последним снарядом Николай Григорьевич тихо шептал Коле: «Ты лидируешь. Рисковать нельзя. На брусьях не надо делать сальто вперед. Вчера ты на нем споткнулся. А вдруг не получится? Как считаешь?»
Андрианов упрямо замотал головой: «Не-ет, не пойдет. Я все сделаю так, как надо. Не беспокойтесь».
Николай Григорьевич удовлетворенно хмыкнул: «Характер! Не хочет легкой победы. Вот и молодец за это!» Через несколько месяцев Андрианов выиграл Кубок Советского Союза Вопрос о первом номере команды был решен. Журналисты
писали, что владимирский гимнаст работает с воронинской чистотой и японской сложностью. Этого и добивался Толкачев. Все ждали Олимпиаду..
XX Олимпийские игры в Мюнхене. Студент Владимирского педагогического института Николай Андрианов, лидер советской сборной по гимнастике, после обязательной программы находился на втором месте. И отделяло его от японца Савао Като всего пять сотых балла. Назревала сенсация.
Но в многоборье Андрианов показал лишь четвертый результат. Сорвался в упражнениях на коне. Михаил Воронин так прокомментировал это событие: «Коля работал здорово. Но как узнал, что идет на втором месте, заволновался. Для него это еще было непривычно. Ах, как ему захотелось победить! Обстановка накалялась, начались срывы и у нас, и у японцев. И вот Николай совершает грубую ошибку на коне. Вот досада! Именно на этом снаряде он никогда не падал. Нечто похожее произошло со мной на Олимпиаде в Мехико: на своем любимом снаряде — коне — я случайно задел пальцем за рейтузы, вышла заминка, потерял три десятые, а с ними и золотую медаль. Андрианов мог быть первым. Или вторым. Но эта ошибка пойдет ему на пользу».
А впереди еще была борьба за награды в отдельных видак многоборья. Андрианов на вольных упражнениях имел лучший предварительный результат.
В день финала гимнасты начали с вольных. Комбинация Андрианова оказалась и самой сложной, и самой динамичной, и самой эффектной. Это было прекрасно!
И золотая медаль украсила грудь советского гимнаста — самого молодого чемпиона по гимнастике в истории олимпиад!

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9