Холодный лед и жар сердец

Честно говоря, мы не знали, как все это будет. Мы ехали в неизвестность. И хотя нам, спортсменам, с нашей извечной кочевой жизнью не привыкать к переездам, перелетам, гостиницам, казенной мебели и даже казенному мылу, все-таки было некоторое беспокойство.
Объясним сразу: мы — это серебряные призеры чемпионата мира в танцах на льду Марина Климова и Сергей Пономаренко, заслуженный тренер СССР Наталья Дубова и я — летели в Америку с двумя целями. Первая — участие в традиционном Олимпийском фестивале в Хьюстоне. Вторая — нас пригласил поработать несколько недель в своем знаменитом центре фигурного катания в Колорадо-Спрингс Карло Фасси, тренер таких известных и ярко блиставших звезд, как Пегги Флемминг, Дороти Хемилл, Джон Кэрри...
v Хьюстон — конечный пункт нашего далекого перелета, где нам предстояло принять участие в Национальном олимпийском фестивале.
Вообще сезон для фигуристов был необычайным и примечательным. Впервые наш вид спорта — фигурное катание — вышел на летнюю арену. Сначала мы приняли участие в Играх доброй воли, в самый разгар лета, в середине июля. И сразу после выступления в Лужниках Марину Климову и Сергея Пономаренко пригласили в Хьюстон.
—     Вы русские? — спросил нас служащий таможни, и в его глазах отразилась вся гамма эмоций (насколько мы поняли — положительных), которые, по всей вероятности, овладели в этот момент душой молодого человека. Он протянул паспорт, улыбнулся и сказал:
—     Рады видеть вас в Хьюстоне.
И потом, где бы мы ни были, куда бы мы ни приезжали, везде американцы встречали нас тепло и сердечно, можно даже сказать — с открытой душой. Мы видели, чувствовали стремление американцев общаться, разговаривать с нами, попытаться понять наши проблемы, нашу «загадочную русскую душу».
Весьма своеобразным был и другой «прием». В этом же аэропорту нас встретил молодой парень, прекрасно знающий русский язык. Он как бы нехотя подошел к нам, представился: «Зовут меня Валерий. Буду работать с вами переводчиком. Ну, получили вы свои мешки?» Это была не раскованность, а развязность. Как-то сразу возникла неприязнь к этому человеку. Хотя мы старались этого не показать. Он стал расспрашивать. «В России все такие же очереди в магазинах?..» «По-прежнему джинсы — голубая неосуществимая мечта?» Вое его вопросы как бы содержали в себе и ответ.            
Я спросил его, как он попал в Америку. Как мы и ожидали, он оказался из «бывших». Пять лет назад вместе с родителями покинул СССР. Что этот самоуверенный с виду человек нашел за океаном? Сначала он попытался показать себя преуспевающим дельцом. Но незаметно для себя проговорился: работал на бензоколонке, водителем такси, мойщиком посуды в ресторане и во многих других местах, — разумеется, на подсобных ролях. Это был типичный неудачник и уже почти неврастеник. А причина неудач одна — этот человек оказался в чуждой ему среде, потерял опору в жизни... Но почему же виноваты в его неудачах мы, советские спортсмены?...
Посоветовавшись со остальными, я как руководитель делегации подошел к организаторам турне и выразил общее мнение команды: нам неприятно общаться с этим «переводчиком» и мы будем рады обойтись без него. Тем более что все члены нашей делегации достаточно хорошо владеют английским языком. Просьба была удовлетворена.
А вот знакомство другого рода. Молодая американка Лесли Лейнз узнала из газет, что в Хьюстон приезжают спортсмены из СССР, и предложила организаторам фестиваля свои услуги в качестве гида. Мы побывали у Лесли дома. Сама она по профессии социолог, ее муж — преподаватель местного университета. Нам было очень интересно узнать, как они живут, какие проблемы их волнуют.
Дом Лейнзов стоит на окраине Хьюстона. Тяга к земле у американцев в крови, и за все время нашего пребывания в стране мы ни разу не встретили человека, который сказал бы: я хочу жить в небоскребе. Но земля нынче дорогая, поэтому в доме Лейнзов живут еще две молодые семьи.

Страницы: 1 2 3 4