Сабонис, который играет в баскетбол

Сабониса два года подряд называли лучшим баскетболистом Европы — почесть, которой до него не удостаивался ни один другой игрок. Помимо этого, он был назван одним из лучших игроков мирового любительского баскетбола. Нас, соотечественников Сабониса, оценки эти, разумеется, обрадовали — обрадовали, но не удивили.
...Восходящей звездой Сабониса никто не называл. Не успел назвать. На вершину славы Сабонис не взошел и даже не взбежал — взлетел туда единым махом. Ему было чуть больше семнадцати, когда он дебютировал на чемпионате страны. Ему еще не было восемнадцати, когда он уже играл на чемпионате  мира. Ни один другой наш баскетболист не промчался с такой быстротой из клубной команды в сборную. Речь идет о баскетболе, где мальчишки никогда высот не штурмовали, никогда их штурмовать не будут. В этой мужской потехе, кроме умения, которое к даровитым и старательным может прийти и в нежном возрасте, нужна еще и сила — та самая, которую зачастую называют грубой, но без которой в тонком баскетбольном ремесле не обойтись и которая даже к самым даровитым и старательным в нежном возрасте не приходит.
Всякий, кто впервые увидел Сабониса, тотчас же торопился назвать его звездой. И не просто звездой, а кудесником баскетбола. Баскетболистом милостью божьей. Игроком, равного которому в отечественном баскетболе еще не было. На превосходные степени никто не скупился — ни щедрые на похвалы репортеры, ни прижимистые на похвалы тренеры.
И вот ведь что любопытно, всякая превосходная степень перестает быть таковой, любое преувеличение смахивает всего лишь на констатацию очевидного факта, когда речь заходит о баскетболе Сабониса.
Все это так, но когда по окончании чемпионата мира 1986 года во всевозможных символических пятерках непременно значился и Сабонис, когда его назвали центровым № 1, одним из лучших игроков турнира, а кое-кто — и попросту лучшим, у нас в стране не то чтобы удивились — ошарашены были этой приятной, скажем так, несправедливостью. У нас не сочли его лучшим игроком нашей команды, а многие посчитали, что именно из-за него, из-за Сабониса, команда вынуждена была довольствоваться вторым местом.
Кто же прав?
Как ни парадоксально, но это тот крайне редкий случай, когда правы и те и другие. Просто все жюри исходили из того, как играл Сабонис, оппоненты же — из того, как Сабонис мог, как он должен был сыграть.
Поскольку международных матчей, в которых Сабонис играет хуже, чем он может сыграть, не так уж и мало, выскажу свои соображения на сей счет.
Причина первая — весьма распространенного свойства. В баскетболе, во всяком случае. Чем богаче игрок всевозможными умениями, тем беднее он желанием играть, как говорится, через «не могу». Как ни силюсь я припомнить тех, кто был наделен и умениями, и желаниями огромными, а больше трех за четверть века припомнить не могу. Это Юрий Корнеев, которого считали лучшим игроком страны до Вольнова, Александр Белов, который стал таковым после Паулаускаса, да Иван Едешко, лучший, на мой взгляд, разыгрывающий нашего баскетбола.
Сабонис, увы, исключения собой не являет — сейчас, по крайней мере.
Причина вторая, из-за которой блестяще играющий Сабонис играет все-таки хуже, чем он мог бы играть, — причина уникальнейшая. Во всяком случае, я не знаю ни одного другого спортсмена ни в одном другом виде спорта, который лишен был бы возможности прогрессировать из-за того лишь, что у него нет равных ему по силам соперников.
А что же те, кто были лучшими баскетболистами до Сабониса, — они-то чем от него отличались? Да тем, что Сабонис при своих 220 сантиметрах на 20 сантиметров — да простится мне такое выражение — лучше даже самого лучшего из них. Верно, и Вольнов, и Белов были весьма искусны в воздушной борьбе, как, впрочем, и Корнеев с Паулаускасом. Но поскольку их соперники были примерно одинакового роста с ними, а то и повыше, всем им приходилось на каждой тренировке, в каждом матче прилагать максимум усилий, чтобы добиться своего. Недостатка соперников у них не испытывалось, а, стало быть, наличествовал и стимул тренироваться в охотку, играть через «не могу» — стимул, который зачастую отсутствует у Сабониса.
В «Жальгирисе» нет ни одного игрока, способного потягаться с ним в росте. В других командах таких двое: Александр Белостенный и Владимир Ткаченко.
Стало быть, на тренировках «Жальгириса» у Сабониса нет и быть не может особого желания стараться. Оно, это желание, появляется у него матчах в десяти — не больше — чемпионатах страны. А это такая малость, которую и в расчет-то принимать не стоит.
И представить себе трудно, как же играл бы Сабонис, будь он побоевитее, будь у него побольше противников, которые вынуждали бы его хотя бы в каждом втором матче играть в высшей степени старательно. Но до чего же велик в баскетболе не воображаемый, а реальный Сабонис, если знающий толк в игре и игроках тренер Владимир Кондрашин сказал как-то, что Сабонис выдерживает сравнение с Биллом Расселом и Уилтом Чемберленом (хотя оба американца уже давно ушли на покой, они и по сей день значатся в сборной профессионалов всех времен, а первый из них попросту назван лучшим из когда-либо игравших в баскетбол).
Что же до меня, то я убежден, что любая из команд нашей высшей лиги, заполучи она Сабониса, вполне Могла бы претендовать на первое место в чемпионате страны. И при всем моем уважении к «Жальгирису» я опять-таки уверен, что без Сабониса ходила бы сейчас его команда в крепких середняках.
Первой части этого прогноза вы вольны верить или не верить, ибо доказать свою правоту я, понятное дело, не сумею. Что же до второй, то за доказательствами дело не станет. В течение тридцати с лишним лет «Жальгирис» ни разу не был близок к золотым медалям. Пришел Сабонис, и в четырех подряд суперфиналах, победитель которых получает золотые медали, участвовал «Жальгирис».
В 1986 году «Жальгирис» стал первой советской командой, которая добыла Межконтинентальный кубок, один из самых престижных в баскетболе призов, ибо его владелец заполучает право считаться чемпионом мира среди клубных команд. Вскоре после этого начался чемпионат страны. «Жальгирис» стартовал без получившего травму Сабониса. В восьми первых матчах литовская команда потерпела четыре поражения.