Взгляд с трибуны

Об Акапулько мы не мечтали. Туристская фирма «Магальяника», которая взяла нас под свое крыло, располагала лишь двумя маленькими, старенькими автобусами и пятью сотрудниками. Вместе со скромными сувенирами в пакете, подаренными нам фирмой, был и листок на русском языке, в котором, в частности, говорилось: «...Международные мероприятия, такие, как чемпионат мира по футболу, всегда привлекают большое количество туристов, что во многом осложняет предоставление согласованных услуг. Надеемся на Ваше понимание и сообщаем, что нами сделано все возможное для Вашего пребывания в стране. Желаем Вам прекрасно провести эти дни в Мексике, чтобы чемпионат мира 1986 года навсегда остался в Вашей памяти».

В целом мы действительно прекрасно провели эти дни, и чемпионат у многих навсегда остался в памяти. Однако все могло быть и несколько лучше. Тренеры и специалисты футбола сразу же поселились в небольшом уютном отеле «Митла» в Леоне и спокойно посещали матчи в Леоне и Ирапуато, а потом приехали в Мехико. Нам же пришлось трижды ездить на чахлом «додже» за 360 километров. Зато дорогу Мехико — Ирапуато — Леон мы изучили досконально, причем дважды собственноручно производили ремонт нашего транспортного средства.

Впрочем, отказывала не только старая техника, перевозившая пятнадцать спортивных журналистов. Однажды на заправке мы подобрали колумбийского радиожурналиста, у которого отказал новенький «рено», взятый им напрокат за сто долларов в сутки...

Отказывала техника и на стадионах. Когда табло вдруг прекращало действовать, трибуны начинали скандировать: «Сейко! Сейко!», тем самым выражая недовольство известной японской фирме. Бывало, что и разрекламированный мяч «Ацтека» не выдерживал напряжения борьбы и превращался в синтетическую тряпку.

Наша туристская группа почему-то отправилась в Мексику не 30 мая, как намечалось, а лишь в ночь на 4 июня. Поэтому открытие чемпионата и первый матч нашей сборной мы смотрели по телевизору.

Результат матча был для всех неожиданным. Об этом много писалось. Но приведу все же и свою версию относительно неудачи венгерской сборной. В четырех стартовых матчах чемпионата первые таймы, по сути, не игрались. Сохраняя силы для дальнейших сражений в условиях жары и разряженной атмосферы, команды лишь вели разведку — как в боксе, а основные события происходили во вторых таймах.

В пятом матче венгерские футболисты пошли по той же схеме и уже к четвертой минуте пропустили два гола. Этот «нокдаун» они преодолеть так и не смогли, что и подтвердил после матча их тренер Дьердь Мезей. Хотя еще за месяц до чемпионата он в интервью газете «Непшпорт», в частности, сказал: «Футболисты нашей сборной вышли на такой уровень, что теперь можно верить в свои силы, не теряться в непривычных обстоятельствах. Безусловно, мы войдем в число 16...» Не теряться!.. Как раз этого и не случилось. Вообще психологическая подготовка команд оказалась главной причиной многих поражений — при равной тактико-технической подготовленности.

Пятого июня в Леоне состоялся второй матч нашей сборной с командой Франции. Конечно, все мы были еще под впечатлением игры во французском Лионе, когда киевские динамовцы в финальном матче на Кубок кубков обыграли испанский «Атлетико» 3 :0. И все-таки в апрельском интервью ветеран французского футбола Максим Босси говорит: «Сборная СССР пока в тренировочных играх не добилась положительных результатов, да и игра ее не впечатляет. Слабо выглядит линия полузащиты...»

На этот матч обе команды собрались. С первых же минут французы действовали осторожно, наши игроки пытались играть в свой атакующий футбол, и порой это удавалось, хотя великолепный гол Раца все-таки выглядел неожиданным. В итоге, кажется, все были удовлетворены. «...Ничьей вполне довольны, — сказал тренер французской команды Анри Мишель. — Мы не позволили навязать себе быстрый темп и умелой обороной расстроили почти все комбинации советских футболистов». «Результат матча удовлетворяет обе команды», — согласился со своим коллегой Валерий Лобановский. «Мы не показали своей игры», — вздохнул после финального свистка судьи сидевший рядом со мной на трибуне член нашей туристской группы, замечательный в прошлом футбольный арбитр Кястутис Андзюлис.

Специальный корреспондент «Комсомольской правды» Сергей Заворотный довольно полно и хорошо рассказал об этом интересном поединке и привел ряд любопытных высказываний. В частности, молодого французского полузащитника Яника Стопира: «Это была лучшая игра в моей карьере. Всегда чувствовал локоть Папена. Мне понравилась игра советской сборной — волевая, корректная. Мы играли в настоящий футбол».

Да, нам, болельщикам, тоже понравилась игра. Но... «Плотная защита французских футболистов стала настоящей проблемой для советских игроков... Сегодня игроки сборной СССР допускали больше ошибок. Вполне возможно, я излишне придирчив. Но сказывается влияние хоккейного счета 6:0. И все-таки мне хотелось бы видеть в, исполнении сборной СССР больше длинных передач, больше скоростных рывков Беланова...» — так сказал после матча бывший тренер западногерманской «Баварии» Дитмар Крамер.

И наш талантливый форвард Игорь Беланов словно услышал пожелания: выйдя на замену во втором тайме вместе с Заваровым в игре СССР — Канада, он и его партнер решили исход матча — 2 :0. Эта связка Беланов — Заваров — большое достижение тренера Лобановского, он как бы продолжил традицию отечественного футбола: Воронин — Маношин, Иванов — Стрельцов... Но он же и разрушил эту связку в матче со сборной Бельгии.

Итак, мы вышли в 1/8 финала. Не ошибусь, если скажу, что все мы, болельщики, и в Советском Союзе, и в далекой Мексике, с 9 до 15 июня беспрестанно мысленно обращались к предстоящему матчу. Настораживали разговоры о том, что мы никогда не проигрывали сборной Бельгии, что наша команда на подъеме, что бельгийцы не так уж сильны. Шли угадывания состава... Было жарко — в прямом и в переносном смысле. В победе нашей команды почти никто не сомневался, забыв о том, что за три недели до чемпионата команда, по сути, сформирована заново. Говорили много и горячо...