Слалом-гигант

Слалом-гигант занимает некую середину между скоростным спуском и специальным слаломом. Его обычные параметры — длина трассы 1000—1500 метров, средняя скорость 60—70 км/час, продолжительность одного спуска около 100 сек. Крутизна дуг меньше слаломных примерно в полтора-два раза, продолжительность скольжения в каждом повороте значительно дольше, общая нагрузка также превышает слаломную. Ворота шириной 6—8 метров обозначены спаренными древками, связанными одним флагом (будучи сбитыми, они иногда запутываются в ногах и могут доставить массу неприятностей). Учитывая это, столкновения с древками на трассе слалома-гиганта нежелательны. В отличие от специального слалома их умышленно почти никогда не сбивают, позволяя себе лишь отклонить древко скользящим касанием внутреннего плеча. Все это накладывает отпечаток на технику и тактику слалома-гиганта.
В технике поворотов преобладает стремление к плоскорезаному скольжению с максимальной загрузкой внешней лыжи и врезанием канта в твердый снег или скольжением по контруклонам разбитой трассы. Здесь чаще, чем в слаломе, удается осуществить чисто резаный поворот с плоскорезаным скольжением в сопряжении дуг (рис. 89).


Рис. 89. Резаный поворот с максимальной загрузкой внешней лыжи по всей дуге и энергичным отталкиванием от нее

Подобно тому как опора на верхнюю лыжу в косом спуске считается ошибкой, так и опора на внутреннюю лыжу в повороте также нежелательна, так как внутренняя нога больше согнута и, следовательно, может нести меньшую нагрузку и быстрее утомляется. Однако следует учитывать, что длительная загрузка внутреннего канта внешней лыжи связана иногда с ослаблением сцепления лыж со снегом, для его усиления колено смещают внутрь поворота, осуществляя боковой прогиб, отчего бедро и голень оказываются
не в одной плоскости. Вследствие этого снижаются функциональные возможности боковых связок коленного сустава и число травм коленей возрастает.
Если позволяет обстановка на трассе, выгодны коньковые отталкивания с широкой амплитудой бокового шага, что возможно только в глубоком приседании на внутренней ноге. Поэтому спортсмен должен обладать чувством меры во всех своих действиях и отдавать предпочтение наиболее выгодным из них (рис. 90). В слаломе-гиганте не последнюю роль играют силовая подготовка и выносливость, дающие возможность быть активным от старта до самого финиша.


Рис. 90. Чистоты скольжения добиваются уменьшением кривизны поворотов: 1 — обычные повороты с боковым проскальзыванием; 2 — чрезмерное спрямление основной фазы приводит к торможению в сопряжениях; 3 — теоретически возможный путь по прямым отрезкам; 4 — длинные дуги с плоскорезаным скольжением; 5 — резаные повороты с боковым шагом в сопряжениях

Способность к действию на лыжах — это не пассивное сидение в низкой стойке с предельно согнутыми суставами, которые слабее передают давление на ведущую лыжу и способны выдерживать меньшую нагрузку. Сгибание суставов неизбежно, но оно обусловливает и дополнительную нагрузку на мышцы и связки. Слишком сильно согнутой ногой трудно быстро и мощно оттолкнуться. Поэтому, чтобы не оказаться в малоприятной ситуации «расклинивания» в положении ножниц, нужно своевременное и сильное выдавливание вперед-вверх, иначе можно застрять на внутренней лыже в задней стойке.
Молодые лыжники, слабо подготовленные физически и технически, часто оказываются в подобной ситуации и в подседе на внутренней лыже вылетают с трассы. Однако это не должно быть аргументом против «пересадки» с внешней лыжи на внутреннюю, цель которой заключается в том, чтобы перенести тело на более высокую траекторию, а также обеспечить стабильность скорости в процессе отталкивания и скольжения внешней лыжи по более крутому «косому спуску». И чем ближе окончание поворота к траверсу, тем ощутимее преимущество этого приема, которым неоднократно пользовались олимпийские чемпионы 1984 года Дебби Армстронг (рис. 91) и Макс Жулен (рис. 92).

олимпийская чемпионка 1984 г. Дебби Армстронг
Рис. 91. Олимпийская чемпионка 1984 г. Дебби Армстронг
олимпийский чемпион 1984 г. Макс Жулен
Рис. 92. Олимпийский чемпион 1984 г. Макс Жулен

Совершенствуя технику конькового отталкивания, надо чутко улавливать его продолжительность, особенно начало и конец. Если спортсмен рано «раскроется» в ножницах, то получится торможение; если же он дольше, чем нужно, задержится на внешней лыже, она окажется повернутой на слишком большой угол, и может появиться боковая вибрация и соскальзывание. Чувство времени и резкости отталкивания вырабатывается в многократных повторениях. Для большей активности и маневренности в гиганте выгоднее совершать повороты на полусогнутых ногах, дольше сохраняющих способность выдерживать большие нагрузки.
Иногда перенос веса тела с внешней лыжи на внутреннюю по продолжительности занимает всю вторую половину поворота. Таким образом, к концу его внешняя лыжа не несет почти никакой нагрузки, что говорит об отсутствии акцента в отталкивании (рис. 93). На рис. 89 и 93 показаны типичные повороты в слаломе-гиганте С использованием конькового шага. Каждый из них имеет свои особенности, зависящие от крутизны склона, кривизны и скорости движения, а также от состояния снега. Коньковый шаг с широким углом расхождения лыж чаще используется на крутых дугах спортсменами, обладающими сильными ногами. Этот прием требует исключительной агрессивности и удвоенного внимания при подтягивании носка внешней лыжи, чтобы не зацепить им за древко ниже стоящего флага. Дуга, по которой скользит внешняя лыжа, может быть постоянной кривизны, уменьшающейся или возрастающей к концу, напоминая подхлест. Последний прием обычно используется в случаях угрозы «ускользания» опоры, а также при необходимости более высокого захода в следующий поворот.
Продолжительность основной фазы скольжения в поворотах слалома-гиганта заставляет относиться с особым вниманием к стойке лыжника. На рис. 94 последовательно показаны пять поз горнолыжника. Поворот налево выполняется им на относительно пологом участке склона с перегибом в середине дуги, что потребовало от него дополнительного сгибания ног (фиг. 2). С выходом на крутой участок спортсмен увеличил наклон вперед, его стойку отличает свободное положение рук, вынос их вперед с легким, маятниковым движением палок, заканчивающимся обычно кратковременным уколом (в данном случае без него). Общий рисунок верхней части тела во всех позах почти одинаков и производит впечатление закрытой стойки. Но это и есть особенность современной техники поворота в слаломе-гиганте — без ярко выраженного бокового сгибания в пояснично-тазовой области, на почти выпрямленной внешней ноге, при резаном скольжении. Это то общее, что сейчас присуще всем сильнейшим горнолыжникам мира. При отталкивании (фиг. 3) он переносит вес тела одновременно с шагом с внешней на выдвинутую вперед левую лыжу. Подтягивание внешней лыжи начинает с отрыва носка, для этого оканчивает толчок через пятку, но без подседа. В результате на фиг. 3 и 4 он оказывается в лучшем положении, вполне контролируя свое тело и лыжи. Продолжая какой-то момент скользить на внешнем канте левой лыжи, постепенно перекантовывает ее на внутреннее ребро — таким образом в сопряжении дуг (фиг. 4 и 5) осуществляет полный цикл плоскорезаного скольжения.


Рис. 93. Резаный поворот с широким отведением внешней лыжи и мягкой пересадкой на внутреннюю
исполнение поворотов в слаломе-гиганте
Рис. 94. Типичное исполнение поворотов в слаломе-гиганте
Криста Кинсхофер
Рис. 95. Криста Кинсхофер отличается хорошим стилем и изяществом прохождения трасс

В заключение разговора о технике слалома-гиганта проанализируем кинограмму сопряжения двух обычных поворотов в исполнении спортсменки Кристины Кинсхофер (ФРГ) (рис. 95). Заканчивая на прогнутой внешней лыже первый резаный поворот (фиг. 1), она плоскорезаным скольжением переходит во второй (2), начинает резаный поворот налево, сохраняя наклон вперед в основной фазе (4). В конце дуги она, сохраняя основную стойку, давлением через каблук усиливает прогибание задника внешней лыжи и, завершая «пересадку» на левую лыжу, с носка подтянет к ней правую. На фиг. 5 ясно видно, что носок правой лыжи уже находится в воздухе, в то время как пятка еще «режет» дугу. Что касается положений туловища и рук с палками, то они соответствуют общей схеме и похожи на ту, какую мы видели на рис. 94: переход из одного поворота в другой происходит без укола палкой, стойка открытая — туловище в основном фронтально движению, ворота проходятся без касания древков. Аналогичные стойки мы видим на рис. 110, а и 110,6 у олимпийских чемпионов 1984 года.
Что касается тактики прохождения трасс слалома-гиганта, то с переходом к укороченным трассам и определению результатов по сумме двух попыток она стала значительно ближе к слаломной. Уплотненная расстановка ворот, возросший риск при двукратном прохождении, почти двойная продолжительность соревнований, проводящихся в один день, — все это дает значительную физическую и, главное, психическую нагрузку. В этой связи особое значение приобретает волевая подготовка спортсмена.
На тактике спуска существенно сказывается крутизна склона, так как на длинных дугах слалома-гиганта очень легко «перебрать» скорость и не вписаться в оптимальную траекторию. Оптимальной мы называем такую траекторию, скольжение по которой дает наилучший результат при данном уровне технического мастерства, спортивной формы, которыми обладает слаломист на сегодняшний день. Таким образом, этот термин носит собирательный характер, учитывающий и стабильность спуска.
Стабильность спуска при двух попытках является немаловажным фактором. Она во многом определяется надежностью технической и психологической подготовки спортсмена и его умением чувствовать оптимальную скорость.
Оптимум скорости, оптимум траектории, оптимум риска, оптимум технической и волевой подготовленности суть слагаемые спортивной формы горнолыжника.