Предолимпийская неделя 1971 года

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Морк и Белоусов, должно быть, больше всех верили в свои силы, ь то, что на большом трамплине все будет по-другому, что им удастся сделать два хороших, ровных прыжка. Остальные были взволнованы больше обычного разочарованиями и огорчениями от собственных неудачных тренировочных прыжков. Но результаты выступлений оказались хуже предполагаемых. Рекорд Касаи на новом трамплине был 107,5 метра, а за несколько дней до нашего приезда он, говорят, на тренировке прыгнул на 112 метров. Организаторы ожидали, что на этих соревнованиях с сильной международной конкуренцией будет установлен новый рекорд. Было всего лишь пять прыжков за 100 метров.

Для меня лучший мой тренировочный прыжок на 102 метра стал неосуществимой мечтой. А Морк, наоборот, выступил прекрасно. На тренировке и в пробном круге его прыжки были неважными, на соревнованиях же он прыгнул на 103 и 101 метр и занял первое место.

Хорошими оба прыжка были лишь у Морка и Белоусова, остальные испортили по крайней мере один, а некоторые и оба прыжка. 30 тысяч зрителей были разочарованы четвертым местом Касаи и девятым Аоти.

И хотя в первом и втором кругах я отставал от фаворита Касаи всего лишь на один метр, моих прыжков хватило не более как на седьмое место.

Предолимпийская неделя окончилась. Нужно было подвести итоги. Мои спортивные результаты — пятое и седьмое места на среднем и большом трамплинах. Выступления могли быть лучше, но не могу сказать, что я был сильно разочарован. Многие конкуренты приехали в Саппоро заранее, у них было больше времени на акклиматизацию, они приехали в сопровождении тренеров и врачей — это касается прежде всего спортсменов СССР и ГДР (команды этих стран прибыли сюда на одиннадцать дней раньше нас), а также команд скандинавских стран. Плохо, что из нашей команды я был один. Я привык все обсуждать с друзьями, надеяться на взаимную поддержку и совет. Но главное — я не нашел «общего языка» с большим трамплином, не смог побороть общую усталость, возникшую в результате разницы во времени, смены обстановки и массы впечатлений.

А общее впечатление? О Японии мы много читали, в основном это были статьи, восхваляющие организаторское совершенство, вежливость, предупредительность японцев. Мы ждали от Японии чуть ли не чуда, которого мы там, конечно, не увидели. Однако мы не предполагали, что могут произойти недоразумения, вытекающие именно из тщательнейшего соблюдения заранее намеченных планов и неспособности и нежелания импровизировать. Вот один пример: тренировки начинались в обеденное время, и никто не сумел обеспечить нас обедом, передвинув время тренировки, так что нам пришлось запасаться едой уже во время завтрака.

Могу привести один курьезный случай, причиной которого явилось строгое соблюдение существующих предписаний. Речь идет об интервью с журналистами. Каждый журналист должен был заполнить анкету-заявление на разговор со спортсменом; спортсмен должен был выразить свое согласие, и лишь после этого разговор мог состояться. Я дал свое согласие на интервью одному журналисту и быстро ответил на все его вопросы — за соблюдением отведенного времени следил специально приставленный к нам комиссар. И лишь позже я узнал, что внизу, у портье, разыгралась целая драма. Дело в том, что интервью у меня брал не тот журналист, который подал заявление. И хотя он был очень удивлен, что сразу был допущен ко мне, но ничего не сказал, получил свое и исчез. Тот, «настоящий», пришел почти сразу после него, напрасно пытался доказать, что у него есть разрешение на интервью со мной, что я жду его. Он так и не попал ко мне.