Предолимпийская неделя 1971 года

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Но я был бы несправедлив по отношению к организаторам предолимпийской недели, если бы не упомянул о ее больших достоинствах. Питание и гостиница были отличные. Опасения, что мы не сможем есть японские блюда, можно было отбросить совсем, так как в широком выборе в меню была представлена и типично европейская пища. В каждом номере были холодильник, радио, телевизор, кондиционер, ежедневно мы получали свежее кимоно, полотенца, постельное белье — в этом отношении забота о спортсменах была идеальной. Я должен добавить, что мы жили в гостинице; Олимпийская деревня еще только строилась, и я не знал, встретимся ли мы с подобным комфортом на самой Олимпиаде.

Стадионы, трамплины и другие спортивные комплексы были отлично подготовлены к соревнованиям. Организаторов, монтажников, ремонтников, просто людей из организационного штаба было иногда даже слишком много. И каждый старался сделать свою работу как можно лучше, но зато, если отвинчивался какой-нибудь винтик, выходил из строя весь связанный с ним комплекс.

Из олимпийских спортивных комплексов я был в открытом зале Микоманаи с ледяной ареной для хоккеистов и фигуристов, на стадионе, предназначенном для скоростного бега на коньках, и в лыжном центре гонщиков. Все три стадиона были прекрасно оборудованы. И наша лыжница Гелена Шиколова согласилась со мной, что лучше трасс, пожалуй, не найти. Она в лыжных гонках заняла те же места, что и я на трамплинах,— пятое и седьмое. Но у нее было право быть более довольной собой, чем я, ибо она не защищала в Саппоро звание олимпийской чемпионки.

Домой мы везли целый мешок рекламных брошюр, заметок, записных книжек. Мы были в роли «первопроходцев»; нашей задачей было обработать весь материал для дальнейшей подготовки к Олимпиаде. Чаще всего я мысленно возвращался к тому загадочному девяностометровому трамплину. Сказать правду, он пугал меня, как призрак, целый год, вплоть до самой Олимпиады».

По прибытии из Саппоро лыжников ожидал сюрприз. Еще на аэродроме они узнали о фокусах, подстроенных зимой. Либерецкие организаторы безупречно подготовили все для предстоящего чемпионата республики, но не хватало главного — снега. Поэтому чемпионат был перенесен в Татры. Сразу же из Праги Рашке нужно было ехать на Штрбске-Плесо, куда он добрался в пятницу утром. Несмотря на усталость после долгой дороги, он решил потренироваться накануне чемпионата хотя бы день, но из-за плохой погоды оказался у трамплина один, другие не пожелали рисковать. Все члены команды, пока Рашка был в Японии, участвовали в «Кубке Татр» 1971 года, а после этого остались в Штрбске-Плесо на традиционный сбор.

На среднем трамплине соревнования проходили в сильном тумане, Впервые звание чемпиона республики завоевал Рудольф Гёнл. Он еще раз подтвердил свою отличную форму, продемонстрированную на «Кубке Татр», его преимущество перед вторым прыгуном — Кодейшкой — было внушительным. Третьим был Матоуш, четвертым — Долежал, пятым — Рашка. При труднейших погодных условиях совсем не удивляли падения обычно хорошо приземляющихся Губача, Рыдвала и Дивилы.

На другой день на большом трамплине старая гвардия пошла в наступление, пытаясь вернуть потерянные позиции. После первого круга лидировал Губач (104 метра), Рашка отставал от него на метр, Кодейшка — на два. Семь прыгунов преодолело стометровую границу. Такое трудно вспомнить в истории чехословацкого спорта! При этом во втором круге все участники были охвачены стремлением прыгнуть как можно дальше. Прыгнув на 104,5 метра, Рашка стал лидером. Матоуш приземлился на полметра дальше, но упал. Больше всех отличился Губач, который выполнил прекрасный прыжок на 106,5 метра и стал, таким образом, чемпионом; на втором месте был Рашка — уже третье соревнование подряд на этом трамплине.