Я мыслю — значит я побеждаю

Именно так, например, действовал против Лихачева Лейус на московском международном турнире в марте 1964 года. Он обрушил на Лихачева каскад разнообразнейших ударов, и тот, не умея предвидеть замыслы противника, растерялся перед шквалом мячей, то подрезанных, то крученых, то летящих косо к боковой линии, то словно взлетающих на гребне мягкой волны.

Очень любил рваный ритм Озеров. Часто он начинал встречу в максимально быстром темпе. Случалось, что противник оказывался готовым к стремительным действиям и охотно принимал вызов. Убедившись, что быстрый темп выгоды не принес, Озеров переходил — временно! — на несколько замедленную игру, чтобы потом, в подходящий момент, снова вернуться к прежней тактике. Так он повторял иногда несколько раз, в конце концов сбивая противника с толку этим неожиданным переключением скоростей.

Намечая перед той или иной встречей тактический план, теннисист обязательно учитывает особенности стиля противника, его сильные и слабые стороны, качества его характера, одним словом, все то, что так или иначе, прямо или косвенно сказывается на его игре.

Правда, иногда можно услышать от какого-нибудь теннисиста, что ему важно не то, с кем он играет, а то, как он играет. Один английский теннисист так и заявлял: «Какое мне дело до того, что делает противник? Победу или поражение дает лишь то, что делаю я сам.»

На первый взгляд в таком утверждении есть известная логика. Но это только на первый взгляд. В действительности же все бывает иначе. Потому что все, что делает теннисист на корте, он делает не «сам», а во взаимодействии с противником, преодолевая его сопротивление, то есть в борьбе. А это значит, что какие бы гордые слова игрок ни произносил, его действия на корте полностью связаны с тем, что делает противник.

Рассказывают, что Эдуард Негребецкий в своей подготовке к состязаниям мало считался с особенностями игры своих соперников. Такая точка зрения основана на недоразумении. Негребецкий, конечно же, специально готовился к встречам со своими главными соперниками. Однажды именно из-за того, что Негребецкий задолго до состязаний «нацелился» на Озерова, судьба сыграла с ним злую шутку.

Готовясь к очередному чемпионату страны, который проходил в Тбилиси, Негребецкий специально вытренировал свои удары так, что мяч в большинстве случаев шел под левую руку противника. Объяснялось это тем, что у Озерова — основного соперника Негребецкого — Удар слева был значительно слабее удара справа.

Но Негребецкому в этот раз так и не пришлось проверить свою идею на практике. Дело в том, что в четвертьфинале ему встретился Семен Фридлянд, теннисист, намного уступавший Негребецкому по классу игры, но на беду того обладавший очень хорошо поставленным ударом слева. Для Фридлянда нет ничего лучше, чем когда ему бьют под левую руку. Негребецкий, верный своему заранее составленному и отрепетированному плану, так и делал! С ужасом убедившись, что проигрывает, он пытался на ходу перестроить тактику, но оказалось, что это не так просто. В результате Негребецкий потерпел обидное поражение, став жертвой своего же замысла, а вернее — односторонней, рассчитанной на борьбу только с одним Озеровым подготовки.

Здесь мы познакомились со случаем, когда был припасен не очень удачный тактический сюрприз. Разумеется, такие трагикомические истории происходят не так уж часто. Обычно же заранее припасенная хитрость доставляет противнику немало хлопот. Не случайно большие мастера всегда специально готовятся к встречам между собой и обычно пускают в ход какой-нибудь неожиданный тактический ход.

Озеров и Белиц-Гейман встречались на корте много-много раз, и всегда их поединки проходили по-разному, были не похожи один на другой. Белиц-Гейман обычно старался экономить свои силы. Часто в ходе игры, выбегая к сетке, он затем неторопливо собирал мячи, медленно занимал исходную позицию.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7