Вертолетный спорт

Что такое вертолет? Винтокрылый летательный аппарат с вертикальным взлетом, воздушный вездеход, «подъемный кран», грузовик, почтовый работник, «геолог» и... «спортсмен».
Да, да, самый настоящий спортсмен. Если, конечно, летает на нем тоже настоящий мастер.
... Однажды американские специалисты дали задание электронно-вычислительной машине. Она должна была определить лучших мастеров авиаспорта. Втайне специалисты рассчитывали на то, что первыми окажутся их соотечественники. Однако машина, пораскинув, как говорится, своими электронными мозгами, составила совсем другой список. Первые три места в нем заняли советские спортсмены. А на самое первое место она поставила абсолютного чемпиона мира, вертолетчика из города Владимира Александра Капралова.
Вертолетный спорт — впрочем, как и сама машина — молодой. И у нас и за рубежом. Первый чемпионат СССР по вертолетному спорту был разыгран всего лишь в 1958 году. Но за эти годы наши спортсмены-вертолетчики стали мастерами самого высокого класса. И то, что А. Капралов возглавил список лучших авиаспортсменов мира, совсем не случайно.
...Чемпионат мира 1973 года состоялся в Англии на базе королевских военно-воздушных сил в Мидлл-Уоллопе.
На таких крупных состязаниях советские вертолетчики выступали впервые, и никто из участников всерьез их не принимал. Думали, что русские приехали поучиться и набраться опыта. А получилось на самом деле вот что.
Программа чемпионата была очень сложной.
В первый день все участники должны были участвовать в «вертолетном ралли». От площадки отеля, где они жили, до базы ВВС Мидлл-Уоллоп. Время полета определила судейская коллегия. И условия тоже. Если летчик приходил к финишу раньше или позже, он получал штрафные очки. От максимального балла в 180 очков за каждую секунду снималось одно очко.
Второе упражнение называлось так: «полет по замкнутому стокилометровому маршруту с определением тридцати шести указанных незадолго до старта ориентиров». Под этим длинным названием скрывалось не что иное, как разведывательный полет над незнакомой территорией. И надо было не просто разглядеть ориентир — церковь, мост или силосную башню, — а еще и сказать, из какого материала они построены: из камня, дерева, металла или из чего-нибудь еще. И время тоже ограничивалось. На весь полет — один час. Прилетел на минуту позже — штрафное очко. Не рассмотрел ориентир — еще одно. Не понял, из чего он сделан, — сразу два.
Потом был высший пилотаж. В квадрате английского неба размером всего лишь 500 X 500 метров пилот в течение трех минут демонстрировал судьям и зрителям произвольную программу. Это упражнение пилоты должны были выполнять в одиночку, без штурмана и полагаться только на свое мастерство и смелость.
После этого — «спасательная операция», в которой на самом деле никого не спасали. Всего-то нужно было с высоты 10 метров спустить на стол судейской коллегии ведро с водой. Но как! Ведро должно было стать точно в центр этого стола. Из него не должно  было выплеснуться ни капли воды. И все это нужно было успеть сделать за считанные минуты.
Ну и наконец, экипаж вертолета должен был протащить по ломаному коридору груз и сделать при этом два разворота.
В общем, работа предстояла серьезная. И в первых же упражнениях случилось неожиданное. Неожиданное для соперников. Советский экипаж, в котором пилотом был Александр Капралов, а штурманом — Лев Чекалов, сразу вышел вперед в «ралли». Только три штрафных очка смогли у них вычесть придирчивые судьи. В разведывательном полете они были третьими. И этого они добились в соревнованиях с английскими пилотами, которые не только зачетные ориентиры, но каждое деревце вокруг своей базы знали назубок. «Как это мы все могли «прозевать» советскую команду, уму непостижимо», — писал английский корреспондент.
И чем дальше, тем больше поражались видавшие виды специалисты и пилоты. Произвольный комплекс высшего пилотажа Капралов выполнил так блестяще, что вызвал у участников и зрителей восторженные аплодисменты. Фигуры, разработанные советскими спортсменами — вираж хвостом вперед, горка назад, вираж боковой хвостом наружу и другие,— восхитили всех. Английский военный ас так сказал о Капралове: «Если оценивать по десятибалльной системе, то за смелость и решительность спортсмену следовало выставить оценку «десять», а за оригинальность композиции «десять с плюсом».
После чемпионата мира в Мидлл-Уоллопе западные газеты и журналы много писали о мастерстве Капралова. Его полеты были засняты на пленку, и по ним учили летному мастерству английских военных пилотов. А одна европейская фирма устроила заочные соревнования между Капраловым и «роботом» — вычислительной машиной, в память которой было записано все лучшее из арсенала западных вертолетчиков. Сначала смотрели, как действовал на экране Капралов, а потом смотрели, что в этих обстоятельствах предлагала машина. Победа Капралова была безусловной. И в Америке он победил тоже — теперь уже американскую вычислительную машину. И это очень примечательно. В такой сложной и тонкой работе машина не соперник человеку-пилоту. Да еще такому, как Капралов.
А научился летать Капралов во владимирском клубе ДОСААФ. Так называют Добровольное общество содействия армии, авиации и флоту. Сначала Капралов освоил спортивный ЯК-18, а потом пересел на вертолет.
Кстати, и во время чемпионата и долго после него газеты писали о «господине ДОСААФ», который совершенно бесплатно учит спортсменов летать на самолетах и вертолетах. И очень удивлялись этому. Ведь на Западе одни спортсмены рекламируют продукцию фирм. Другие — военные летчики. Третьи — состоятельные люди — выступают на собственных машинах. И это там было понятно. Но чтобы просто так, без выгоды, бесплатно снабжать дорогой техникой и обучать летному мастерству... Это непонятно.
Вот так проходил и так закончился один из мировых чемпионатов. После него наши вертолетчики стали признанными лидерами. Ведь на чемпионате победил не только А. Капралов. Победил и женский экипаж Тамары Егоркиной и Люды Беспаловой. Да и остальные пилоты летали так, что команда СССР стала первой.