Олег Степанов

—       Легко ли быть рыцарем? — Олег Степанов, наш первый бронзовый призер Олимпийских игр по борьбе дзюдо, улыбается. — Вы знаете, в каком году мы впервые услышали о дзюдо? — Он интригующе молчит, а затем сообщает: — В 1962!
Я не понимаю, о чем это он, а потом вспоминаю дату Олимпиады, на которой Степанов занял третье место,— 1964 год...
—       Мы тогда только что услышали об этом виде борьбы, но потом стало известно, что с 1964 года дзюдо войдет в программу Олимпийских игр, и было решено некоторых самбистов срочно «переделать» в дзюдоистов. Если учесть, что японский профессор Дзигаро Кано создал дзюдо почти сто лет назад, а с конца XIX века им занимались во многих странах Европы, Азии и Америки, то можно понять, каково было нам — новичкам... Что же касается рыцарства,— Степанов вновь замолкает,— то в дзюдо иначе нельзя. Как и любой вид спорта, зародившийся на Востоке, он имеет свою философию и глубокую культуру. Если вы видели соревнования по дзюдо, то обратили внимание, что, прежде чем начать схватку, спортсмены становятся на колени и приветствуют друг друга. Здесь не имеет значения что один из противников, скажем, чемпион мира, а другой дебютант соревнований. Если же у участников не в порядке Кимоно, судья останавливает схватку и просит поправить одежду. В спорте все должно быть красиво — и выполнение приемов, и внешний облик.
Нужно добавить к словам Олега Степанова, что любой вид спорта требует от спортсмена высокой культуры поведения. Само название — физическая культура — говорит о принадлежности к понятию высокому, нравственному. Недаром любое соревнование начинается с ритуала приветствия — соперника, судей, зрителей, а заканчивается обязательно с благодарности друг другу за умение бороться и побеждать или проигрывать с достоинством.
Без этого не было бы спорта. Любая Олимпиада начинается с олимпийской клятвы, которая гласит: «От имени всех спортсменов я обещаю, что мы будем участвовать в Играх, уважая и соблюдая правила, по которым они проводятся, в истинно спортивном духе, во славу спорта и во имя чести своих команд». На Олимпиаде в Москве почетное право произнести клятву от имени спортсменов всех континентов получил наш прославленный гимнаст, человек, заслуживший это право умением бороться честно, Николай Андрианов.

Далее Степанов вспоминает:
— Первый раз мы побывали в стране Восходящего Солнца в 1963 году по приглашению японской федерации. Нас сразу же поразило то, что в Японии дзюдо — спорт номер 1. Им занимается пять миллионов человек. Одного этого факта было достаточно, чтобы привести нас в замешательство. Пришлось призвать на помощь слова великого русского полководца А. В. Суворова: «Тяжело в учении, легко в бою». Итак, мы приехали учиться. И ничего, что до Олимпиады оставался всем год. Надо было пошире «раскрыть» глаза и уши, ловить каждое слово, запоминать каждое движение...         
После этой поездки Степанов привез семь общих тетрадей, исписанных от корки до корки. То, что не смог записать словами, зарисовывал. Есть в тетради и такая запись: «Сегодня были на тренировке в токийском университете. Поражает удивительная тишина в зале и дисциплина занимающихся. Говорит только тренер. Его слушают с почитанием и благоговением. Большинство занимающихся — женщины! Мы посмотрели, как они мастерски проводят приемы, и призадумались, что же тогда покажут мужчины».
Удивляться нечему. В Японии дети — и мальчики, и девочки— начинают заниматься дзюдо с пяти лет. Дзюдо является обязательным предметом и в школах, и в институтах.
Еще одна запись из дневника Степанова:
«Нужно отметить большой интерес к нам. Тут все, что связано с дзюдо, вызывает внимание. Все нам хотят помочь. Даже семилетние дети нас учат. На улице какие-то незнакомые люди, которые, видимо, наблюдали за нами во время товарищеских матчей (кстати, мы все проиграли), кланяются, говорят приветственные слова».
Был у Степанова в то первое посещение им Японии и курьезный случай. После встречи с дзюдоистами в институте Рекю из публики в зал спустилась женщина, сбросила туфли и стала показывать, какую ошибку он совершил в последней схватке и как ее можно было избежать. Переводчица объяснила:
—       Эта дама говорит, что у вас большое будущее. Она сказала, что придет болеть за вас во время Олимпиады.
Степанов улыбнулся:
—       Туда еще нужно попасть.
Переводчица обменялась несколькими фразами с японкой и добавила:
—       Она считает, что вы обязательно попадете на Игры, и прогнозирует, что составите серьезную конкуренцию японским спортсменам.
Перед отъездом на Олимпиаду в Токио тренеры были настроены не слишком оптимистично. Они говорили, что в конце концов, один из девизов Олимпиад гласит, что главное не победа, а участие, и высоких результатов от советских дзюдоистов никто не ждет.
Олег был настроен иначе. Чувствовал, что год прошел не даром. Он много тренировался самостоятельно, используя записи, сделанные в Японии. Учил не только приемы, но и шаги, перемещение по татами.
... Во время Олимпийских игр японские болельщики, потеряв традиционную сдержанность, страстно поддерживали своих соотечественников. Но нужно отдать им должное. С неменьшим пылом любители дзюдо приветствовали и любой красивый прием, выполненный борцами из других стран.
Степанов, неожиданно для специалистов, да и для себя тоже, удачно провел предварительные схватки и попал в поединок за третье место. На первой же минуте соперник провел бросок. Олег, не успев сгруппироваться, больно ударился лицом о пол. Почувствовал неприятный сладковатый привкус крови. Схватку остановили. У борца были рассечены бровь и лоб.
—       Нитки есть? — крикнул Олег товарищам по команде!
Парнаоз Чиквиладзе оказался запасливее остальных. У него
нашлась катушка с нитками и иголка.
—       Зашивай! — приказал Степанов.
Парнаоз засомневался:
—       Может, с соревнований снимешься?
—       Зашивай! — стоял на своем Олег. — Да вытерплю я, не такая уж сложная операция.
Возвращение «заштопанного» Степанова на татами японцы приветствовали стоя.
И он победил, завоевав первую бронзовую награду для советской команды.
Ныне наши дзюдоисты считаются одними из самых сильных в мире, но имя Степанова всегда будет называться первым в списке лучших представителей этого вида борьбы. И дело даже не в его награде.
Трудно провести черту между такими качествами спортсмена, как, рыцарство и воля, мужество и стремление к своей цели. Ни одно из этих качеств не существует само по себе.
Но без рыцарского отношения к спорту, к своим соперникам, к самому себе, согласитесь, спорт потерял бы свою привлекательность.
А вопроса о том, легко или трудно быть рыцарем, как вы поняли, для истинных спортсменов не существует. Рыцарское поведение для них — аксиома, истина, не требующая доказательств.