Стиль Окинавы

Иосиф Линдер, президент Федерации джиу-джитсу СССР, официальный представитель Международного окинавского союза боевых искусств (ИОМАУ)

Самолет, слегка качнув крыльями, мягко садится на бетонную полосу аэродрома Далласа. Я устало выхожу из салона — это уже четвертый перелет за сутки. Иду к выходу, гадая, встретят ли меня? Опасаться есть чего: из-за сложностей с билетами дату прилета на техасскую землю, где расположен хомбу (главный зал, верховное святилище) окинавских стилей джиу-джитсу, пришлось перенести. Я прилетел в США как официальный представитель своей страны для стажировки у международного директора Окинавского союза боевых искусств, президента Джукокай-интернешнл доктора Рода Сахарноски, Соке, мастера 10-го дана. Доктор Сахарноски — известный мастер, ученик и последователь знаменитых окинавских наставников Шиана Тома, руководителя Сейдокана, и Фумона Кизе, руководителя Теншинкана,— двух ведущих «фамильных» университетов Окинавы, которые передали ему право на ведение всей международной деятельности.
Размышления прерываются. Я выхожу из длинного коридора аэропорта в зал ожидания и прохожу сквозь строй встречающих. Среди множества табличек вижу одну с моим именем. Подхожу. Меня встречает молодой мужчина крепкого телосложения с открытым, приятным лицом. Ховард Фюст. Ему 35 лет, он бизнесмен, директор крупной фирмы, примерно 10 лет активно занимается джиу-джитсу, из них последние пять лет под руководством Соке. Наша недолгая поездка по ночному Далласу завершается у отеля «Колони Парк», где для меня забронирован номер.
Утром в холле отеля меня встречают Ховард, Соке и его супруга Мери Сахарноски. Соке представляет мне примерный регламент моего пребывания в хомбу: тренировки, экзаменационные выступления, стажировка в полицейском департаменте и академии полиции, заключительная показательно-экзаменационная программа. Все это будет проходить параллельно с подготовкой договора о сотрудничестве, положения которого будут зависеть от успешности моих экзаменов.
Род Сахарноски из своих пятидесяти двух лет более сорока отдал изучению боевых искусств Окинавы. Более четверти века он занимался под руководством фамильных мастеров Окинавы, продолжающих родовую традицию на протяжении шести-семи столетий. В прошлом сам профессиональный мастер, доктор Сахарноски, став наставником, взял за основу систему окинавских учителей, обобщив методику преподавания и педагогические приемы, что позволяет его ученикам проникнуться духом традиционного восточного искусства.
Мне многое довелось повидать в центрах, институтах и академиях джиу-джитсу в разных странах, но то, что я увидел в хомбу под руководством Соке, впечатляло. На семинарах Соке все работают вместе, и опытные мастера встают в пары с младшими учениками, помогая им осваивать искусство. Род Сахарноски, получивший докторскую степень в области психологии и педагогики, обучает своих учеников принципам окинавского джиу-джитсу, его основополагающим элементам, формирующим прочный базис. Став мастером, ученик сможет на этой базе возвести то здание, которое подскажет ему его интуиция. Так технический арсенал обогащается новыми приемами, новыми комбинациями и не теряет свой потенциал с уходом из жизни великого мастера. Это древний закон школы — ученики должны идти дальше учителя, и задача наставника дать в их руки принципы и методы, позволяющие уверенно продвигаться по пути, а не искать потерянную тропу ощупью во тьме.
Доктор Сахарноски выходит перед строем мастеров и учеников, прибывших на семинар, и на мгновение замирает. Звучит команда «Рэй!», и все приветствуют Соке ритуальным поклоном. Тренировка начинается. После разминки и повторения основных элементов базовой техники я с трудом вхожу в ритм тренировочных нагрузок — сказывается сорокаградусная жара и девятичасовая разница во времени. Но сдаваться нельзя: каждая тренировка — это этапы моего экзамена, который будет продолжаться столько, сколько потребуется. Завершается второй час тренировки, и наступает мой черед. Партнеры сменяют один другого, и по желанию Соке я демонстрирую определенный раздел, показывая все доступные мне технические варианты.
...Мы входим в зал для пресс-конференций Даласского университета «СМУ»— дорогого и очень престижного учебного заведения, на спортивной базе которого работает один из клубов, возглавляемых учениками Соке. Доктор Пай — один из «отцов» университета открывает пресс-конференцию, посвященную завершению работы над положениями договора о сотрудничестве Международного союза боевых искусств Окинавы с Федерацией джиу-джитсу СССР и Центральной школой джиу-джитсу. Впервые гражданину СССР даются права представлять одну из ведущих международных организаций в области джиу-джитсу не только на территории Советского Союза, но и в Европе. Доктор Сахарноски и я подписываем текст договора, мне передаются официальные печати, подтверждающие международные права ее обладателя. Если бы кто-нибудь в период запрета на восточные единоборства в СССР предположил что-нибудь подобное, то это в лучшем случае расценили бы как шутку. Ведь и сейчас советских представителей школы особо рьяные «коллеги» считают пасынками. Очень хорошо помню отношение ко мне со стороны представителей международных организаций во время первых официальных выездов: желание помочь, дружеское участие со стороны одних и пренебрежение, а иногда и явная враждебность со стороны других. Причем такое отношение ощущалось не только за столом переговоров, но и на татами во время поединков...
И вот Соке передает мне документы, определяющие мои права как официального представителя Международного Окинавского союза боевых искусств (ИОМАУ). На этом работа не завершена—мне предстоит последний этап экзамена, который окончательно определит мой технический уровень подготовки.
...Зал наполнился почти мгновенно: по углам татами и в его центре на треногах замерли камеры, участники экзаменационно - демонстрационной презентации и зрители расположились на своих местах, мои ассистенты разминаются в углу зала, готовясь помочь мне на завершающем этапе экзаменационного марафона. Накануне завершилась моя программа подготовки в тактической ассоциации офицеров полиции— специальном подразделении по борьбе с терроризмом. И сегодня предстоит подвести итог интенсивной программы пребывания в хомбу. Волнение мгновенно исчезает, как только я выхожу на середину татами и ритуальным поклоном приветствую Соке и зрителей. Почему-то последний этап экзамена показался мне самым легким, хотя по продолжительности он заметно превосходил все предыдущие. В небольших перерывах свое мастерство демонстрировали ученики Соке. Присутствующие увидели разнообразные старые ката различных школ Окинавы, работу с традиционным оружием, технику старого окинавского каратэ, искусство айки-джиу-джитсу. Ключом программы была демонстрация умения концентрировать энергию на определенных участках тела. Ученики Соке подставляют под удар горло, пах, шею и корпус, выдерживая достаточно сильные удары без какого-либо вреда для организма. Подобное мастерство достигается многолетней кропотливой работой с постепенным усложнением программы.
Наконец моя программа завершена, и я устало сажусь на край татами, ожидая решения строгого продолжателя древней окинавской традиции. Время ожидания тянется ужасно медленно. Но вот наступает самый волнующий момент — Соке объявляет результаты экзаменационной программы. В первый момент я не могу поверить переводу и вопрошающе смотрю на доктора Сахарноски! Он, поняв мое недоумение, улыбается и повторяет высокую степень Ханши — мастера 8-ого дана по джиу-джитсу и традиционному (неспортивному) дзюдо. Мои способности в области кобудо (работы с прикладным оружием) оценены степенью Шихана — мастера 4-го дана. Соке передает мне международные сертификаты и красно-черный пояс. Вокруг творится что-то невообразимое: аплодисменты, слова приветствия, поздравления...
...Мы беседуем с Соке, наслаждаясь прохладой, созданной мощными кондиционерами. Соке посвящает меня в историю одного из ведущих институтов фамильных боевых искусств Окинавы — Сейдокан каратэ и кобудо (СКиК), которую он узнал от прямого продолжателя фамильного стиля и одного из своих окинавских наставников — Шиана Тома. История жизни Шиана Тома является воплощением истории СКиК.
Шиан Тома родился на острове Окинава в 1929 году. Во время войны он вместе с семьей переехал в Осаку, но вскоре после ее окончания вернулся на Окинаву и был принят учеником к Шиджато Сокиши, у которого он совершенствовался на протяжении 20 лет. Сам Сокиши почерпнул свои знания у Чёджуна Мияги (1888—1953), основателя системы Годзёрю, и у Татсуо Шимабуку, умершего в 1975 году, основателя системы Ишинрю.
Шиан Тома вспоминал, что во времена его молодости между стилями не было таких сильных различий как сегодня,— в те дни все это просто называлось окинавским каратэ, характерным элементом которого было обучение малому количеству ката, а то и просто одному-единственному. Постепенно вследствие обмена информацией между учителями об особенностях своих стилей число ката в каждом из них росло. Так, мастер Сокиши учил 4 ката — сейсан, санчин, чинто и бо, причем каждое ката Сокиши изучал у определенного мастера-наставника, являющегося «хозяином ката». Например, ката санчин, характеризующееся сильным внутренним дыханием, Сокиши осваивал под руководством великого мастера Шогина Мияги, преподававшего одно время в полицейской академии на Окинаве, в которой обучался Сокиши, по профессии полицейский. Шиан Тома также имел возможность несколько раз демонстрировать свое искусство ката санчин перед великим мастером Мияги, что помогло ему постичь некоторые внутренние секреты этого важного ката.
Малое количество ката в старых школах способствовало тому, что каждое из них изучалось с особой тщательностью. Так, Тома осваивал ката сейсан целый год, и только после этого наставник позволил ему начать освоение ката санчин. Именно такая строгость и последовательность в изучении ката является причиной высочайшего искусства их исполнения окинавскими мастерами, демонстрирующими поразительную точность и четкость движений.
В начале 60-х годов молодой мастер Шиан Тома вошел во Всеяпонскую ассоциацию каратэ, которую тогда возглавлял великий мастер Зенриу Шимабуку, ученик знаменитого Чётоку Кьяна (1870—1945), основателя шобаяши стиля шоринрю. Чётоку Кьян имел немало знаменитых учеников, таких, как Ясут-сунэ Итосу, Эйзо Шимабуку, который после смерти Зенруо Шимабуку в 1970 году возглавил направление шобаяши шоринрю, Шосин Нагаминэ, основатель ветви матсубаяши стиля шоринрю.
У великого мастера Шимабуку Шиан Тома освоил большинство ката: вансу, анаку, пассай, пинан 1—5, най-ханчи, пассай-сол, годзюшихо, кушанку, тонфа, кама. Эти ката, а также ката сейсан, санчин, бо и определили направление школы Шиана Тома, ставшее впоследствии известным под названием шоринрю каратэ.
В середине 60-х годов во Всеяпонской ассоциации каратэ произошел
раскол, причиной которого послужил традиционный метод спарринга при полном контакте, использовавшийся на Окинаве. Для практики подобного типа спарринга необходимо защитное снаряжение, такое же, как в кендо, что, однако, не всегда спасает от нокаутов. Всеяпонская ассоциация каратэ своей основной задачей ставила слияние японских и окинавских стилей каратэ, но традиционно японским методом спарринга был и остается бесконтактный метод. Поэтому многие «жесткие» окинавские мастера, в том числе и Шиан Тома, образовали Окинавскую ассоциацию кемпо. Эта ассоциация, просуществовав несколько лет, в 1968 году слилась со Всеокинавской ассоциацией каратэ и кобудо, которую возглавляет великий мастер Сейкичи Уехара, являющийся наследным продолжателем и главой системы мотобурю-бу-джитсу. Система мотобурю — это малоизвестное окинавское боевое искусство, которое восходит к древним боевым методам самураев. Оно несколько напоминает широко распространенное в западном мире айкидо. Техника бросков и блокировки суставов мотобурю является древним направлением айки-джиу-джитсу.
Великий мастер Уехара был учеником Чой Мотобу, брата легендарного Чеки Мотобу, а тот, в свою очередь, изучал методы вооруженной и невооруженной борьбы, впоследствии ставшей известной как мотобурю, у старого воина Сокона Матсумура. Другое название мотобурю — го-тэн-тэ, что дословно означает «дворцовая рука». Само название подчеркивает тот факт, что на протяжении многих веков это боевое искусство было достоянием окинавских правителей. Оружие, используемое в мотобурю, не отличается от традиционного японского арсенала бу-джитсу: катана, яри, наги-ната, нун-чаку, тантою. Таким образом, мотобурю представляет собой окинавский вариант японской самурайской традиции.
У мастера Уехара Шиан Тома выучил сложную технику бросков, блокировки суставов и йай-вадза (техника быстрой работы с мечом), вошедшие в СКиК. С включением в СКиК всего перечня названных технических разделов стиль этой школы стал одним из универсальных стилей боевого искусства. Он включает удары руками и ногами каратэ, технику бросков и блокировки суставов айки-джиу-джитсу, технику кобудо со всем арсеналом традиционного оружия Окинавы и специальную технику быстрой работы с самурайским мечом. По словам самого Шиана Тома, это искусство требует от учеников незамутненного разума, силы, гибкости и ловкости.
Доктор Род Сахарноски завершает свой рассказ, и мы, словно пройдя через десятилетия, возвращаемся к действительности обогащенные опытом прошлых поколений длят того, чтобы продолжить дело великих мастеров прошлого и сохранить невидимую нить, соединяющую всех приверженцев боевых искусств.