Парашютный спорт

Так и хочется написать: «Как только человек поднялся в воздух, он начал думать и о благополучном приземлении. Даже если случится авария. И придумал парашют». Но это не совсем так. Идея парашюта появилась задолго до первого воздушного полета. Ее автором был великий итальянец Леонардо да Винчи, ученый, инженер, художник и поэт. Вот как он писал: «Если у человека есть шатер из накрахмаленного полотна шириной 12 локтей (один локоть — 44 сантиметра. — А. К.) и вышиной в 12, то он может бросаться с любой высоты без опасности для себя». Правда, не известно, воспользовался ли кто-нибудь этим предложением. Однако идея была высказана.
Всерьез об аппарате для спасения воздухоплавателей задумались двести лет назад, когда начались первые полеты на воздушных шарах и случились первые аварии.
Изобретателем первого парашюта принято считать французского физика С. Ленормана. Он, кстати, и придумал название аппарата, которое означает «спасающий от падения» или, проще, «против падения». Первый парашют с жестким каркасом придумал и применил парижский механик Жан-Пьер Бланшар. В 1785 году он совершал показательный полет на воздушном шаре. Неожиданно оболочка лопнула. Бланшар не растерялся. Он отцепил парашют от корзины падающего шара и благополучно спустился на землю.
Через двенадцать лет, 22 октября 1797 года, воздухоплаватель Жак Гарнерен поднялся на воздушном шаре неподалеку от Парижа. Целью полета были испытания изобретенного им мягкого парашюта. На высоте 700 метров он обрезал веревку, соединявшую парашют и корзину с шаром. Сильно раскачиваясь, парашют стал быстро спускаться. «Крик ужаса, — пишет очевидец, — вырвался у присутствующих... Но гражданин Гарнерен, спустившись на поле, сел на лошадь и вернулся в парк Монсо», где его бурно приветствовали зрители.
Воздушные полеты и тем более спуски на парашютах в то время были очень редкими. По-настоящему нужда в надежном и удобном парашюте пришла вместе с самолетом, когда в небо поднялись сотни, как их тогда называли, аэропланов.
Случались аварии и часто кончались гибелью отважных летчиков.
Такой трагический случай произошел в 1910 году на Комендантском аэродроме в Петербурге. На глазах у тысяч зрителей выпал из самолета и погиб выдающийся русский летчик капитан Л. Мациевич.
Это видел актер Народного дома Г. Е. Котельников. Потрясенный случившимся, он задумался об аппарате для спасения летчиков.
Котельников считал, что «авиационный парашют должен всегда находиться при человеке». Так появилась идея парашюта-ранца, прикрепленного к спине летчика. Через год парашют был готов. Но первые успешные испытания удалось провести только в 1912 году.
Сейчас парашют — обязательное для каждого летчика и планериста средство спасения. Современные парашюты надежны, легки и компактны.
Парашют применяют не только для спасения людей. Теперь у него много профессий. Он тормозит при скоростные самолеты и опускает с космонавтами на землю. Парашюты побывали и на Венере, где мягко опускали автоматические исследовательские станции на поверхность планеты. Парашют — это боевое оружие воздушных десантников...
Начало парашютному спорту в нашей стране положил групповой прыжок парашютистов под руководством летчика Л. Минова 26 июля 1930 года. В 1931 году в СССР было выполнено уже 600 различных прыжков. Советские спортсмены стали осваивать затяжные прыжки, когда большая часть полета проходит в свободном падении. Первый такой прыжок с высоты 1200 метров совершил Н. Евдокимов. Половину дистанции он пролетел, не раскрывая парашюта.
Первый прыжок из стратосферы принадлежит ленинградцу К. Ф. Кайтанову. За этот подвиг он был награжден орденом Ленина. Потом были сделаны затяжные прыжки с высоты 7200 и 8100 метров.
Абсолютный высотный рекорд принадлежит нашим спортсменам. В ноябре 1962 года П. Долгов и Е. Андреев прыгнули с высоты 25 километров.
...Ранним утром серебристый аэростат «Волга» начал подъем в стратосферу: 5000 метров, 10 000, 20 000. Наконец подъем закончен. Стрелка высотомера замерла на цифре 25. За бортом 60 градусов мороза. Над головой — фиолетовое, в крупных звездах небо. Внизу — подернутая голубой дымкой земля.
Первым прыгает Евгений Андреев. Он должен, не раскрывая парашюта, пройти больше 20 километров. Скорость падения 900 километров в час. Он летит спиной вниз, чтобы предохранить щиток гермошлема от обмерзания. Через 4 минуты на высоте около километра Евгений дергает кольцо. Сильный хлопок, резкий толчок. Парашют раскрыт. Плавный спуск — и вот она, земля. Мировой рекорд перекрыт сразу на 10 километров.
П. Долгов прыгал вторым. Он должен был раскрыть парашют сразу после того, как покинет кабину аэростата. Из-за нелепой случайности отважный спортсмен лауреат Государственной премии мастер спорта П. Долгов погиб. Погиб во имя науки, во имя Родины. За мужество и отвагу П. Долгову и Е. Андрееву было присвоено звание Героя Советского Союза.
А ведь в то время никто из специалистов вообще не верил в возможность такого прыжка. Американцы, например, считали, что он состоится не раньше далекого тогда 1975 года...
Сейчас парашютисты не прыгают с таких высот. Сегодня особенно высоко ценится умение управлять спуском. Поэтому в программы всех соревнований, и европейских и мировых, обычно включают акробатику и прыжки на точность приземления.
Акробатика... Этот вид прыжков развивался долгие годы. На заре парашютизма только немногие смельчаки отваживались задержать раскрытие парашюта. Спортсмены падали 2—3 секунды и сразу дергали за вытяжное кольцо. Во-первых, не хватало смелости и опыта, и, во-вторых, спортсмены еще не умели управлять своим телом и часто попадали в штопор. А штопор — это очень неприятно. Голова вращается по малому, а ноги по большому кругу. Спортсмен не знает, где небо, где земля. Все кружится, мелькает...
Но это все в прошлом. Сейчас все парашютисты умеют замедлять и ускорять падение, скользить по горизонтали, выполнять перевороты, спирали, сальто... Весь набор акробатических фигур.
На соревнованиях парашютист должен выполнить фигуры в определенной последовательности и постараться сделать это как можно быстрее. Акробатические прыжки — вершина мастерства и мужества спортсмена-парашютиста.
...И вот — высота, и вот он уже шагает за борт вертолета. «Сразу сгруппироваться, чтобы побыстрее набрать скорость. Кажется, достаточно. Встречный поток воздуха, будто тугая струя воды, упирается в грудь. Ну, поехали! Спираль, еще спираль, сальто и еще раз то же самое... И вот уже вытяжной парашют тащит купол и стропы...» Так рассказывал об одном своем прыжке на XI чемпионате мира абсолютный чемпион мира 1972 и 1974 годов Николай Ушмаев. Весь комплекс из шести фигур ему удалось выполнить тогда за 7,78 секунды. А через четыре года на XIII чемпионате в Риме наш Григорий Сурабко выполнил те же фигуры с рекордным временем — меньше 6 секунд. И все равно старший тренер сборной команды Вячеслав Филиппович Жариков недовольно ворчал: «Нужно работать над связками. А ты закончил левую спираль и остановился. И перед сальто ненужная пауза. Понял, где ты можешь экономить время?» И Сурабко, уложив парашют, снова уходил в небо. Трудно сосчитать, сколько он сделал спиралей и сальто, готовясь к чемпионату. Но зато в первом же прыжке Гриша «открутил» комплекс фигур так быстро, что даже электронная машина не смогла отметить время. Пришлось прыжок повторить. И снова рекорд — 5,8 секунды и золотая медаль чемпиона мира по акробатике...
Но на акробатике соревнования не кончаются. Все спортсмены обязаны еще прыгать и на точность приземления. А здесь главное — умение управлять парашютом. Прыгнув с высоты один километр, парашютист должен попасть ногой, носком или пяткой в круг диаметром всего лишь 10 сантиметров, в «ноль», как говорят парашютисты.
«...Четырнадцатый день продолжается изнурительная борьба за первенство в двоеборье. Многие лидеры не выдержали напряжения. На последнем прыжке сорвались американцы Хетч и Брейк... В решающей попытке на точность приземления неудача постигла француза Армэна...
От старта в небе до финишной точки на земле — больше трех минут. Двести долгих секунд! За это время парашютисту приходится преодолевать ветер, восходящие потоки, воздушные ямы, а главное, волнение. И не всем это под силу. Особенно в решающий момент...
Сурабко снова представил себе прыжок — от отделения до самой земли. Попытался найти ответы на все «если»: если ветер усилится, если изменит направление, если поддержат восходящие потоки...
Спортсменов позвали в вертолет.
«...Скорее бы прыгнуть... Хорошо, что иду первым».
Летчик повернулся и знаком спросил, кто первый? Сурабко высунулся в дверь — далеко внизу проплывало полукольцо палаток, желто-серый круг, флаги... Пора!
Поток воздуха приятно ударил в лицо. Через несколько секунд выдернул вытяжное кольцо.
Гриша полетел вдоль трибун, поглядывая на флаги, конус, высотомер. Развернулся и вышел на последнюю прямую.
Вдруг его подбросило вверх. Взглянул на высотомер. Триста метров! Он старался остановить купол. Но парашют рвался вперед, слишком быстро наплывал на круг. «Ноль» уходил под ноги. Земля стремительно надвигалась... Казалось, все кончено. Промах! Но в последний момент он напрягся и, изогнувшись, «бросил» ноги в заветный «ноль». Приземлился на жесткую, утрамбованную в центре круга щебенку почти плашмя...»
Мы специально привели здесь документальный рассказ о прыжке абсолютного чемпиона мира. Чтобы вы почувствовали весь накал борьбы и поняли, чего стоят чемпионские медали. Они добываются не только тренировками, не только мастерством, но и мужеством, умением собрать себя, мобилизоваться, бороться до последнего мгновения и... самыми обыкновенными синяками.
Из-за капризов ветра на соревнованиях бывают прямо-таки удивительные приземления. Однажды на чемпионате мира сильный порыв ветра унес за пределы летного поля американского спортсмена Ларри Голда. Он отчаянно боролся со шквалом и в конце концов приземлился... на свадебный стол в соседнем городке, — точно угодив ногами прямо в торт.
Иногда из-за воздушных потоков, и восходящих и горизонтальных, парашютист не опускается, а, напротив, поднимается и совершает настоящие полеты. Случается это довольно редко, но все же случается.
Оказалось, что у парашюта есть свойство, совершенно для него необычное: умение летать за счет подъемной силы воздуха. То есть из-за тех же самых «терминов». Этим заинтересовался один из старейших французских летчиков-испытателей авиаконструктор П. Лемуан, — он, кстати, сам ни разу не прыгал с парашютом, но стал родоначальником нового вида спорта — параглайдинга. Параглайдинг — это парение в воздухе с помощью специального парашюта.
Помогать Лемуану взялся известный воздушный акробат П. Бернар. Однажды он стартовал на острове Корсика и, пролетев 150 километров, опустился на пляже в Каннах. После полета счастливый Бернар заявил журналистам, что в скором времени пересечет на парашюте Атлантику. Правда, пока он что-то не торопится это сделать...
Однако вернемся к соревнованиям.
Первый чемпионат Европы по парашютному спорту состоялся в 1975 году в Югославии. Он вызвал громадный интерес. Кроме европейских команд в нем участвовала и команда США. Почему? Ведь чемпионат-то не мировой. Дело в том, что было время, когда американцы считали себя самыми сильными парашютистами. Но потом стали проигрывать нашим спортсменам и спортсменам социалистических стран. Это встревожило не только тренеров, но и фирмы, которые делали парашюты и снаряжение. Они отпустили большие деньги на создание новых парашютов, а подготовку команды взяла на себя армия США. В нее включили асов-десантников — Чарлза Коннигвуда, Ронни Уолкера и других. Американская команда много тренировалась. За победу им обещали чины и крупные суммы денег. Американские тренеры даже;; попросили совета у электронной машины. И она им ответила: «Не волнуйтесь. Все будет в порядке».
Поначалу вроде бы так и пошло. Американцы попадают точно в цель. Наши уступают. Им просто не везет. Например, прыгает наш лидер Владимир Гурный. Вдруг, откуда ни возьмись ветер. Да такой, что любой другой улетел бы от центра метров на пятнадцать. Гурный приземлился в пятнадцати сантиметрах от «ноля». Чернов улетает на десять метров. В общем, американцы оказались на втором и третьем местах. Наши от них сильно отстали. Но когда наступил черед акробатики, американцы сразу растеряли все, что добыли. В общем зачете первым абсолютным чемпионом Европы стал В. Гурный. Николай Ушаков стал третьим, пятым — Виктор Ершов...
И женщины тоже не подвели. Майя Костина выполнила акробатические упражнения лучше, чем любой из американских десантников.
В 1973 году Международная федерация авиационного спорта утвердила еще один вид состязаний: фигурные прыжки.
Это уже коллективная акробатика. Четыре человека один за другим покидают самолет на высоте 4500 метров, подплывают друг к другу и образуют первую фигуру: звезда. Потом каждый из них делает заднее сальто. Следующая фигура — снежные хлопья. Снова сальто. А дальше — Т, обратная звезда, алмаз, линия и, наконец, гусеница. Красивейшее зрелище... с земли. А в воздухе — это тяжелая работа, мастерство, бесстрашие и сила.
Вот что такое парашютный спорт.
И еще два слова. На всех соревнованиях состязаются не только спортсмены. Незримо идут и соревнования конструкторов парашютов.
Наши спортсмены всегда выступают на отечественных парашютах, и лучшим из них долгие годы был УТ-15. К нему с большим интересом приглядывались и французские и американские специалисты. А отзыв иностранных испытателей был единодушным: «Высший класс, сэр. Отменно сделано!» Сейчас наши парашютисты прыгают с замечательным ПО-9 — парашютом-крылом.