Учится управлять

Случилось это очень давно. Так давно, что никто не знает, как это было на самом деле.
Может быть, так?..
Жили-были два соседа. Один поймал дикую лошадь, приручил ее, объездил и стал хвастаться: «Вот какая у меня лошадь. Быстрее всех скачет. Ветер обгоняет. Ни у кого такой нет».
Терпел, терпел его хвастовство второй. Не вытерпел. Отправился в степь. Поймал скакуна, приручил его, объездил. И говорит соседу-хвастуну: «А давай-ка проверим, чья лошадь быстрее и кто из нас лучший наездник».
Сговорились. Выехали в чистое поле. «Вон, давай до того камня поскачем». — «Давай».
Ударили плетками по лошадиным бокам, гикнули и помчались. Кто из них первым прискакал, не известно. Да это и не важно. Важно другое. Состоялись первые в истории соревнования, где мерялись силами и люди и лошади — «живые двигатели», которыми люди управляли. Побеждал в таких соревнованиях не обязательно тот, у кого была самая быстрая лошадь. Всегда побеждал искусный наездник на лучшей лошади. Лучший «человеко-лошадь»? Ну, что-то вроде этого. Древние во всяком случае в эти создания верили и даже придумывали мифы о кентаврах — «человеколошадях».
Многие века люди отбирали в табунах самых лучших лошадей. Проверяли в скачках и в работе их быстроту, выносливость, силу. Выводили от них потомство. Терпеливо объезжали. Снова проверяли. И сегодня на зеленых лугах пасутся удивительные своей красотой, резвостью и силой кони донской, ахалтекинской, орловской и арабской пород...
Когда человек объезжал лошадь, он учил не только ее. Он учился и сам. И в скачках испытывали не только лошадей. Испытывали седла, уздечки, упряжь, повозки. Испытывали самих всадников и наездников. Как они сидят на лошади, как ею управляют. А все самое лучшее, удачное запоминали.
Сейчас другие времена. Не только лошадей запрягают в повозки, а чаще моторы, механические двигатели. Но старый, испытанный метод строгой проверки состязаниями люди применяют и к машинам. И отбирают из них самые лучшие, самые мощные, быстрые и надежные. Улучшают их конструкцию и, если так можно сказать, «выводят» новые «породы» машин.
И так же, как всадники учились управлять лошадью, современный человек учится управлять машинами. Привыкает к их «нраву». Учится работать вместе с ними. Работать так, будто это одно существо. Как «человекомашина»? Как новый «кентавр»? Может быть, и так. Ведь недаром о мастере своего дела, будь то летчик, шофер или токарь, говорят: «Он сливается с машиной». А для этого нужно знать не только машину. Нужно знать и себя. На что ты способен. Как быстро ты можешь работать. Какое у тебя внимание. Успеваешь ли ты за машиной.
А если не успеваешь?
Что нужно переделывать? Машину или себя? Скорее всего и то и другое. И машину «подгонять под себя» и самого себя преодолевать. Искать и находить в себе новые возможности и силы. Тренировать мускулы, закалять волю и нервы, оттачивать разум... И в этом нам помогают испытания, состязания, соревнования. Помогает спорт, которому стали тесны громадные стадионы. Для которого беговая дорожка — это тысячи километров автомобильных трасс, а «сектор» для прыжков — само небо. Спорт, которому нужны и сила земного притяжения, и могучая энергия ветра, и сотни лошадиных сил в автомобильных моторах. Вот о нем-то и пойдет речь...