Владимир Назлымов

Владимир Назлымов фехтовал утонченно. Неспециалисту, пожалуй, почти невозможно было рассмотреть мелкие движения сабли, которые заканчивались точным ударом. На его поединки приходили смотреть болельщики во всех странах мира. Назлымов доставлял любителям спорта истинно эстетическое наслаждение. Он никогда не швырял маску на помост, не топал ногами, не кричал в порыве гнева. Хотя это так просто — забыть обо всем и поддаться секундному настроению. Но по чуть приметным признакам — желвакам на скулах, жесткой складке на лбу, мокрым курчавым волосам можно было догадаться, что эта сдержанность дается Назлымову не просто. В течение многих лет Владимир выводил сборную СССР на помосты Рима, Парижа, Варшавы, Будапешта...
Чемпионы уходят — таков неумолимый закон спорта. Их имена возвращают нам лишь страницы истории. Но бывает — возвращаются и сами чемпионы. Что они ищут? Не молодости же, не прежней силы и славы, которой, знают, не вернуть. Судьба Назлымова, может быть, ответит на этот вопрос.
В августе 1976 года, после блестящей победы наших саблистов на Олимпиадё в Монреале, Назлымов покинул фехтовальную дорожку. Он обладал титулом чемпиона мира в личных соревнованиях, много раз побеждал в командных. На Олимпиаде-76 он был вторым. А уже несколько месяцев спустя Назлымов, став тренером, возглавил команду армейских фехтовальщиков. У него появилось много, серьезных и важных обязанностей.
...1977 год. Чемпионат мира в Аргентине. Команда советских саблистов совсем молода. Но она побеждает. Ее капитан — Назлымов.
...1978 год. Чемпионат мира в ФРГ. Сборную СССР вновь выводит на помост Назлымов.
Вы спросите, это что — брат, родственник того известного Назлымова? Нет, все тот же Владимир Назлымов, которого попросили вернуться в сборную в самое трудное для нее время.
Как-то Владимира спросили: когда нужно уходить из спорта? Он ответил: «Когда преодолевать себя уже не радостно, когда это не открытие новых возможностей тела, духа, ума. Когда победы не доставляют радости, потому что они слишком изматывают тебя».
—       Меня часто спрашивают, зачем я вернулся,— Назлымов  задумывается, и кажется, вот-вот он скажет что-то самое главное, настолько глубоко запрятанное, что и выговорить-то трудно. — Мне твердили: «У тебя есть все — титулы, награды, новое поле деятельности, на котором нужно утверждаться». Мне говорили: «Без тебя они будут четвертыми, не выше, а ты гордо подумаешь— что они могут без меня?»
Он бросил кулаки на колени.
—       Если бы они стали четвертыми — без меня, я бы себя растоптал.
Откуда это в нем?  
—       Я и сам задумывался — откуда? Наверное, меня таким сделал первый тренер Гайк Казарян. Нас, мальчишек из Махачкалы, он настраивал перед командными соревнованиями: «Вы думаете, что команда — это ты плюс Володя, Петя, Вася. Нет, наша команда — это те триста ребят, которые занимаются спортом в нашей спортивной школе. Это все люди нашего города. Это все жители нашего Дагестана. Это вся наша страна».
Назлымов был прекрасным бойцом. Однако больше всего его ценили как человека, способного сплотить коллектив, вызвать в каждом своем товарище стремление к самоотдаче.
Есть в спорте такое понятие — «командный боец».
—       Это не тот, кто приносит очки,— объясняет Назлымов. — Он может и проигрывать. Но своим поведением, своим настроем он зажигает остальных.
...В Буэнос-Айрес поехали ребята молодые, неопытныё. Назлымов, уходя с дорожки, похлопывал по плечу Мишу Бурцева: «Держись, прорвемся». От Саши Никишина вообще не отходил. Тот внимал каждому его слову, исполнял все, что требовал капитан. Один из соперников не выдержал: «Велите Назлымову отойти, я фехтую не с ним, а с Никишиным».
В командном финале Назлымов не проиграл ни одного боя. Ныло плечо, ломило спину. Но товарищи следили за любым его движением, и он, перед тем как надеть маску, улыбался.
—       Под маской я почувствовал, как глаза у меня сужаются, делаются маленькими и острыми. Я весь напрягался, будто от исхода поединка зависит вся моя жизнь.
После чемпионата мира 1978 года сделал поразительное для себя — очень гордого человека — признание:
—       В личном турнире мне оставалось выиграть два боя, и я — в финале. Соперники попались не особо сильные. Но я понял: еще усилие, и завтра, на командных соревнованиях, у меня не останется сил. Я никому ничего не сказал, ни с кем не стал советоваться, просто решил поберечь себя для команды,
В финал личного турнира он не попал. Но в командном выиграл все бои.
После этого чемпионата ему снова задавали уже традиционный, вопрос: «Когда же следует покидать спорт?» Назлымов отвечал, что чемпион имеет право уйти, только когда почувствует, что с его уходом команда ничего не потеряет.
На Олимпиаде в Москве команду к победе вновь вел Владимир Назлымов...