Высший пилотаж

Мы не будем рассказывать вам об истории авиации. Мы даже не сможем перечислить все ее блистательные достижения, спортивные победы и рекорды. Об этом надо писать книгу целиком. И такие книги написаны.
Мы поступим иначе и расскажем о том, как становятся летчиками-спортсменами. О тренировочных полетах, соревнованиях, о высшем пилотаже и о том, что такое спортивный аэродром.
Есть такая поговорка: «Небо начинается с земли». А точнее сказать — с аэродрома. Аэродром — это место, где с раннего утра до позднего вечера не смолкает гул самолетных моторов. Одна за другой взлетают и садятся серебристые машины. Стрекоча двигателями, уходят в небо вертолеты. Гуськом идут к самолетам парашютисты...
Аэродром — это сложное хозяйство, работа которого подчиняется четким и жестким законам и размерена по минутам и секундам. Вот ангары, где хранят самолеты, и место, где их готовят к полету, и летное поле со взлетной и посадочной полосами. Со взлетной полосы самолеты стартуют, взлетают в небо. На посадочную они приземляются.
Всей жизнью на аэродроме руководит летный штаб, а самими полетами — руководитель полетов. Он самый главный человек на летном поле.
Из динамика его переговорного устройства непрерывно несется: «Волга», «Волга», я «Чайка-20», разрешите взлет», «Волга», я «Чайка-10», задание выполнил, разрешите посадку», «Волга», я «Чайка-5», потерял ориентировку. Укажите координаты».
Летчик, поднявшийся в небо, не может лететь куда глаза глядят. Для выполнения фигур пилотажа в воздухе ему отводят специальные пилотажные зоны. С невидимыми, но строгими границами. И за пределы зоны — ни шагу. Если нарушитель и найдется, его тут же отстранят от полета и устроят хорошую головомойку.
В хороший день с летной погодой над аэродромом стоит сплошной гул. В небе на разных «этажах» и в разных зонах работают самолеты. В двухместных учебно-тренировочных машинах новички под надзором тренеров старательно отрабатывают взлет и посадку, ходят «по кругу», выполняют развороты. Уходят в зону и «крутят» там пилотажные комплексы мастера. Они готовятся к соревнованиям.
И к первым полетам и тем более к высшему пилотажу ведет длинная дорога. На ней и занятия в классе, и знакомство с настоящим самолетом на летном поле, и первый шаг в небо с инструктором, долгие тренировки, и наконец, ты один за штурвалом в высоком голубом небе.
Все прославленные мастера прошли этот путь.
Вершина летного мастерства — фигурный, или высший, пилотаж, самолетная акробатика. Состоит она из пилотажных фигур с непривычными для непосвященных названиями: бочка, полубочка, обратный штопор, петля и полупетля Нестерова... Все фигуры не то что перечислить, сосчитать нельзя — так их много. И только некоторые из них, самые известные, художник изобразил на рисунках.

Фигуры высшего пилотажа
Управляемая горизонтальная бочка. Поворот на вертикали.
Три четверти петли с полуоборотом на нисходящей прямой под углом 45°. Восходящая управляемая бочка под углом 45°.
Переворот на горке. Переворот.
петля нестерова Петля Нестерова. Восьмерка с полубочкой на восходящих под углом 45° линиях.
Полупетля. Полубочка на восходящей вертикальной линии.
Один виток штопора. Фиксированная бочка на горизонтальной линии.
Восьмерка с полуоборотами на нисходящих под углом 45° линиях.

Одна четверть бочки на восходящей и нисходящей вертикальных линиях.

Когда фигуры выполняют вместе, одна за другой, получается пилотажный комплекс.
На соревнованиях и чемпионатах каждый летчик должен выполнить несколько комплексов: обязательный известный, обязательный неизвестный и произвольный.
Обязательный известный — это вроде обязательной программы фигурного катания. Все спортсмены выполняют один и тот же комплекс, заранее подготовленный и отработанный. Это, как говорят фигуристы, школа. Тут не зевай. Судьи особенно строги и придирчивы. Что это за летчик, если он не может четко «открутить» эти «азы»? Все упражнения комплекса надо проделать в зоне, в «кубике» воздушного пространства 1000 X 800 X 800 метров. Если вылетел из зоны вниз — 150 штрафных очков, если вверх — 50. А кроме того, на комплекс положено всего несколько минут.
Однако самым трудным упражнением является неизвестный, или, как его называют летчики, темный комплекс. До самых соревнований о нем никто ничего не знает. Каждая команда предлагает для него фигуру, которую трудно будет выполнить сопернику. Судьи из этих «приятельских» предложений делают комплекс, объявляют его только за сутки до выступлений. Никаких тренировок не разрешают.
И наконец, произвольный комплекс. Его придумывает сам спортсмен. Здесь он показывает все лучшее, на что способен сам и на что способен его самолет.
Самым главным соревнованием у воздушных акробатов считается чемпионат мира по высшему пилотажу. Его проводят один раз в два года. Команды разных стран борются за главный приз чемпионата — кубок П. Н. Нестерова. А каждый из летчиков — за золотую медаль чемпиона.
Отличные летчики есть во многих странах. И чемпионские медали добываются в очень упорной борьбе. Одна-единственная ошибка — и ты оказываешься среди догоняющих.
На Восьмом чемпионате мира такое случилось и с чемпионом мира 1972 года Игорем Егоровым. Перед состязанием, в пробном полете, он так проделал свои акробатические комбинации, что вызвал восторг у всех. И у товарищей и у будущих соперников. Руководитель американской команды Боб Кармайкл так и заявил, что Егоров — претендент номер один на Большую золотую медаль. Однако Егоров, допустив оплошность при выполнении фигуры, сразу оказался на двадцать девятом месте. И хотя он в других упражнениях завоевал золотые медали, стать чемпионом не смог. Им стал тренер астраханского авиаклуба Виктор Лецко. Он отлично справился со всеми комплексами, а заключительный комплекс провел так замечательно, что никто не сомневался: это был действительно чемпионский полет.
На этом чемпионате не только наши летчики, но и летчицы выступали отлично. Заслуженный мастер спорта Лидия Леонова в обязательном комплексе набрала очков даже больше, чем Манфред Штроссенройтер из ФРГ, победитель среди мужчин.
Вообще, этот чемпионат стал праздником советских спортсменов. Из тридцати медалей они завоевали двадцать три и приз Петра Нестерова.
Абсолютный чемпион мира Виктор Лецко, человек скромный, сказал, что чемпионом его сделали тренеры и авиамеханик. Он мог бы добавить: и самолет.
Открывая чемпионат, президент Международной авиационной федерации Бернар Дюперье сказал, что «победит лучший летчик на лучшем самолете».
Лучшим летчиком был Лецко, а лучшим самолетом — ЯК-50. Спортсмен из Англии Нейл Вильяме летал на всех спортивных самолетах. И он сказал: «... я просто завидую советским спортсменам, которые управляют такой замечательной машиной. Однажды мне представилась возможность летать на ЯК-18 и убедиться, что я нахожусь в кабине «суперсамолета». Но ЯК-50 — новая ступень в спортивной авиационной технике».