Друзья-соперники

Чемпион и «вечно второй» спортсмен во время соревнования находятся рядом, оспаривая друг у друга победу. Вместе поднимаются они и на пьедестал почета, когда борьба уже завершена и наступает момент награждений. Любой зритель, хотя бы раз наблюдавший эту торжественную церемонию, видел, что после того, как чемпиону вручают золотую медаль, тот, кто стоит ступенькой ниже, горячо пожимает ему руку: «вечно второй» поздравляет соперника с победой.
Это традиционное пожатие руки — не дежурный жест, призванный формально продемонстрировать уважение к чемпиону. Нет, он свидетельствует о том, что недавние противники в борьбе, всеми силами стремившиеся вырвать друг у друга победу, по окончании состязания превращаются в товарищей, друзей по спорту. Он как бы символизирует те искренние, дружеские отношения, которые устанавливаются между спортсменами.
Всем известно, какой дружный, спаянный коллектив представляет собой любая сборная команда советских атлетов — будь то футболисты или хоккеисты, легкоатлеты или боксеры. Несмотря на то что в составе этих команд чемпионы очень часто тренируются вместе с «вечно вторыми», их постоянный спор за первенство не сказывается на искренности отношений в жизни, в быту. Наоборот, именно соперничество В спорте сближает атлетов во время тренировочных сборов, потому что в минуты отдыха им есть о чем поговорить, поспорить, есть что вспомнить.
Болельщики не раз были свидетелями того, как боксеры, только что бившиеся в финальном поединке первенства СССР за золотую медаль, после заключительного удара гонга уходили с ринга обнявшись.
И опять же это ни в коем случае не «игра на публику». В промежутках между соревнованиями, оказавшись в составе сборной, чемпион и вице-чемпион будут вместе ходить на рыбалку, играть друг с другом в шахматы, указывать товарищу на ошибки в тренировочных боях. Короче говоря, соперники на ринге превращаются в близких друзей.
Таков закон советского спорта, нарушать который не дано никому. Тренеры и сами атлеты придают первостепенное значение спаянности спортивного коллектива. И если кто-нибудь зазнается или, наоборот, начинает завидовать товарищу, если дружеская критика на такого спортсмена не действует, то его исключают из состава команды, не останавливаясь даже перед тем, что это может ослабить сборную в чисто спортивном отношении. Ведь в противном случае упадет боевой дух коллектива, а это страшнее всего.
Любители футбола помнят, как в канун самых ответственных матчей чемпионата Европы игроки сборной команды СССР единогласно проголосовали за исключение из своего коллектива таких классных футболистов, как киевляне Сабо и Медвидь. Эти спортсмены зазнались, стали недружелюбно относиться к товарищам, нарушать режим тренировок, и коллектив решил: они не имеют права надевать красную майку с гербом СССР.
Но такие случаи — исключение. Нетерпимость советских спортсменов к любым фактам аморального поведения, к нарушению этических заповедей спорта как раз и служит доказательством той искренней дружбы между атлетами, какой славится советское спортивное движение.
В этой связи особый контраст представляют нравы буржуазного профессионального спорта, где процветают подкуп и коррупция. В печати то и дело появляются разоблачения всяческих махинаций, творимых, например, на профессиональном ринге. Тут и речи быть не может о каких-то дружеских отношениях между спортсменами. Ведь они, по существу, и видят-то друг друга только во время поединка, а  перед соревнованием «общаются» довольно любопытным образом: То и дело дают интервью газетам с обещанием разделаться с конкурентом.
Во время этой психологической обработки будущего соперника не сидят сложа руки и околоспортивные дельцы. Ведь матчи профессиональных боксеров сопровождаются различными пари и сделками. На спортсменов «ставят», как на лошадей на ипподроме. Конечной целью поединка становится не победа, добытая в упорной, красивой борьбе, а деньги, крупный куш, который можно сорвать, обманув и одурачив конкурента. Известны случаи, когда боксеров просто-напросто подкупали, и они лишь создавали видимость борьбы, а на самом деле исход был предрешен заранее. Нередки факты и прямого запугивания конкурента. Один из них блестяще описал Джек Лондон в своем рассказе «Мексиканец».
Да и в любительском буржуазном спорте царят нравы, ничуть не уступающие только что описанным. Достаточно вспомнить расовую дискриминацию негритянских атлетов в Южно-Африканской Республике. О каких чувствах товарищества, дружбы между спортсменами можно говорить, если в ЮАР белые расисты даже не допускают к участию в своих соревнованиях тех, у кого черный цвет кожи!
Вообще, когда речь заходит о буржуазном спорте, как-то неуместным кажется говорить об искренних, дружеских отношениях между спортсменами в жизни — вне стадионов, бассейнов, треков. Печать капиталистических стран обсуждает совсем иные проблемы: как непосредственно во время соревнований конкуренты делают «подножку» друг другу, например прокалывают шину сопернику-гонщику, и так далее. Один против всех и все против одного — таков принцип буржуазного спорта, толкающий некоторых атлетов и их менеджеров на самые низменные поступки.
В Советском Союзе, в социалистических странах все обстоит иначе. Мы уже говорили о той помощи и поддержке, какую оказывают друг другу соперники в борьбе за обладание самыми высокими спортивными наградами. Гребцы Вячеслав Иванов и Анатолий Сасс — друзья, хотя один из них — «вечно второй». И тот факт, что эти атлеты пробовали тренироваться в одной лодке, стремясь создать единую команду для соревнований на «двойках», свидетельствует о многом. Ведь их замысел не осуществился не по причине «биологической несовместимости», антипатии друг к другу — будь так, они и не пытались бы сесть в одну лодку. Просто эти гребцы, как говорится, созданы для борьбы один на один, но жажда такого поединка не помешала им искренне, по-товарищески относиться друг к другу, на всю жизнь сохранить те взаимные симпатии, что возникли еще в далекие годы первых совместных тренировок на Москве-реке.
Или вспомните дружбу Льва Яшина и Владимира Беляева — вратарей, один из которых «закрыл» другому путь к славе. Они были членами «Динамо», их роднила общность целей, принадлежность к динамовскому знамени. И перед этими высокими и благотворными чувствами отступила даже личная неудовлетворенность.
Вообще, советские атлеты отличаются умением сочетать неудержимый порыв к победе и самозабвенную борьбу против соперника на спортивной площадке с дружескими и уважительными чувствами к нему. Казалось бы, кто сражается между собой так упорно, горячо, даже жестко, как армейские и спартаковские хоккеисты? Посмотришь с трибун — подумаешь, что спортсмены этих двух постоянно соперничающих клубов должны, наверное, с антипатией относиться друг к другу. На самом же деле все обстоит наоборот. И свидетельство тому — сборная Советского Союза по хоккею с шайбой, в которой армейцы и спартаковцы играют плечом к плечу, демонстрируя чудесное взаимопонимание и непосредственно на ледяном поле, и на тренировках, и в часы досуга.
Пыл борьбы на спортивной площадке не трансформируется у хоккеистов в неприязнь друг к другу после того, как сняты ледовые доспехи. Наоборот, он сменяется взаимным уважением. Как в научной дискуссии истинный ученый всегда по достоинству оценивает способности своего оппонента, так и в спортивном споре настоящий атлет умеет проникнуться уважением к достойному сопернику. И если уж продолжить эту аналогию, то следует вспомнить, что многие крупные ученые, чьи имена знает весь мир, придерживаясь различных взглядов по одной и той же научной проблеме, в жизни становились лучшими друзьями. У спортсменов все обстоит так же: соперники во время соревнований часто дружат друг с другом вне спорта. Не случайно в СССР утвердился и стал общепринятым такой термин — «друзья-соперники». Он очень верно отражает существо взаимоотношений между чемпионами и «вечно вторыми» спортсменами.
Впрочем, это касается не только чемпионов и вице-чемпионов. На любых ступенях спортивной иерархии сохраняется принцип сочетания соперничества в поединке и дружбы в жизни. Без этого немыслимо советское физкультурное движение. Противоположность интересов на спортивной площадке не противоречит единству жизненных целей. Наоборот, занятия спортом сплачивают людей, создают крепкий коллектив, учат ценить товарищескую поддержку.
Доказательств этому сколько угодно. Вот, например, история поединка двух велогонщиков — ереванца Эдуарда Гаспаряна и бакинца Сергея Акопова. Во время одной из гонок по кавказским шоссе эти два спортсмена намного опередили остальных велосипедистов и, поочередно передавая друг другу лидерство, мчались к финишу.
Погода была отвратительной. Моросящий дождь, пронизывающий ветер заставляли гонщиков выкладывать все силы. И хотя до финиша оставалось всего несколько километров, усталость спортсменов могла помешать им успешно закончить дистанцию. У Акопова сохранился «НЗ» — фляга со сладким чаем, а у Гаспаряна — и того меньше, его фляга почти пуста, всего один глоток на донышке.
Однако спортивная борьба чревата неожиданностями. На одном из виражей Сергей Акопов неудачно задел колесом свой «НЗ», и фляга упала на асфальт. Теперь преимущество оказалось на стороне Эдуарда Гаспаряна: когда силы на исходе, один-единственный глоток может решать судьбу поединка.
Может быть, из-за неудачи, так неожиданно постигшей его, или просто потому, что он слишком устал, Сергей Акопов стал отставать. До финиша буквально рукой подать, он — за последним затяжным подъемом, который уже начали преодолевать велосипедисты... Но сил у Акопова больше нет, расстояние между ним и Гаспаряном все увеличивается, вот оно достигло уже ста метров. «Отыграть» их невозможно, победа упущена.
Неожиданно Сергей увидел, что его соперник затормозил и достал свою флягу со сладким  чаем, но не пьет его, а чего-то ждет. И когда измученный, еле крутящий педали Акопов поравнялся с Гаспаряном, Эдуард вдруг протянул ему фляжку. Видимо, Гаспарян понял, что его противник из-за чрезмерной усталости вообще может сойти с дистанции, и пожертвовал ради него остатками своего «НЗ», рискуя вместе с чаем отдать ему и победу.
Пораженный благородством Гаспаряна Акопов на мгновение замешкался, но потом взял драгоценную флягу и опрокинул ее содержимое в пересохшее горло. За километр до финиша гонка как бы началась снова: ведь Эдуард уступил сопернику не только «НЗ», но и стометровый разрыв на дистанции, те секунды, которые практически обеспечивали ему победу.
Соперники из последних сил отчаянно крутили педали. Они мчались колесо в колесо. И все же на самом финише вперед снова вырвался Эдуард Гаспарян. Он стал победителем гонки, а Сергею Акопову досталось второе место. И когда спортсменам вручали призы, Гаспарян и Акопов, обнявшись, стояли рядом. В рукопожатие, которым Сергей поздравил победителя, он вложил свою горячую благодарность, свои дружеские чувства к благородному сопернику.
Примеры такого рода не единичны. Острота спортивной борьбы, жажда победы не заслоняют перед советскими спортсменами благородных целей спорта, не могут толкнуть их на нарушение моральных норм во взаимоотношениях с товарищами. Даже тогда, когда соревнуются чемпион и «вечно второй», когда накал борьбы достигает апогея, соперничающие спортсмены остаются верны святым заповедям спорта, предписывающим вести поединок честно и с уважением относиться к противнику.
Знаменитые, прославленные атлеты подают в этом отношении великолепный пример. И те, кто лишь вступает на спортивную стезю, должны равняться на них. С первых шагов в спорте надо воспитывать в себе умение не путать хорошую спортивную злость с чувством недоброжелательности, неуважения, неприязни к сопернику. Первое необходимо для ведения поединка, второе недопустимо, недостойно настоящего спортсмена.
Друзья-соперники — вот сконцентрированное в двух словах содержание взаимоотношений между советскими спортсменами — и между чемпионами, и между новичками. Именно так воспринимают свою бесконечную и порой безуспешную погоню за лидерами и «вечно вторые» атлеты. Поэтому-то любители спорта всегда с уважением отзываются о «вечно вторых», по достоинству оценивают стойкость, с ко-торой они переносят поражения, и высокие моральные качества, благодаря которым они по-товарищески относятся к тем, кому уступают победу.