Не падать духом!

В педагогике есть правило, запрещающее учителю без конца напоминать ученику — если даже он того заслуживает — о его бестолковости, плохой памяти и так далее. Наоборот, школьный преподаватель стремится поддержать в своем воспитаннике веру в себя, внушить ему, что настойчивые занятия не могут не принести успеха.
Если же учитель станет твердить ученику о его слабых способностях, то это приведет лишь к тому, что школьник и вовсе, как говорят, «потеряется», полностью разуверится в своих силах, и учеба пойдет еще хуже. Короче говоря, с психологической точки зрения, педагогам необходимо время от времени подбадривать своих неуспевающих воспитанников, чтобы окончательно не потерять надежду на их исправление.
Этот принцип распространим практически на любую сферу человеческой деятельности, в том числе и на спорт. Если атлет терпит поражение за поражением, это порождает неуверенность в себе. Такой спортсмен психологически не готов к борьбе и проигрывает, еще не выходя на старт.
Примеров этому немало. Взять хотя бы такие виды спорта, как футбол и хоккей. Стоит команде — даже сильной — проиграть несколько раз кряду, как она словно разучивается выигрывать. Позапрошлогодний призер чемпионата страны по футболу московское «Динамо», коллектив безусловно сильный, неудачно взяло старт в следующем первенстве. Состав команды практически за зиму не изменился, игроки в ней великолепные. Но...
За весь позапрошлый год «Динамо» потерпело всего пять поражений. А только за девять туров следующего чемпионата динамовцы четырежды уходили с поля понурив головы. И проигрывали-то они слабым командам — вот что самое обидное.
Что же произошло? Возможно, зимний тренировочный период коллектив провел недостаточно ответственно. Однако далеко не последнюю роль в динамовских поражениях играет и чисто психологический фактор. В некоторых матчах команда выглядела явно лучше противников, но неуверенность действий в самые решительные моменты сводила на нет преимущества в техническом мастерстве и тактическом^ искусстве.
Или взять хоккей. В прошлом сезоне московский «Спартак» отлично начал выступление на первенстве СССР. Но после Олимпиады в Гренобле, где, кстати, представители спартаковского клуба выступили очень хорошо, команда неожиданно потерпела два поражения в чемпионате страны. И ее словно подменили. Куда делись мужество, воля к победе, которыми славился «Спартак»? Что ни матч — то проигрыш. И кому? Такой, например, пока еще слабой команде, как киевское «Динамо».
Иными словами, поражение как бы «выбивает» некоторых спортсменов из седла, сковывает их способности, уменьшает возможности. Возникает своеобразный психологический барьер, который порой нелегко преодолеть.
И если такое явление в спорте встречается, то логично предположить, что чаще всего психологический барьер «угрожает» именно «вечно вторым» атлетам. Действительно, представьте себе, например, бегуна на длинные дистанции, который привык видеть впереди себя чью-то спину; боксера, несколько боев подряд проигравшего одному и тому же противнику; фехтовальщика, ни разу не победившего своего основного соперника. У таких спортсменов вполне может возникнуть чувство явно излишней «почтительности» к чемпиону, появиться мысль о невозможности победы над ним.
Для атлета нет ничего опаснее вот такого психологического состояния. Помимо того, что оно существенно уменьшает шансы на победу, чувство неверия в собственные силы порождает нежелание тренироваться, ведет к потере вкуса к борьбе. «Зачем бороться, если все равно проиграешь?» — предательски подсказывает «интуиция» такому атлету, размагничивая, расслабляя его.
Преодолеть себя, не поддаться «капитулянтским» настроениям — вот на что должна быть направлена воля спортсмена, если неудачи начинают словно нарочно преследовать его. И в этом отношении «вечно вторые» атлеты показывают хороший пример бодрости духа всем, кто склонен к унынию и отчаянию.
Мы уже говорили, что это — следствие необычайного упорства «вечно вторых», их преданности спорту. Однако подобный ответ лишь частично может объяснить стойкость серебряных призеров против всякого рода психологических надломов. А чтобы исчерпывающе выяснить, какие именно факторы помогают «вечно вторым» противостоять угнетающему воздействию проигрышей, надо отойти от традиционного взгляда на них как на неудачников.
Все привыкли считать, что «вечно второй» — это спортсмен, который постоянно проигрывает первому.
Но в то же время можно сказать и по-другому: «вечно второй» — это спортсмен, который всегда должен выигрывать у третьего. Иначе говоря, второй обязан думать не только о том, как бы вырвать у чемпиона превосходство, но и заботиться о сохранении за собой почетного серебра. И если, проиграв золотую медаль, он от огорчения расслабится, падет духом, то вслед за этим немедленно последует и потеря второго места.
В связи с этим очень показательна история выступления на XVII Олимпийских играх знаменитого французского рапириста Кристиана д'Ориоля. Шестикратный чемпион мира и трехкратный олимпийский победитель личных соревнований из Рима уехал вообще без медали. После первого же поражения маститый фехтовальщик так огорчился, что уже не мог взять себя в руки до самого конца турнира.
Впрочем, д'Ориоля попытался оправдать свою неудачу: он заявил, что его не интересует ни серебряная, ни бронзовая медаль. Только золото! А если не оно, то не надо ему ничего.
Но принцип «все или ничего» не пригоден для спорта, ибо он оправдывает слабоволие и очень уж напоминает мораль знаменитой крыловской басни о лисице и винограде.
Поэтому «вечно вторые» атлеты никогда не забывают о том, что для кого-то их ступенька пьедестала почета столь же желанна и заветна, как для них самих — титул чемпиона. У каждого призера свои заботы: победителю надо опасаться зазнайства, так как оно приводит к нарушениям режима и к потере спортивной формы, а вместе с ней и лидерства; «вечно второму» следует бояться психологических травм, потому что они рождают апатию, неуверенность в себе, и результатом их может явиться проигрыш не только сильнейшему, но и тому, кто заведомо слабее.
Но из этого следует и другой вывод. Точно так же, как чемпион, побеждая в очень упорной борьбе, не имеет никаких оснований для зазнайства, так и «вечно второй» должен черпать уверенность в себе и бодрость духа в победах над всеми спортсменами, кроме первого.
Так обычно и происходит. Опытные спортсмены, занимающие первые и вторые места, умеют отлично управлять своим психологическим состоянием: с одной стороны, не переоценивать свои личные возможности, а с другой — не впадать в уныние от неудач.
Все это, конечно, не исключает нормального волнения перед любым стартом. Больше того, участники соревнований не могут не волноваться, иначе им просто-напросто не удастся напрячь все свои силы: ведь физическое напряжение неотделимо от нервного возбуждения.
Но каким должно быть это нервное возбуждение?
Врачи утверждают, что у некоторых спортсменов перед стартом
даже повышается температура. И весьма значительно — до 37,6—38,0 градусов. При этом учащается пульс, более поверхностным становится дыхание. Такие симптомы среди атлетов называются «стартовой лихорадкой».
И надо сказать, что «стартовая лихорадка» чаще всего помогает показывать высокие результаты. Но это только в том случае, если атлет не утрачивает способности контролировать себя и не «перегорает» до момента старта. Затянувшееся волнение приводит к перевозбуждению, которое быстро сменяется упадком сил, апатией, безразличием к борьбе. Нередко такое происходит прямо на глазах зрителей.
Если вы бывали на соревнованиях легкоатлетов или конькобежцев, то обращали, наверное, внимание на довольно частые фальстарты. Стремясь выгадать каждое мгновение, спортсмены срываются с места до того, как прозвучит команда стартера. Судья тут же возвращает бегунов на исходный рубеж, заставляя их повторить старт.
Но волнение так велико, атлеты столько сил вкладывают в первый рывок, что их возбуждение в результате неудачного начала резко возрастает. И часто повторный старт тоже бывает преждевременным. И даже в трети и в четвертый раз бегуны опережают выстрел стартового пистолета. В таких случаях возбуждение нервной системы достигает максимума и начинает уже мешать спортсмену. Как правило, после двух-трех фальстартов бегуны и конькобежцы уже не в состоянии показать высокий результат.
Многое тут зависит, конечно, от судьи, отправляющего на дистанцию спортсменов: не случайно стартерами становятся самые опытные, наиболее спокойные по характеру люди. Однако и мастерство самих атлетов играет здесь далеко не последнюю роль. От того, в каком настроении выйдет бегун на старт, готов ли он психологически к тому, чтобы помериться силами с фаворитом, или он уже заранее смирился с поражением,— от этих факторов в значительной степени зависит и конечный итог борьбы и ее удачное начало, непосредственно старт.
Настоящие «вечно вторые» атлеты всегда готовы дать бой своему главному противнику. Если бы это было не так, они, несомненно, пропускали бы вперед себя не одного, а несколько соперников, иными словами, они не были бы всегда вторыми. И именно поэтому в тех видах спорта, где появляются «вечно вторые», рекорды и достижения чаще всего «приходят в движение» — повышаются. Чемпион и вице-чемпион как бы подстегивают один другого, не позволяя друг другу успокаиваться на достигнутом. Такой «тендем» приблизительно равных по силам и возможностям спортсменов способен поднимать потолки рекордов до феноменальной, казалось бы, немыслимой высоты.
Вспомните один из первых рекордов замечательного советского тяжелоатлета Юрия Власова в сумме трех движений — 530 килограммов. После того как американец шведского происхождения «сверхчеловек» Пауль Андерсен впервые превысил пятисоткилограммовый рубеж, заявив, что его результат — 512 кг — чуть ли не предел человеческих возможностей, рекорд Власова, естественно, считался феноменальным. Казалось, что уж его-то выше поднять не удастся, а если и удастся, то очень незначительно.
Но вот на спортивном горизонте появился другой советский атлет — Леонид Жаботинский. Долгое время он оставался вторым после Юрия Власова. Но соперничество этих двух спортсменов привело к тому, что абсолютный рекорд в поднятии тяжестей стремительно вырос. Да как вырос! До 592 килограммов! Такой результат и не снился ни одному специалисту тяжелой атлетики всего несколько лет назад, когда впервые был открыт так называемый «500-килограммовый клуб».
Или — дуэт выдающихся прыгунов в высоту Валерия Брумеля и Роберта Шавлакадзе? Несмотря на то, что на Олимпийских играх в Риме Роберт завоевал золотую медаль, а Валерий — лишь серебряную, именно Шавлакадзе в этом виде легкой атлетики считался вторым. Он буквально «преследовал» Брумеля по пятам, а Брумель, в свою очередь, «убегал» от него, все выше и выше поднимая планку мирового рекорда.
Больше того, пожалуй, и не найдешь такого вида спорта, в котором какой-то один атлет все время повышал бы мировые рекорды, а вплотную за ним не двигались бы один-два других спортсмена. Когда рванулся вверх потолок рекорда в толкании ядра среди мужчин, это совпало с появлением целой плеяды талантливых американских атлетов. Рекорд в многоборье среди конькобежцев в последние годы «рос» в результате и с помощью острейшей борьбы между целой группой выдающихся скандинавских спортсменов.
Короче говоря — мы уже упоминали об этом в самом начале книжки— соперничество между чемпионами и их тенью—«вечно вторыми» служит мощным стимулом развития спорта и гарантией интересной, захватывающей борьбы. Этого не происходило бы, если бы вице-чемпионы после одного-двух поражений складывали оружие, отказываясь от надежд, если бы каждая неудача причиняла им психологическую травму.
Так обстоят дела в большом спорте. А вот среди тех, кто только вступает на спортивную стезю, распространено порой явное неумение стойко переносить первые неудачи. Если юный спортсмен в своей секции—сильнейший, наиболее перспективный, если тренер именно его ставит всем в пример, он тренируется с огромным желанием, получая удовлетворение от занятий. Но вот по разным уважительным причинам— например, из-за болезни — паренек пропускает несколько тренировок. За это время товарищи ушли вперед, и он — уже не первый спортсмен секции, а всего лишь «середнячок». И сразу падает настроение, пропадает желание тренироваться, подъем сменяется пассивностью. Бывает даже, что такая апатия приводит к прощанию со спортом. Тут играет роль и ущемленное самолюбие и определенный психологический надлом.
Конечно, превращение из лидера в аутсайдера, из ведущего в ведомые может проходить болезненно. Но надо уметь держать себя в руках, контролировать свое душевное состояние и не поддаваться унынию, хандре. Тот, кто действительно любит спорт, имеет все основания рассчитывать на ответное чувство: настойчивые тренировки никогда не пропадают даром, они неизбежно способствуют повышению мастерства, росту результатов. И если ты отстал от товарищей по секции, то догонишь их, снова станешь первым.
Ну не первым — так вторым. Не следует из-за этого огорчаться: быть вторым настолько же трудно, насколько и почетно. Главное — не падать духом!