Николай Андрианов

Вопрос: — Зарубежные спортсмены являются для вас соперниками Возможны ли какие-либо контакты с ними во время турнира или об этом не может быть и речи?
Ответ:— Спорт — это, конечно, прежде всего соперничество. Но это не значит, что добиваться победы можно любыми средствами, лишь бы опередить своих конкурентов. Нет, советские спортсмены признают честную борьбу.
На зимней Олимпиаде е Саппоро произошел такой случай. Во время эстафеты биатлонистов у нашего лидера Александра Тихонова вдруг сломалась лыжа. И закончивший свой этап Дитер Шпеер из команды ГДР отдал свою лыжу Тихонову. А ведь как раз в эти минуты решался вопрос о командном первенстве. Тихонов пришел первым, опередил биатлониста из ГДР. Принцип дружбы и помощи в спорте оказался важнее олимпийского «золота».
На одном международном турнире в финале я удачно сделал упражнение на перекладине. Думал, что завоюю приз на этом снаряде. За мной работал гимнаст из Чехословакии, и у него была лучшая предварительная оценка. Он мог меня опередить. Вдруг он обнаружил, что у него порвалась кожаная накладка на ладони. Я это увидел и сразу отдал ему свои накладки. Соперник отлично выступил и выиграл первое место. Но я не огорчился — приятно помочь коллеге в трудную минуту...
Спортивные достижения принесли Андрианову известность. С ним советовались уважаемые люди, ценившие его мнение.
И Николай понял, что просто не имеет права замыкаться в собственной скорлупе, думать только о своих занятиях. Он почувствовал огромную ответственность перед самим собой, перед спортшколой, в которой вырос, перед всем спортом Владимира.
...Николай Григорьевич не раз говорил Николаю, что он мечтает увидеть лучшего ученика продолжателем своего дела. — Вот уйду я на пенсию, — грустно улыбался Толкачев, — а кто будет директором? А вот кто — олимпийский чемпион Николай Андрианов, воспитанник владимирской спортшколы. Учись, Коля, тренерскому искусству. Нет ничего интереснее на свете работы с детьми.

Эта свадьба, свадьба пела и плясала... Сначала — счастье двоих. А потом — троих. Маленький Сережка пока только учится ходить по земле...

 

И напряженный ритм тренировок стал еще напряженнее. Николай видел, что тянутся к нему ребята, и он сам уже втолковывал, объяснял, показывал им все известные ему приемы овладения элементами. Горячился, покрикивал, но ему страшно нравилась эта хлопотная возня с мальчишками. В нем проснулся будущий тренер...
Но что бы Николай ни делал, он постоянно возвращался мыслями к Монреальской олимпиаде. Она уже была не за горами. ...Отшумело мировое первенство 1974 года в Варне. Оно было счастливым и несчастливым для Николая. Он знал, что мог сделать больше, и мучился оттого, что не выполнил свой план. Андрианов готовился дать решающий бой японским виртуозам, но спортивное счастье отвернулось от него. Новая программа была рассчитана на победу, однако что-то не получилось. В какой-то момент он сплоховал, допустил ошибку, и его преимущество стало призрачным. Великолепный Сигеру Касамацу следовал за ним по пятам, и Николай пытался от него оторваться. Чаша весов колебалась. Николай знал, что именно сейчас он должен доказать свою силу. Он был готов к этому. Увы, Сигеру Касамацу победил в многоборье, Николаю досталось «серебро».
К соревнованиям VI Спартакиады народов СССР Андрианов подошел, как бы это сказать, в слишком благодушном настроении. Прекрасная победа весной на чемпионате Европы в Берне, когда зарубежные газеты назвали его «собирателем медалей», «уникальным талантом», убаюкала Николая. Ему казалось, что теперь-то он готов к олимпийским сражениям и может снизить нагрузки. Толкачеву пришлось мобилизовать все свое искусство педагога, чтобы изменить настроение ученика. В то же время Николай Григорьевич видел: Коле нужен отдых, спокойная работа в зале. Турнир для него сейчас некстати. ...И произошел срыв. В обязательной программе кольца у Андрианова были третьим видом. Начал комбинацию, но вдруг спрыгнул и опрометью побежал с помоста к своей сумке — порвалась накладка. По правилам положено 30 секунд, чтобы не потерять за непредвиденный простой определенное количество
десятых балла. Вокруг Николая столпилась вся команда, кто-то предлагал свои услуги, он торопливо стаскивал накладки, надевал новые, натирал их магнезией... Опять бросился к кольцам, сделал упражнение, но и время просрочил, и ошибки были. Всего 8,6.
Нет, для него еще не все было потеряно. С его классом он мог догнать кого угодно, даже восходящую звезду Александра Дитятина. В следующем виде — опорном прыжке — Николай решил наверстать упущенное. И смазал-таки — всего 9,0. И вдруг выясняется, что он выполнил прыжок без сигнала арбитра. Ему дали вторую попытку, он снова летел как пуля и в момент толчка потерял координацию. Обязательный прыжок получился «произвольным», все контуры смазались, как на нечеткой фотографии.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9