Партнеры

Страницы: 1 2 3 4 5

Расскажу о тех спартаковцах, воспоминания о которых особенно хранит память.

Оказавшись в именитом клубе, я и радовался, и сомневался, стану ли достойным компании таких знаменитостей, как братья Майоровы, Вячеслав Старшинов? И в то же время интересно было узнать: что же это за игроки, насколько выше их мастерство?

Вспомнить что-либо новое об игре первой тройки «Спартака», той тройки, с которой, по существу, и начался взлет хоккейного клуба, едва ли возможно, столько было написано об этом разными авторами, в том числе и самими знаменитыми спартаковцами. Но вот почему я попал в первое звено и как к нему притирался, почти никто не знает...

Первое, что меня поразило в лидерах «Спартака»,— их беспредельная любовь к спорту. Ее даже трудно передать словами.

Мне кажется, что мало назвать их фанатиками хоккея, настолько они были одержимы им, преданы ему... Это бросалось в глаза не только на тренировках и играх, но и в повседневной жизни Старшинова и Майоровых.

Когда случалось так, что в тренировочной двусторонней игре лидеры уступали в счете второй или третьей тройке, то воспринимали это как личную трагедию. Огорчались не меньше, чем проигрышем в чемпионате СССР основному сопернику — команде ЦСКА. Такого спортивного честолюбия — стремления непременно быть первыми — ныне не хватает многим хоккеистам.

Спортивное соперничество процветало и внутри звена. Каждый из спартаковских асов — хоккеист со сложным характером. Каждый стремился доказать, что играет лучше двух своих партнеров. Они постоянно спорили друг с другом. Мне ни разу не довелось увидеть дружеского разговора между братьями Майоровыми, хотя они близнецы и, казалось бы, должны жить душа в душу. Но вот помню, как Евгений обижался на справедливые замечания Бориса...

Старшинов был более сдержанным в разговорах, но в эмоциональной заряженности он братьям не уступал, и накопленный ее потенциал выплескивал в играх — в силовой борьбе в жестких единоборствах с соперниками.

И при всем этом спартаковская тройка была крепким, сплоченным, боевым звеном искусных игроков, единомышленников, прекрасно понимавших и дополнявших друг друга. Каждый знал, что их сила — в игре коллективной. Они преуспевали и на льду и вне хоккейного поля. Все трое успешно учились в технических вузах, сдавали экзамены без всяких скидок. Отпрашивались со сборов, уезжали на сессии, приезжали в другой город незадолго до матча... Тренеры им полностью доверяли, ибо их игровая подготовленность всегда соответствовала требованиям к мастерам высокого класса.

В первое звено я был включен после того, как Евгений Майоров закончил играть в хоккей. Началось опробование кандидатов на правый край нападения. Здесь проверялись Виктор Ярославцев, Александр Якушев, однако ничего не получилось. Корифеи своим авторитетом подавляли новичков. И тогда на вакантное место определили меня. В сложную я попал ситуацию...

Новые партнеры были недовольны всем: не так или несвоевременно отдал им пас, а то и вовсе пошел на обводку, когда они ожидали передачу, не с той точки бросил по воротам и т. д. Претензии ко мне возникали в любых игровых моментах. Но я не обращал внимания ни на ворчание, ни на ругань и играл так, как сам считал нужным, хотя и учитывал все дельные замечания асов и старался исправить ошибки. Но партнерам и вида не показывал, что хоть в чем-то с ними согласен. Знал, что нельзя им поддаваться, соглашаться с их претензиями на безусловное первенство, а надо постоять за себя.