Валерий Харламов

Валерий ХарламовИмя выдающегося спортсмена  Валерия Харламова еще при жизни стало легендарным — заслуженный мастер спорта СССР, двукратный олимпийский чемпион, восьмикратный чемпион Европы, восьмикратный чемпион мира,  десятикратный чемпион СССР, награжден двумя орденами Трудового Красного знамени, орденом «Знак Почета», медалью «За трудовую доблесть», удостоен Почетного знака ВЛКСМ и знака ЦК ВЛКСМ «Спортивная доблесть».
Валерии Харламов снискал себе всеобщую любовь любителей хоккея не только в нашей стране, но и далеко за ее пределами.
В разделе представлены очерки, воспоминания журналистов, тренеров, всех, кто хорошо знал Валерия Харламова.
Иллюстрировано редкими фотографиями В. Харламова в кругу семьи, среди друзей, на льду.
В рубрику о выдающемся армейском хоккеисте вошли воспоминания и рассказы людей, хорошо знавших Валерия Харламова, — тренеров, спортивных журналистов, товарищей по команде, друзей. Дополнено материалами о вкладе Валерия Харламова в достижения советского спорта, новыми фотографиями.
Рассчитано на массового читателя и адресуется, прежде всего, молодежи увлеченной спортом.

Приятно раскрыть новую, еще пахнущую типографской краской книгу — плод напряженной работы, поисков, размышлений. Первое время после того, как книга увидела свет, ощущаешь только радость и не обращаешь внимания на недоделки, которые, однако, со временем становятся заметными.
Книга «Три скорости Валерия Харламова» была первоначально задумана как рассказ одного автора о недолгой жизни и яркой спортивной судьбе выдающегося мастера хоккея. Детство, семья, товарищи, первый тренер и первые шаги на льду, годы становления, победы и поражения, города, страны, люди, люди, люди... Вся жизнь Валерия Харламова была на виду. Он жил в коллективе, общался с огромной аудиторией. И вместе с тем многое в его жизни, в жизни человека творческого, одаренного, непростого, не выплескивалось на всеобщее обозрение. Поэтому, собираясь рассказать о Харламове, я беседовал с его родителями, близкими, друзьями, даже с малознакомыми с ним людьми. Малейший штрих, оценка, впечатление — все было важно. Особенно дорого было мнение о Харламове его товарищей по команде, тренеров.
Чем дальше шла работа, тем больше я утверждался во мнении, что книга о Харламове должна стать коллективно созданным портретом героя спортивного десятилетия. Ведь сегодня с позиций самого точного критерия — времени — совершенно очевидно, что хоккей 70-х годов отмечен знаком понимания и выражения игры Валерием Харламовым.
Прошло пять лет. Его достижения бережно хранят команда ЦСКА и сборная СССР, его имя звучит в эфире и не сходит с газетных полос, интерес к личности Харламова не ослабевает. Нет, не может один автор подробно и проникновенно рассказать о человеке, который десять лет был кумиром миллионов почитателей хоккея. Да и у каждого в памяти «свой» Харламов. Талант принадлежит всем, и в этом его неповторимость. Кроме того, коллективно создать портрет Валерия Харламова — значит исключить предвзятость, субъективизм.
В книге о Валерии рассказывают люди, для которых его уход из жизни — не только личное горе, но и побудительная причина осмыслить, что же сделал он для развития такой поистине великой игры XX века, как хоккей.
Жизнь показала, что спортивная деятельность Валерия Харламова вышла за рамки хоккейной площадки. Победы ЦСКА и сборной СССР приобрели нравственное звучание. Офицер Советской Армии, гражданин великой страны стал примером для подражания, одним из тех, по кому в наш стремительный и беспокойный век люди соизмеряют свою причастность к большому и важному делу.
После выхода в свет первого издания книги «Три скорости Валерия Харламова» читатели в письмах-отзывах попросили продолжить рассказ о выдающемся хоккеисте. Так появились в новом издании воспоминания его товарищей — хоккеистов ЦСКА. Некоторые читатели даже подсказали интересные темы. «В Чебаркуле комсомольцы создали замечательный музей боевой и трудовой славы своих земляков,— написала М. Кирсанова из Тольятти.— Есть там и стенд, посвященный В. Харламову». Л. Креерайтис из Вильнюса попросил: «В Москве работает хоккейная школа, которой присвоено имя Валерия Харламова. В школе выросли выдающиеся мастера хоккея. Расскажите об этом».
Пока будут играть в хоккей, люди будут помнить замечательного хоккеиста Валерия Харламова. Об этом пишут в Главное политическое управление Советской Армии и Военно-Морского Флота, в Центральный спортивный клуб армии солдаты и офицеры: «На книгу — очередь. В подразделениях прошло обсуждение. Общее мнение: книгу нужно дополнить новыми статьями, очерками». Множество писем такого содержания приходит из библиотек воинских частей.
Генерал-лейтенант Вадим Дмитриевич Лукиных, опытный политработник, хорошо знающий специфику спорта, порекомендовал мне подготовить второе издание книги «Три скорости Валерия Харламова», подсказал тематику новых Очерков, которые помогали бы в воспитании солдат и офицеров, ибо образ выдающегося спортсмена, запечатленный в литературе, должен воспитывать лучшие черты характера советского человека.
Книга о Валерии Харламове была уже сверстана, верстку читали авторы, когда в Москве состоялось открытие чемпионата мира по хоккею 1986 года. Первый матч — фестиваль большого хоккея. Дворец бурлит, взрывается овацией, тонет во вздохах огорчения — идет борьба настоящих мастеров. В перерыве мы прогуливаемся по фойе с пятикратным чемпионом мира Юрием Лебедевым.
— Помнишь семьдесят девятый год? Тогда здесь, в Лужниках, в составе сборной блистал на льду Валерий Харламов...
— Еще бы! — отзывается Юрий. — Счастливое, памятное время. Мы тогда были неразлучны — Валерий Васильев, Валерий Харламов и я. А как Харламов опекал Сашу Скворцова?! Как помогал ему одобрением, шуткой?! Только благодаря Валерию Саша смог почувствовать себя равным среди именитых.
Четверо мужчин обсуждают перипетии прошедшего периода матча.
— Вы заметили, как красиво сыграл Фетисов? А Крутов сегодня — настоящий Харламов!
Мы с Лебедевым долго молча смотрим друг на друга. И думаем об одном: Валерии Харламов оставил о себе такую память, которую не стирают годы, игры, новые звезды.
Получилась ли книга? Об этом судить читателям.
Борис Левин