Открытие Олимпийских игр

День открытия Олимпийских игр для гребцов начался обыденно. Рано утром выезд на Альбано для тренировки. Вернулись усталые, без особенного желания участвовать в параде. На отдых, обед и переодевание оставался час. Вялые и несколько недовольные выходили ребята на построение. Но странное дело — встав в строй, почувствовав себя членами делегации, парни преобразились. Словно и не было усталости. Плохое настроение уступило место хорошему, праздничному волнению, радостному ожиданию чего-то большого, неповторимого.
Колонна советских спортсменов выглядела очень красиво. Впереди — стройные девушки в белых платьях с красными поясами, за ними — рослые крепкие ребята в голубых костюмах.
По набережной Тибра спортсмены прошли торжественным маршем к Олимпийскому стадиону. По мере приближения к цели гуще становились толпы народа на улицах. Окна, балконы, крыши домов были усеяны зрителями. Аплодисменты, приветственные возгласы, дружеские рукопожатия на ходу — всё это создавало непередаваемую атмосферу теплоты, доброго людского участия.
На арену стадиона ведет длинный туннель. Одна за другой скрываются в нем делегации 84 стран — участниц Олимпиады. Наконец пошли советские спортсмены. Сумерки туннеля — и, словно взрыв, грохот аплодисментов и ослепительное сияние солнца. Аплодисменты ширятся, растут, перекатываются по чаше стадиона, достигают наивысшего накала. Стройными рядами, четко держа равнение, чеканно проходят посланцы Страны Советов. Тепло человеческих сердец грохотом прибоя льется с трибун на арену, вызывая ответную волну тепла. Какое-то щемящее чувство теснит грудь. Это уже не марш, это парение в воздухе. Не в силах сдержать чувства, наши спортсмены в приветствии поднимают над головой руки, машут трибунам.
Счастье!.. Каждый, кто шел в тот день по гаревым дорожкам стадиона в Риме, может сказать: я знаю, что такое счастье. Это радость того, что ты представитель великой социалистической державы, ее полномочный посланец.
Взволнованные, растроганные спортсмены выстроились на поле стадиона. Кто-то произносил речи, кто-то регулировал ход торжественной церемонии, но никто из спортсменов разобраться в этом не мог. Лишь несколько дней спустя из газет мы узнали подробности открытия.
Не зная итальянского языка, мы ни слова не поняли, что говорилось. Поэтому спортсмены, естественно, несколько потеряли интерес к церемонии. Гораздо интереснее было знакомиться со стоящими рядом спортсменами из других стран. Завязался обмен значками, сувенирами, ряды делегаций перемешались. Вдруг по полю прокатилось:
— Факел, факел!
Итальянский юноша Джанкарло Перес вбежал на стадион, держа в вытянутой над головой руке горящий факел. Пробежав круг по стадиону, он поднялся на трибуну к светильнику, на секунду замер, и зажег Олимпийский огонь. В тот же миг в небо взлетели выпущенные в разных концах стадиона голуби, салютом громыхнули где-то невдалеке пушки, зазвонили во все колокола соборы города. Мощный хор исполнял Олимпийский гимн. Игры открылись.
На следующий день на озере Альбано вспыхнул младший брат Олимпийского огня. Спор за медали начали гребцы на байдарках и каноэ. А нам предстояло еще томительное ожидание.
Между гребцами на байдарках, каноэ и академических лодках издавна идет шутливая перебранка. Обе стороны с переменным успехом изощряются в колкостях, стремясь доказать, что только их вид по-настоящему достоин называться греблей. Но в этот день замолкли даже самые отчаянные задиры из «академиков». После двух дней отборочных соревнований у байдарочников и каноистов наступил час решающей борьбы — день финальных заездов.
Наши спортсмены выступали уже во многих видах. Но еще никто из них не смог завоевать первого места, стать чемпионом Олимпиады, хотя шел уже четвертый день Олимпийских игр.
...Ломаной цепочкой приближаются байдарки к финишу. На трибунах — невероятный шум и гам. Две лодки, опережая остальных, идут совершенно ровно. До финиша остаются метры... Финиш...
Антонина Середина, техник-строитель из Москвы, опередила свою соперницу из ГДР Цене на 0,16 сек. Первая золотая медаль. Но этим не кончился счет медалям. Белорусская двойка каноистов Л. Гейштор и С. Макаренко, отлично пройдя дистанцию, финишировала первой с большим отрывом. Третий раз гимн Советского Союза звучал победно и величаво в честь второй раз ставшей чемпионкой Антонины Серединой и ее подруги Марии Шубиной, выигравших заезд двоек.
Три золотых медали из семи, одна серебряная, первое место в командном зачете — это был триумф. И «академики» дружно качали победителей, принесших первые золотые медали в общую копилку советской делегации.