На Чемпионат Мира в роли зрителя

Страницы: 1 2

Из города на вершину горы Фихтельберг ведет длинная подвесная дорога, слева от нее находятся три трамплина. Один из них предназначен для начинающих, второй— пятидесятиметровый — летом покрывается пластиком и используется для тренировок, на третьем — семидесятиметровом — проводятся соревнования.

Прыгуны ГДР и без Рекнагеля доказали свое превосходство. Победил Иоганн Ридел, за ним следовали Кюрт, Бокелог, Лeccep, а уже после них шли прыгуны-иностранцы. В нашей команде лучшим был Мотейлек (12-е место), я занял двадцатое место. Тысяча жителей Обервизенталя и около пяти тысяч гостей и туристов, съехавшихся на соревнования, восторженно рукоплескали победителям— хозяевам трамплина.

В Клингентале мы прыгали с прекрасного трамплина, построенного любителями лыжного спорта в честь уроженца Клингенталя Гарри Гласса, занявшего третье место на Олимпийских играх в Кортина д'Ампеццо. Во время соревнований мы не переставали удивляться количеству великолепных спортсменов Германской Демократической Республики и их мастерству.

Прыгуны ГДР уже долгие годы идут в первых рядах нашего вида спорта. Во время моей поездки в ГДР в команде наших соперников уже не было знаменитых Гарри Гласса и Вернера Лессера, известных многочисленными победами в пятидесятых годах, зато был Хельмут Рекнагель. Два сезона (1959 и 1960 годы) он не давал никому ни малейшей надежды на победу, завладел олимпийским золотом, в Закопане собирался проститься со спортом, но опять завоевал звание чемпиона мира.

После Рекнагеля на ведущие позиции начали возвращаться норвежцы, а прыгуны Германской Демократической Республики стали их постоянными соперниками. К таким прыгунам, как Бокелог, Кюрт и Альфред Лессер, в 1962 году начала присоединяться молодежь: Петер Лессер, Нойендорф, Шарф, Манфред и Хорст Квек, Райнер и Гейнц Шмидт, Карфовски.

Я редко видел, чтобы в одной стране было столько отличных прыгунов, как в Германской Демократической Республике зимой 1962 года».

В противоречивом настроении Рашка вернулся из поездок в Польшу и ГДР. Он был в восторге от результатов выступлений лучших прыгунов мира и в то же время разочарован тем, что не смог помериться с ними силами. Было жаль затраченных усилий, с которыми он преодолел тяжелую травму, чтобы попасть на чемпионат мира. Но обещал себе, что будет готовиться так, чтобы в следующий раз не оказаться в стороне.

Рашка знал: у спортсмена всегда есть возможность доказать, что те, кто ему не доверял, ошибались. Чемпионат республики в Шпиндлерув Млыне и был тем соревнованием, от которого многого ожидал Рашка. Он хотел занять третье, в худшем случае — четвертое место и тем самым доказать, что в Закопане с ним поступили несправедливо. Слишком большое стремление к победе повлекло за собой нервное перенапряжение. Тренировки его только увеличили. Рашка так нервничал, что перед соревнованиями впервые принял успокоительное, послушавшись советов друзей. Но вместо спокойствия появилась чуть ли не летаргия, ему захотелось спать, он не мог заставить себя максимально сосредоточиться на прыжке. «В воздухе я чуть не уснул»,— комментировал Рашка свой старт и сокрушенно признался в том, что принял порошки. За этот урок он дорого заплатил. Рашка занял шестое место. Ему осталось лишь надеяться на будущее и упрекать себя в том, как необдуманно он упустил свой шанс.