Информация

Самыми занятыми людьми на чемпионате мира были, вне всякого сомнения, руководители пресс-центров: в Берне — Генри Эггенбергер, а в Женеве — Лелио Ригасси. Под их началом оказалось свыше четырехсот аккредитованных корреспондентов из 21 страны, и всех их надо было вовремя снабдить необходимой информацией, а это дело непростое.

Информация, информация, информация... Красные, желтые, белые, голубые листки пресс-бюллетеней повсюду: в служебных помещениях пресс-центра, в комнатах для работы корреспондентов, в коридорах и даже в баре для журналистов. Их много, этих разноцветных листков, и они с каждым днем все прибавлялись и прибавлялись. Журналисты доставали листки из своих пресс-ящиков, их разносили в ложе прессы быстрые мальчики-курьеры. В Берне, кстати, они были не просто курьерами, а самыми «настоящими» хоккеистами юношеских команд местного хоккейного клуба. Всем им, конечно, очень хотелось посмотреть встречи чемпионата мира, и поэтому к своим обязанностям в пресс-центре они относились чрезвычайно энергично и ответственно.

Но вернемся к информации. Она нужна журналистам как воздух. Не имея информации, журналист чувствует себя не в своей тарелке. Я вспоминаю первые дни чемпионата, когда турнирное колесо еще не полностью раскрутилось, когда фактов для какого-либо анализа, сопоставлений, характеристик команд и отдельных игроков еще было мало. В эти дни мои коллеги ходили скучные и неразговорчивые: им явно чего-то недоставало.

Да, информация нужна журналистам как воздух. Именно поэтому на помощь организаторам чемпионата в Берне пришел компьютер, установленный довольно далеко от Дворца спорта «Альменд» — в Цюрихе. «Пищу», предназначенную для компьютера, работники раз. личных служб передавали в Цюрих по обычным телефонным каналам, зато ответы компьютера, поступавшие в копировальные машины (а они находились в глубоких подвалах «Альменда»), следовали мгновенно. Через считанные минуты журналисты получали пресс-бюллетени с различной информацией о ходе очередного матча (составы команд, характеристики команд, авторы голов, штрафное время, результаты каждого периода). После окончания встречи эти данные суммировались и выдавалась характеристика матча в целом.

Информация к журналистам поступала быстро. Что ж, скорости растут не только в хоккее! Темп, темп, темп! Это девиз не только хоккеистов, но и журналистов. В период с 19 по 26 марта только швейцарские репортеры передали в свои редакции 867 корреспонденций... Если бы строчки этих отчетов можно было сложить вместе, то их длина составила бы 8396 метров. Иностранные комментаторы радио и телевидения, по подсчетам пресс-центра, за этот же период выходили в эфир 657 раз. Общее время их репортажей — 6095 минут. Корреспонденты (Различных газет и журналов, информационных агентств передали 1524 репортажа — 850 тысяч слов. Они могли бы составить 11 томов по 200 страниц каждый. 2200 страниц репортажей передали иностранные радиокомментаторы (к ним относятся и советские радиожурналисты) всего лишь за три с половиной дня. С 19 по 26 марта состоялось 1500 телефонных разговоров из пресс-центра.

45 цветных телевизоров были установлены в пресс-центре в Берне. Для этого пришлось специально уложить 2500 метров кабеля. На первый взгляд нет ничего необычного в том, что в любом помещении пресс-центра любой матч можно было посмотреть от начала и до конца. Но не все встречи транслировались в эфире. Это значит, что некоторые матчи показывались по телевизору специально для узкой аудитории — в 450 человек, то есть только для спортивных журналистов.

110 пишущих машинок было в распоряжении корреспондентов в Берне. За ними могли работать журналисты, владеющие английским, французским, русским, немецким, испанским,   итальянским, шведским, финским языками (а во время турнира группы «Б», на котором, кстати, было аккредитовано 220 журналистов, долго пришлось искать пишущую машинку для японских журналистов).

Несколько десятков тысяч километров накатали микроавтобусы, которые перевозили журналистов из отелей Берна и Женевы во Дворцы спорта и обратно.

Вся эта техника пришла на помощь журналистам в их работе. А ее было много, и она была трудной.

Оперативно передать полтора десятка добротных репортажей в газету — нагрузка серьезная, не каждый справится с такой задачей. В 6 или 7 часов утра у большинства наших корреспондентов передача материала по телефону в редакцию (по московскому времени  это 8—9 часов). Связь частенько прерывается. Наступают томительные минуты, а то и часы ожидания у телефона. Завтрак забыт — до него ли? Но вот репортаж передан, теперь надо торопиться в гостиницу к советским хоккеистам, готовить материалы для следующего номера. Вечером два матча. Пресс-конференция после второй встречи заканчивается около полуночи. Скорей в гостиницу! И не гаснет свет в номерах, где живут корреспонденты, до 3—4 часов ночи. И так каждый день.

А потом наступает день и та минута, когда журналисты вынимают из пресс-ящиков бюллетени со следующими словами: «Матчами ЧССР — Финляндия и СССР — Швеция закончился чемпионат мира 1971 года. Мы благодарим всех журналистов, находившихся в Женеве, за работу и дружескую поддержку. Мы обращаемся к ним с дружескими пожеланиями... Мы говорим вам: «До свидания, до встречи в Саппоро и Праге!».

Я не представляю себе сегодняшний мир без хоккея. А хоккей — без журналистов.