Тяжелая клюшка вратаря

Любители хоккея со стажем, видимо, не забыли это имя. Шахтер из Остравы Иозеф Миколаш в конце 50-х и начале 60-х годов защищал ворота клуба «Витковицы» и сборной Чехословакии. Мы познакомились с ним здесь же, в Швейцарии, десять лет назад. Тогда Йозеф сыграл отлично. Его команда выиграла у сборной СССР — 6:4, у шведов — 5:2. Даже канадцы, в рядах которых выступали такие снайперы, как Маклеод (потом тренер «Кленовых листьев»), Смит и Слай, смогли лишь один раз поразить ворота Миколаша. Матч закончился вничью—1:1. Только лучшая разница заброшенных и пропущенных  шайб сделала канадцев чемпионами мира. Сборная Чехословакии получила золотые медали первенства Европы.

Через два года мы снова встретились с Миколашем. На этот раз наша встреча состоялась в стокгольмской ратуше на приеме по случаю окончания чемпионата мира. Миколаш сидел грустный и молчаливый. Его команда не оправдала надежд, которые на нее возлагали,— осталась третьей, да и сам он сыграл неважно. Тогда,— видимо, под впечатлением неудачного итога — он поделился со мной:
— Десять лет играю я в воротах, но своему сыну ни за что не разрешу быть вратарем: хватит на нашу семью моих травм и шрамов на лице. А может быть, он и сам не захочет быть голкипером. Защищать хоккейные ворота могут немногие. Если боишься шайбы, лучше не браться за тяжелую вратарскую клюшку.

...И вот наша третья встреча. Миколаш уже не играет в хоккей. Разве что иногда в команде ветеранов... Теперь он мой коллега — Иозеф корреспондент остравской газеты «Ческословенски спорт». В Швейцарии он работал в составе бригады, которая освещала события чемпионата. Две недели подряд в газете появлялись репортажи, в начале которых стояло одно и то же клише — автор корреспонденции был сфотографирован в полной вратарской форме.
—       Помнишь, Йозеф, что ты мне говорил о тяжелой вратарской клюшке?
—       Конечно, помню.
—       Не переменил своего мнения?
—       Переменил... Клюшка вратаря стала еще тяжелее. Понимаешь меня? После того как разрешили силовую борьбу по всему полю, после того как вошли в моду клюшки с загнутыми крюками (не клюшки, а пращи), вратарям стало играть значительно сложнее. Теперь одной смелости мало. Нужна сверхреакция.

Раньше в самых напряженных матчах вратарь отражал 12—17 бросков. Сейчас не редкость, когда голкипера атакуют 25—30 раз за игру. Защитники ныне «не церемонятся» с нападающими даже в средней зоне. Шайбу особенно-то не разыграешь. Перешел красную линию — бросай! Команды на тренировках стали больше внимания уделять броскам. Разве на чемпионатах мира 1961 и 1963 годов были у кого-нибудь из форвардов такие пушечные «щелчки», как сейчас у Фирсова?

Не удивительно, что на этом чемпионате никто из вратарей особенно не проявил себя: слишком сложно было держать ворота «сухими». В начале турнира мне больше других нравился Карл Ветцель. Он не новичок в хоккее и на чемпионатах мира: в 1967 году в Вене был признан вратарем номер один. Побывал и в профессиональных клубах. Его вершина — первый период матча СССР — США в Берне. Но в конце турнира силы явно покинули американца.

Потом я думал, что наконец-то титул лучшего вратаря мира получит мой давний знакомый Виктор Коноваленко. Однако в середине и особенно в конце турнира он сыграл не совсем удачно. В Швейцарии Коноваленко пришлось очень много трудиться — защитники помогали ему плохо.

Владислав Третьяк
Владислав Третьяк

В декабре в Прешове на европейском чемпионате юниоров я впервые увидел в деле Владислава Третьяка. У него отличная техника игры. Пожалуй, лучше, чем у всех европейских вратарей. Третьяк не только техничен, он молод, смел, и, думаю, у него впереди славная спортивная карьера. Не хватает опыта. Но это, как известно, дело наживное.

Жаль, что не увидели мы в Берне и Женеве Лейфа Хольмквиста. В этом он, правда, сам виноват: разве можно сейчас играть, а тем более тренироваться без маски?
Его преемник Крисгер Абрахамссон — способный вратарь. Мешало ему то, что он, подражая Хольмквисту, тоже играл без маски. Стоило Фирсову в матче первого круга замахнуться на бросок, как шведский вратарь забывал о защите своих ворот и думал только о собственной безопасности.

Неплохо начали чемпионат финны Урпо Илонен (лучший вратарь 1970 года) и Йорма Валтонен. Но потом и они сдали. Валтонен явно устал в матчах первенства Финляндии (его клуб стал чемпионом страны), а Илонен был явно не в ударе.

Что сказать о моих соотечественниках? Лучшим вратарем сезона у нас был ветеран Владимир Надрхал из ЗКЛ. Но руководителей сборной, видно, смутил его возрасг. Большой опыт за плечами у Владо Дзуриллы, но и вратарь «Слована» тоже, к сожалению, остался дома.

Иржи Холечек по праву получил приз «лучшего вратаря чемпионата». Особенно хорош он был в трудных матчах с советскими хоккеистами. А в начале турнира он, как говорится, чуть не испортил всю обедню. Проигрыш сборной США на старте — это в основном из-за грубых ошибок Холечека. Он и тренеров смутил. Со шведами поставили Марцела Сакача. А он пока годится только на роль запасного вратаря Наши забили шведам пять голов — давно такого не было! Но Сакач умудрился пропустить шесть шайб...

В команде — сборной и клубной — должны быть два равноценных вратаря. Если голкипер стоит без замены, долго поддерживать хорошую форму он не сможет. Матчи в Берне и Женеве лишний раз это подтвердили.