Ученики выходят «в люди»

Вы, вероятно, не раз читали, как режиссеры кино подолгу подбирают актеров на какую-либо роль. Но выбор режиссера еще не решает дела: роль должна понравиться и актеру. Поэтому давайте-ка и мы, хотя речь у нас идет не об искусстве, а о спорте, проведем своеобразную «читку ролей» — выясним, какими же качествами должен обладать претендент на то или иное игровое амплуа.

Кстати, специализация гандболистов возникла сравнительно недавно — лет пять назад. До этого она была чисто условной и в общем-то игроки команды делились на солистов — тех, кто забивает, — и статистов, в чьи обязанности входило оказание всяческого содействия лидерам. Иное дело теперь — в современных командах довольно строго соблюдается «разделение труда». И лишь обязанности одного человека остались точно такими же, как и раньше. Лишь одного — вратаря.

Часовой, страж ворот — какими только звучными эпитетами не награждались футбольные и хоккейные вратари. Мало того. Мужество хоккеиста № 1, закрывающего грудью путь шайбе в ворота, воспевалось чуть ли не стихами... Футбольный голкипер, сумевший после двух пропущенных голов не пасть духом, описывался как образец несгибаемой воли. Можно ли после этого сравнивать с ними стража гандбольных ворот?

Думается, можно. И для того чтобы вы представили, что вас, коль скоро вы выберете эту роль, ожидает, мне хочется немного рассказать о роли вратаря в гандбольной команде.

Прежде всего вы должны запастись изрядной долей оптимизма. Гандбол — это не футбол, и добрый десяток (а то и два) голов всегда может оказаться в сетке ваших ворот. И если вратарь после каждого пропущенного мяча будет предаваться отчаянию, то команде его будет очень плохо. Хоккейная поговорка «вратарь — это половина команды» вполне подходит и к гандболу.

Кстати, если шайба, в соответствии с часто употребляемым журналистами выражением,— пуля, то гандбольный мяч — это небольшой снаряд. А для того чтобы отразить снаряд, нужно не только умение, но и мужество. И, вероятно, не случайно Николай Пучков, один из лучших советских хоккейных вратарей, говорил: «Гандбольные вратари могут только позавидовать хоккеистам— наша участь легче».

Вы не испугались? Нет? Тогда выбирайте эту трудную — скажу вам по секрету, она мне очень нравится — «профессию». Но помните об ответственности.

Девиз малого гандбола: «все — в защите, все — в нападении». Поэтому, когда команда обороняется, у вратаря есть шесть помощников, еще шесть вратарей. Да, да, именно вратарей. Так, например, в матчах против команды МАИ нам всегда приходилось трудно: все полевые игроки этой команды неплохо владеют искусством блокирования. И частенько мяч, посланный, казалось бы, точно в ворота, так и не долетал до вратаря — руки защитников встречали его еще на полпути к цели.

Недавно мне довелось видеть матчи сильнейших юношеских команд СССР. Ребята, научившись хорошо бросать по воротам, в защите уповали главным образом на превратно понятую коллективность действий. Но оборона, построенная даже по лучшим рекомендациям, не может спасти от всех бед. Любой непредвиденный теорией ход атакующих ставил гандболистов защищающейся команды в тупик, ставил потому, что ребята не умели обороняться индивидуально. Гандболисты нашей команды поняли эту премудрость давно и львиную долю тренировочного времени уделяли совершенствованию индивидуальных действий.

Как? Да очень просто. Борис Космынин, Георгий Лебедев относятся к числу форвардов, которых в игре один на один удержать почти невозможно. Вот в задачу каждого из гандболистов «Труда» в ходе тренировки и входила обязанность персонально опекать кого-либо из этих отличных нападающих. Может быть, это и звучит странно, так как персональная опека крайне редко применяется в гандболе, но навыки такой опеки необходимы любому спортсмену, независимо от того, на каком месте в обороне он выступает и какой системы защиты придерживается команда.

Персональная опека — это первый этап на пути к освоению амплуа защитника. Второй же — умение блокировать броски. Однако такое разделение на этапы условно. Скажем, для защитников передней линии (с тактическими вариантами вы познакомитесь несколько ниже) блокировка не столь важна: отлично развитые навыки персональной опеки позволяли нашим передним защитникам просто не подпускать соперников к дистанции прицельного броска. Зато тем, кто занимает в обороне позицию у линии площади ворот, стоило поучиться у Георгия Лебедева.

Умение перехватить или отразить мяч, брошенный нападающим, пришло к Лебедеву далеко не сразу. Обычно, когда нападающие отрабатывали броски по воротам, Лебедев был первым добровольцем на пост защитника и покидал это место, лишь когда силы оставляли его. За мгновение до броска он делал шаг навстречу нападающему и парировал удар в прыжке (верховые мячи), или в выпаде, или даже в падении (мячи, идущие ниже пояса) двумя руками. Кстати, низовые мячи можно отбивать и ногами: такое нарушение наказывается лишь девятиметровым свободным броском.

Допустим, вы уже освоили эти приемы индивидуальной игры в защите. Вот теперь-то можно подумать и о принципах построения оборонительных бастионов.

Излюбленным вариантом защиты «Труда» была система 3—3. Эти цифры означают (вратарь не учитывается в формуле), что у линии площади ворот располагаются три игрока, а другое трио выдвинуто вперед, к зоне девятиметровой линии. Защитники задней линии прикрывают соперников, действующих на ближайшем к воротам огневом рубеже, а передним вменяется в обязанность ликвидация атак в центральной зоне. Такой вид обороны позволяет довольно успешно бороться со снайперами соперников, но, увы, фланги остаются укрепленными далеко не достаточно. Поэтому-то в турнирах последних лет команды, умеющие хорошо атаковать с флангов, всегда доставляли гандболистам «Труда» массу неприятностей.

Большинство украинских команд решает эту задачу не мудрствуя лукаво — назад оттягивается один игрок из передней тройки, и система защиты приобретает вид 4—2.



Долгое время этот вариант был наиболее модным — еще бы, его применяли украинцы. Однако теперь он сдается в архив: двое передних защитников не могут нейтрализовать «снайперов», а фланги все равно, хотя и в меньшей мере, чем при системе 3—3, остаются уязвимыми.

В современном гандболе большинство команд предпочитает еще усилить оборону линии ворот. Впереди остается лишь один защитник— своего рода «волнорез», о который должны разбиться волны атак нападающих. А на долю остальной пятерки отводится борьба с «местными течениями».

Иногда «впередсмотрящему» поручается персональная опека лучшего игрока соперника (такая система обозначается 5 + 1).

Впрочем, здесь стоит рассказать о матче двух сильнейших московских команд— «Труда» и МАИ. Студенты авиационного института, впервые применившие у нас этот (5 + 1) вид обороны, прикрепили к Лебедеву персонального сторожа. И сразу же нарушились привычные игровые связи, участились ошибки, и крайние нападающие, оставшись «без питания», большую часть времени действовали вхолостую. Мы выиграли этот матч, но урок был нагляден: к игре против соперника, использующего систему 5 + 1, нужно готовиться очень тщательно.

Последний вариант защиты — 6—0 вы, наверно, могли бы назвать и сами: стенка из шести игроков выглядит еще более солидной и фундаментальной, а следовательно, и более надежной. Такое утверждение верно только наполовину: лишь команда, имеющая в составе отличного вратаря, может успешно играть по системе 6—0, в противном же случае дальние броски бомбардиров быстро заставят перейти к более активным формам обороны.

Количество атакующих схем несколько ограниченно. Грубо говоря, их всего две, хотя число всевозможных модификаций близко, вероятно, к бесконечности. Так что означает 4—2 и 3—3 применительно к нападению?

Первая цифра опять-таки соответствует числу гандболистов, действующих у линии площади ворот. Вторая определяет численность второго эшелона атаки. Чаще всего сзади действуют три гандболиста: центровой (или разыгрывающий) и двое полусредних. Столько же играет и на «линии огня» — на линии площади ворот, причем двое — крайние нападающие — атакуют с флангов, а один — линейный — из центральной зоны.

При системе 4—2 в первом эшелоне действует еще один линейный.

Роль линейного чем-то сродни игре центрового в баскетболе, она очень тяжела: линейный действует в постоянном окружении соперников, мяч попадает к нему довольно редко, и каждый раз он должен распорядиться им как можно лучше. Вот поэтому это амплуа обычно выбирают рослые, физически крепкие игроки. Обычно, но далеко не всегда. Наш линейный Юрий Исаенко был невысок ростом да и не отличался богатырским сложением. Но, по-моему, он был одним из лучших линейных в советском гандболе. Цепкость, уверенный прием мяча и весьма хитроумные — подкрученные — броски по воротам позволяли ему побеждать там, где другие ничего не могли сделать.

Под стать ему был и крайний нападающий «Труда» Юрий Зайцев. И когда иной раз пытаются доказать, что роль игрока этого амплуа не столь уж важна в современном гандболе, я вспоминаю, сколько важных, порой решающих, голов забросил мой бывший одноклубник.

Игровая профессия выбирается по характеру. Думается, не стоит оспаривать эту истину. Но даже овладев всеми секретами бросков в прыжке с падением — это главное, если не единственное, оружие линейных и крайних, — вы можете не стать игроком высокого класса. Можете не стать по одной простой причине...

Рыболов, я имею в виду истинного любителя рыбной ловли, может часами сидеть без движения. Он, как ребенок, радуется — нет, даже не добыче — лишь легкому движению поплавка. И ждет, терпеливо ждет... Но вот поклевка — и рыбак мгновенно преображается: он становится быстрым, решительным.

Таким сочетанием рыбацкого терпения и находчивости должны обладать и игроки передней линии атаки. Их игра чаще всего не очень эффектна: все эти перемещения, отвлекающие маневры порой напоминают неискушенному зрителю обыкновенную беготню. Еще бы!

Мяч у полусреднего, а крайний нападающий спешит со всех ног в центр и, не получив мяча, вновь возвращается на свое место. Так стоило ли бегать?!

Не верьте первому впечатлению. Без этих вот «никому не нужных» перемещений победы в современном гандболе невозможны. И стоит иногда игроку, лишь одному игроку, забыть об этом или, не получив несколько раз мяч в выгодном, как ему казалось, положении, предаться апатии, как атаки команды становятся куда менее острыми. И не случайно, говоря об одной из сильнейших сегодня наших команд — о «Буревестнике» (Тбилиси),— и зарубежные, и наши спортивные обозреватели поднимают на щит крайних нападающих тбилисцев. Они делают огромную черновую работу, зато, получив мяч, мгновенно «подсекают рыбку» — посылают его в ворота.

Достоинство роли полусреднего вряд ли нужно особенно расписывать. На это место претендуют, как правило, почти все, кто делает первые шаги в гандболе. И претендуют не случайно: мяч — их постоянный спутник на площадке; голы, а следовательно, и аплодисменты — тоже главным образом их привилегия. Но кому много дано, с того много и спрашивают. Вот поэтому-то полусредним — об этом часто забывают — необходимо тренироваться вдвойне.

Не знаю, сумел ли я убедить вас, что в гандболе «все профессии важны, все профессии нужны», но об одном амплуа мне хочется сказать чуть-чуть больше. Речь пойдет об игроке, которого называют или диспетчером, или дирижером, или просто разыгрывающим.

Практически любой, нормально физически сложенный, человек может играть в гандбол, играть на любом месте. Да, на любом, кроме одного... Можно разучить любой технический прием. Можно научиться относительно быстро решать «кроссворды» игры. Но для роли «запевалы» нужен талант, и если у вас нет природного игрового мышления, то тут уж ничего не поделаешь, нужно менять специальность.

Кстати, успехи нашей команды были во многом связаны с Георгием Лебедевым, пожалуй, лучшим запевалой и в «Труде», и в сборной СССР. И если в вашей команде — а ведь вы ее организуете, организуете наверняка— на каждое место найдутся подходящие кандидаты, то успех обеспечен. Эту гарантию я могу дать с чистой совестью.

В 1961 году пришел праздник и на нашу улицу. Мы выиграли все соревнования этого года: VI чемпионат (кстати, последний в СССР по гандболу 11 : 11) и оба всесоюзных турнира по малому гандболу.

Почему же это произошло?

Да потому, что каждый матч мы играли дважды: сначала на столе, а потом на площадке. «Профессора» гандбола — к их числу относилась добрая половина нашей команды — подолгу разбирали всевозможные тактические варианты, чертили порой схемы — словом, вносили в каждый матч оригинальную мысль, новинку, озадачивавшую соперников. И это не могло не принести успеха: в то время тактика в гандболе еще была наукой за семью печатями.

Всесоюзный турнир 12 сильнейших команд СССР в 1961 году проходил в Тбилиси. Но на этот раз мы не встретили там наших старых соперников — гандболистов киевского «Буревестника». Делегатом от Украины на турнире оказался львовский СКИФ, что было комментировано в кулуарах приблизительно так: киевляне действуют почти по Пушкину... Обгоните, мол, сперва меньшого брата.

Разумеется, это была шутка: львовяне, пожалуй, ни в чем не уступали «Буревестнику». Но и выигрыш у СКИФа, и первое место в тбилисском турнире не принесли нам полного удовлетворения: только в случае победы над киевским «Буревестником» мы могли со спокойной совестью считать себя сильнейшей командой СССР.

Матч «Труд» (Москва) — «Буревестник» (Киев) состоялся через полгода в Каунасе и победили в нем...

Впрочем, минуту терпения. Новички нередко спрашивают: часто ли нужно бросать по воротам? Так вот, в матче «Труд» — «Буревестник» гандболисты обеих команд совершили приблизительно одинаковое количество бросков, но к концу первого тайма мы выигрывали пять мячей (6 : 1), к середине второго девять (11 : 2) и лишь под занавес немного ухудшили соотношение — 13:6.

В чем же дело? Наши игроки, атакуя, довольно долго разыгрывали мяч, комбинировали — словом, тщательно подготавливали «огневую позицию», которая частенько оказывалась в непосредственной близости от ворот. Киевляне же «стреляли» издали — в этом заслуга нашей защиты, — делая ставку главным образом на неожиданность бросков. И то, что раньше приносило им успех, на этот раз, как, впрочем, и в последующие годы, привело к поражению.

Вот поэтому-то можно утверждать, что в современном гандболе количество не всегда переходит в качество. Бросать нужно с выгодных позиций. А сколько — много или мало — появится у игрока таких возможностей, зависит и от его собственной игры, и от игры всей команды.

Победа над «Буревестником» завершила историю соперничества москвичей и киевлян за звание сильнейшей команды СССР. Случилось так, что в пылу междоусобной борьбы гандболисты обеих команд забыли о преследователях — о спортсменах Литвы, Грузии. А те не преминули воспользоваться этой забывчивостью и уже на следующий год — год первого чемпионата СССР по гандболу 7:7 — опередили бывших фаворитов.

Вот так и получилось, что история советского гандбола последних лет связана главным образом с тбилисским «Буревестником».



Мы знакомы давно. Давно, разумеется, по гандбольным понятиям: ведь I чемпионат СССР по ручному мячу 7 : 7 проходил в 1962 году, всего лишь три года назад. А первая встреча с тбилисцами состоялась у меня еще в 1960 году на всесоюзных соревнованиях 10 сильнейших команд СССР в Ленинграде.

Скажу прямо, что мы победили довольно легко. Однако даже первое, так сказать шапочное, знакомство заставило заговорить о двух Джемалах. Джемал Церцвадзе своими неожиданными бросками изрядно потрепал нервы мне, а другой  — Джемал Абайшвили (он, кстати, дебютировал в этом матче в воротах «Буревестника») — чуть было не лишил уверенности наших весьма грозных по тем временам и опытных нападающих.

Словом, меня нисколько не удивило, что уже на следующий год Д. Церцвадзе прочно занял место в сборной СССР, а вскоре к нему присоединился и его тезка. И все же победа тбилисского «Буревестника» в чемпионате СССР 1962 года явилась по существу сенсационной. Действительно, атаки тбилисцев завершал, как правило, лишь Церцвадзе. И, казалось, стоило его «закрыть»... Но этого-то не сумела сделать ни одна команда. А если добавить, что Абайшвили был признан лучшим вратарем чемпионата, то причина побед гандболистов Грузии станет более или менее ясной.

Впрочем, если два великолепных игрока смогли обеспечить «Буревестнику» титул чемпиона страны, то первое выступление грузинских гандболистов на международной арене — в Кубке европейских чемпионов 1962—1963 гг.— закончилось плачевно: в 1/8 финала они вчистую проиграли спортсменам Лейпцигской высшей школы физической культуры (ГДР).

Но нет худа без добра. Тренер «Буревестника» Георгий Шарашидзе и его питомцы извлекли весьма полезные уроки из поражения. И началась перестройка.

Всякое изменение стиля игры чревато неприятностями, это закономерно. Поэтому тбилисцев не испугала и относительная неудача — третье место и бронзовые медали во II чемпионате СССР в 1963 году. Уже тогда чувствовалось, что защищаются тбилисцы куда увереннее, да и в графе «голы забили» у «Буревестника» стали появляться новые фамилии.

Словом, тбилисцы отрабатывали, оттачивали свой стиль нападения, стиль, основанный на разумном сочетании фланговых атак со снайперскими бросками бомбардиров.

Окончательная метаморфоза произошла с «Буревестником» на чемпионате страны 1964 года. В команде уже не было двух «звезд». Не было не потому, что Церцвадзе и Абайшвили утратили свои качества. Нет. Просто сегодняшний «Буревестник» — это созвездие игроков высокого класса.

Имедо Пхакадзе и Лери Картозия — крайние нападающие. Обычно игроки этого амплуа редко атакуют, выполняя, так сказать, черновую работу — растягивают оборону, создают бреши для завершающих бросков полусредних. Но и Пхакадзе, и Картозия, в совершенстве владеющие броском в прыжке с падением, частенько завершают усилия всей команды, не гнушаясь, впрочем, заслонами, перемещениями — менее приятными обязанностями.

Не уступают крайним и линейные нападающие «Буревестника» Борис Эксеулидзе и Джамсуг Мочавариани, чья игра чем-то сродни игре баскетбольных центровых. А искусству снайперов Церцвадзе и Лери Багратиони могут позавидовать многие действительно большие мастера гандбола.

Да, чуть было не забыл о человеке, тактической смекалке которого «Буревестник» обязан многими победами. Это главный и, надо сказать, на редкость сообразительный диспетчер тбилисцев — Томаз Антадзе. Впрочем, он не любит ограничиваться этой ролью и порой не прочь, проскользнув между зазевавшимися защитниками, послать мяч в ворота.

А как играют женщины? Ведь гандбол проявил, пожалуй, куда больше забот о спортсменках, нежели его собрат баскетбол. Баскетболистки играют такими же мячами, что и мужчины, на такой же площадке. Немудрено поэтому, что и техника, и — правда, в меньшей степени — тактика у женщин лишь чем-то напоминают мужские. Многие приемы им просто не под силу. Иное дело — гандболистки. Уменьшенный мяч (как я уже говорил, девушки и женщины играют мячами окружностью 54—56 см и весом 325—400 граммов) позволяет им выполнять те же технические приемы, что и мужчинам, и выполнять не менее эффективно.

Как-то во время одного из чемпионатов СССР в перерыве между таймами матча женских команд площадку оккупировали гандболисты. Они разминались, готовясь к следующей встрече.

Все шло как обычно: вратарь занял свое место, а игроки начали интенсивный обстрел ворот. Однако в этот момент на площадку вернулись спортсменки. Кто-то из них бросил мяч, и под бурные аплодисменты трибун гандболист — вратарь команды мастеров класса «А» — вынужден был вынуть его из сетки. Через мгновение ситуация повторилась, хотя на этот раз страж ворот сделал все возможное — взыграло мужское самолюбие — для того, чтобы отразить бросок. И эта история отнюдь не исключение.

Последний, десятый, мяч влетел в ворота чемпионок СССР — гандболисток московского «Труда» — под занавес встречи, почти одновременно с финальным свистком судьи. «Труд» проиграл — 9:10. Проиграл в товарищеской встрече дебютанту чемпионата СССР московскому «Спартаку». Но тренер чемпионок Лазарь Гуревич улыбался. И это не была «хорошая мина при плохой игре» — он был действительно доволен.

Почему же? Может быть, «Труд» играл в ослабленном или молодежном составе? Нет. Все «звезды» советского гандбола (шесть спортсменок «Труда» входят в сборную СССР) побывали на площадке.

Может быть, подопечные Гуревича отрабатывали какой-нибудь сверхострый — скажем, персональную опеку по всей площадке — тактический вариант? Тоже, нет.

Впрочем, не гадайте. На этот вопрос не ответил бы и Шерлок Холмс. Да и откуда великому сыщику знать, что московский «Спартак», встречавшийся в спарринг-матче с «Трудом», действительно дебютант чемпионата СССР, но чемпионата... мужских команд.

Какую фору могут дать, скажем, баскетболисты «Уралмаша» (тринадцатое место в первенстве СССР 1964 года) команде ТТТ — чемпиону страны среди женщин? Вероятно, очков сорок-пятьдссят. А ведь гандбол — более жесткая, можно сказать, более мужская игра, нежели баскетбол. И все же гандболистки «Труда» проиграли мужской команде лишь с минимальным разрывом, проиграли в равной борьбе. Больше того, они в этом матче по существу преподали соперникам урок современной тактики, тактики и в нападении, и в защите. А это звучит уже совсем парадоксально: ведь не секрет, что сильнейшие женские баскетбольные и волейбольные команды следуют по путям, проторенным мужчинами.

Говоря о гандболистках, я не случайно в качестве эталона выбрал московский «Труд».

Гандболистки «Труда» в официальных всесоюзных соревнованиях с 1962 года не потерпели ни одного поражения.

Трижды разыгрывался чемпионат СССР по гандболу 7 : 7 и трижды в нем побеждали столичные спортсменки.

Шесть игроков «Труда» (это ли не признание мастерства!) входят, как уже говорилось, в состав сборной СССР.

В чем же секрет их побед? Для того чтобы ответить на этот вопрос, не нужно ломать голову. Взгляните лишь на название команды, и вы все поймете: труд — основа всех успехов «Труда».

В игре этой команды нет диссонансов. Нет, пожалуй, и ярко выраженных слабых мест. «Голоса» всех без исключения гандболисток «Труда» сплетаются в слаженном хоре. И не случайно после одного из трудных матчей чемпионата СССР на вопрос корреспондента: «Кого из игроков вы могли бы выделить?» — тренер «Труда» ответил кратко: «Никого. Все играли так, как нужно».

К сожалению, немногие тренеры могли бы — без этакого кокетства, без желания дезориентировать будущих соперников — ответить таким образом. И, вероятно, именно поэтому позиции столичных спортсменок на гандбольном Олимпе выглядят весьма солидными. Однако литовские и украинские команды, некогда задававшие тон и в женском гандболе, не хотят с этим мириться и то и дело предпринимают попытки — пока, правда, безуспешные — нарушить гегемонию «Труда».

Ваше знакомство с гандболом и его главными действующими лицами подходит к концу. Но для полноты картины стоит разобраться, на каком же месте в мировой табели о рангах находятся наши гандболисты.