Григорий Родченков

Помните, этот урок начался с разговора о московской десятикласснице Оле Маренковой? Закончим его рассказом, в котором примет участие тоже десятиклассник — Григорий Родченков. И вновь коснемся темы — какая же жизнь стоит за мгновением, которое приходит вместе с победой? И не обязательно спортивной... Какие мысли и стремления определяют жизнь одного из ваших ровесников, отличного спортсмена, но для которого спорт стоит на почетном втором месте, после учебы?
Итак, Григорий Родченков рассказывает о своей учебе и своем спорте.
«Во время тренировок я обязательно о чем-либо думаю: то по-английски тему вспоминаю, то билеты по физике повторю, а то представлю, как выигрываю соревнования...»
Я услышал эту фразу и не ... улыбнулся. Хотя, будь она произнесена кем-либо другим или при иных обстоятельствах, трудно было бы поверить в идеальную учебную и спортивную совместимость. Но я буквально во всем верил сидящему напротив пареньку в синей олимпийке, которого при заочном знакомстве мне представили не иначе, как уникального московского десятиклассника из 749-й школы — Григория Родченкова.
Уникальный — слово-то уж очень эмоциональное. Пожалуй, процентов на девяносто оно состоит из восторгов. И даже не знаю, насколько применим этот термин по отношению к Грише Родченкову, но претендовать на золотую медаль по окончании школы и при этом быть одним из основных кандидатов на Спартакиаду школьников в составе сборной легкоатлетической команды Москвы — такое встретишь не часто.
«По серьезному все началось в девятом классе. В школе был традиционный осенний кросс. До этого я к легкой атлетике вообще никакого отношения не имел,— продолжал рассказ Григорий Родченков. — Перед забегом наши спортсмены разминку делали, «ускорялись», а я в их подготовительной системе ну ничегошеньки не понимал. За несколько секунд до старта один парень, боксер, говорит: «Ты не думай, что они сильнее тебя. Скажи себе — я сильнее, и все будет, как ты захочешь. Самое главное — поверь в себя».
Я поверил. Сначала было легко. Бежал и удивлялся, откуда только силы берутся. Обгонял соперника и очень этому радовался. Но, когда финишировал, думал, что умру — в голове стучит, земля под ногами ходуном ходит. В итоге — оказался третьим. После этого забега тренер Валерий Иванович Пономарев и пригласил меня в ДЮСШ. Так я стал стайером.
А в феврале первенство Москвы проиграл из-за своего щенка. Три ночи он лаял, не давал уснуть. После этой вынужденной бессонницы вышел на разминку, а чувства полета нет. И где ощущение победы? (Это когда только подходишь к старту, а уже знаешь, что сегодня пробежишь как никогда здорово!) Но не было его сегодня. Чувство полета обязательно должно быть. Жаль только, что не всегда оно приходит. Хотя, если бы оно перешло в разряд «всегдашних», его, наверное, нельзя было бы назвать чувством, просто — ощущение.
Тогда ничего уже нельзя было изменить. Я вдруг понял, что сегодня проиграю...
Дома у нас всякой живности полно: хомячки жили, ворона и очень умная галка Галя, щенок вот... Но с одной любовью к животным на биофак МГУ не поступишь. Да и скидок на это никто не делает. Так что на вступительных экзаменах придется нелегко. Но если поступлю, то обязательно пойду на генетику и селекцию. Для меня сейчас эти два слова будто волшебные — и манят, и немного отпугивают. Вроде бы и литературу специальную читал, что-то знаю, но все равно толком ничего не понимаю. Знаю  только, что именно в этой области и буду работать в дальнейшем, не жалея ни сил, ни времени.
Времени мне пока на все мои дела хватает. На письменные уроки трачу около часа. А любимые предметы — физика, математика и биология — потому любимые, что с ними не только интересно, но и легко. Устные больше чем на половину делаю в школе. Главное — внимательно следить за объяснением новой темы на уроке. Перед тренировкой час-два обязательно посвящаю художественной литературе. Читаю классику, то, что положено знать каждому образованному человеку.
Бываю сердитым, когда чувствую, что после финиша — совсем не устал, сил хоть отбавляй. Выходит, не смог до конца выложиться на дистанции, заставить себя не смог. Иногда мне кажется, что в легкой атлетике я эдакий свободный художник, в творчестве которого решающую роль играет вдохновение. Не люблю и не умею «терпеть». А терпеть на дистанции — великое дело. Здесь и характер, и злость, и надежда — все, одним словом.
Но самое приятное чувство — чувство скорости. Ты ускоряешься, и вдруг спина, которая маячит впереди тебя, начинает приближаться. А ты бежишь и думаешь — неужели соревнования уже начались, неужели они идут и судьи берут на секундомер твой результат, а девчонки за круг до финиша крикнут: «Вспомни Москву!» То есть — февраль месяц, плач щенка и свой проигрыш. Но сейчас нужна только победа. И она не может не прийти. Ведь есть оно, это чувство полета, когда каждая клеточка рвется к победе».
Вот и весь рассказ о десятикласснике Григории Родченкове. Вам и судить, что он за человек, этот обыкновенный московский парень, который, как вы, ходит в кино и театры, играет в футбол, рассказывает товарищам о своих соревнованиях. Многие учителя и не догадываются, что у Родченкова, кроме учебы, есть еще и большой спорт.
В конце нашей беседы я спросил у него:
—       Учеба и спорт — пока что два основных твоих предмета. Но что из них больше подходит под разряд «увлечения»?
Он подумал и постарался ответить на мой вопрос при помощи такого примера:
—       Зимой каждый день утром бегаю кросс. На улице — холод, но ничего не поделаешь — надо. Заставляешь себя одеваться и выходить на мороз. Или сочинение нам на дом задают. Тоже надо писать. Неохота, но надо. Так что и учеба, и спорт — это, по-моему, в какой-то мере и дело, и увлечение. Правда, учеба давно мое первое дело, а спорт стал таким год назад. Но если бы пришлось выбирать между ними — выбрал бы учебу.
Но, отмеривая километр за километром на тренировках, он не может хотя бы на секунду не представить свою очередную победу в каких-либо больших соревнованиях...