Сара Симеони

Грезившая во сне и наяву стать балериной, как, впрочем, и многие ее сверстницы, двенадцатилетняя итальянка Сара Симеони, решив однажды попытать счастья, предстала перед строгой комиссией по отбору кандидаток в группу танцовщиц театра города Вероны.
Худенькая и высокая Сара не очень, что называется, смотрелась, но вполне могла бы продолжать конкурсную борьбу, если бы не... размер ее обуви.
Трудно передать, как отчитывала она потом свои туфли, сразу же бросившиеся в глаза председателю комиссии, который, толком не объяснив причину отказа, но не отрывая изумленного взгляда от ее башмаков, произнес бесстрастным, сухим голосом: «Благодарим вас, синьорина, попросите к нам, пожалуйста, следующую девочку...»
Расставшись с мечтами о волшебных огнях рампы, в меру погоревав и поплакав, худенькая черноокая синьорина со свойственным юности оптимизмом продолжала строить волшебные замки, считая случившееся досадным недоразумением. Она по-прежнему видела себя одним из главных действующих лиц в спектаклях, созданных ее пылким воображением.
Балет остался в детстве, а девочка с душой романтика спустя тринадцать лет после той, залитой слезами, пробы в театре Вероны, стала примадонной в мировом Театре Спорта. Свое истинное призвание юная мечтательница и фантазерка нашла в легкой атлетике, в одном из ее, пожалуй, самых трудных и захватывающих с точки зрения зрелищности видов программы — прыжках в высоту. И однажды в грациозном прыжке она перелетела планку на отметке 201 сантиметр.
Не знаю, правомерно ли в очерке о спортсменке определение «эпохальное достижение», но не могу не произнести его в адрес очаровательной итальянки, заметившей в свой едва ли не самый счастливый в жизни день следующее: «Если бы кто-то сказал мне тогда, много лет назад, о сегодняшней победе и о высотах, которые мне покорятся, я бы — пусть не посчитают меня невежливой или плохо воспитанной — рассмеялась в лицо такому прорицателю!»
Это говорила в Лужниках, не скрывая своей радости, крепко прижимая к груди золотую медаль олимпийской чемпионки, 27-летняя Сара Симеони. Окружившим ее журналистам она без конца повторяла, что покидает Москву самым счастливым в мире человеком.
Чтобы оценить ее прыжок на 201 сантиметр, напомним, что еще в 1934 году такая высота казалась фантастической для мужчин. Чемпиона Европы того года финна Калеви Коткаса именовали в прессе феноменальным, выдающимся спортсменом, подчеркивая, что он в борьбе за золотую медаль преодолел планку, установленную на высоте одноэтажного дома. А ведь результат финна, бесспорно высокий по тем временам, уступал сантиметр нынешнему мировому рекорду Симеони!
Лишь через двадцать долгих лет, в 1954 году, швед Бенгт Нильсен на 2 сантиметра улучшил рекорд Коткаса — 202 сантиметра.
Что касается наиболее сильных прыгуний того времени, то любой, даже самый смелый, любитель прогнозов легко прослыл бы фантазером, рискни он предсказать, что женщины способны сравняться с мужчинами в этом виде легкой атлетики.
Наиболее талантливая из прыгуний тех лет румынка Иоланда Балаш, не уступавшая почти целое десятилетие высшей ступени пьедестала почета, прыгнула на 191 сантиметр. Это тогда поражало, казалось едва ли не пределом возможностей женщины в прыжках в высоту. А ведь речь шла о спортсменке, щедро одаренной природой. На что же тогда могли рассчитывать ее соперницы?
Но легкая атлетика, как и все другие виды спорта, не стоит на месте. Правда, понадобилось целое десятилетие, прежде чем спортсменки, освоив более совершенный, перекидной стиль, приблизились к достижениям Балаш, а потом и превзошли их.