Чемпион с острова Крит (Стилианос Мигиакис)

Олимпийский чемпион по классической борьбе Стилианос Мигиакис не мог вымолвить ни слова: он буквально задыхался в объятиях... журналистов, окруживших его после финального поединка. Экспансивные греческие газетчики словно обезумели от счастья. Только один фотокорреспондент, которому не удалось протиснуться к атлету, держа наготове фотоаппарат, говорил, захлебываясь от избытка эмоций:
—       Первая золотая медаль Греции, вы понимаете? Первая золотая! В Москве! Нет, вы понимаете? За восемь послевоенных олимпиад у нас была только одна высшая награда — в парусном спорте. И все. Ну как же заснять Мигиакиса? Расступитесь! Греция ждет фотографию олимпионика!
Да, Греция действительно ждала. Родина первых Олимпийских игр современности, давшая миру немало славных чемпионов, в последние десятилетия не воспитала «звезд» спорта. У руководителей спортивной делегации Греции, прибывшей в Москву на XXII Олимпийские игры, была, пожалуй, только одна надежда — на чемпиона Европы 1979 года по классической борьбе Стилианоса Мигиакиса. Он мог поспорить за награду Олимпиады...
Олимпийский турнир борцов классического стиля собрал всех лучших атлетов мира. Не стала исключением и легкая категория — до 62 килограммов. Лидеров было много. Это и олимпийский чемпион Монреаля поляк Казимеж Липень, и серебряный призер той же Олимпиады югослав Иван Фргич, и чемпион мира-78 Борис Крамаренко из сборной СССР, и чемпион мира-79 венгр Иштван Тот, и призер крупнейших международных турниров румын Ион Паун. Шансы Стилианоса Мигиакиса оценивались не очень высоко, ведь он считался ветераном, а особо громких побед у него не было: на двух Олимпиадах, в Мюнхене и Монреале, оставался седьмым, на двух чемпионатах мира занимал четвертые места. Но Стилианоса окрылила победа на европейском первенстве. Вдохновила, вселила веру в свои силы. Однако об этом его соперники не догадывались...
После вручения олимпийской медали на пресс-конференции Мигиакис сказал:
—       Нелегко выступать на третьей Олимпиаде! И опыт есть, и соперники хорошо изучены, и методы подготовки проверены неоднократно, а поджилки тряслись, как у новичка. Да и то сказать: никогда мне еще не доводилось выступать в таком прекрасном зале — красивом, просторном, светлом. Тут многие оробели...
В душе я, конечно, мечтал о медали — бронзовой, серебряной. Золотая казалась мне недоступной. Но тренер Петрос Галактопулос во мне нисколько не сомневался. Он внушал, что после победы на чемпионате Европы меня здорово боятся конкуренты, что я по манере борьбы не уступаю многим знаменитостям. Что и говорить, внушение — великая вещь! Знаете, после первой же схватки я обрел уверенность в своих силах и смело ждал других поединков. Титулы конкурентов уже не смущали...
Второй поединок для греческого атлета выдался наитруднейшим. Он встретился на ковре с Казимежем Липенем, прекрасным техником, умным, тонким стратегом. Это был настоящий бой! Липень ловко разыгрывал многоходовые комбинации и набирал баллы. Мигиакис в ответ резко и бурно контратаковал, сразу же отыгрывался. Олимпийский чемпион ушел в защиту, сменил тактику — решил сам действовать на контратаках. Но и это не помогло, грек сохранил силы и сумел под занавес поединка провести два хороших приема. Арбитр поднял вверх его руку.
Многие наши тренеры тепло приветствовали, как хорошего старого знакомого, Петроса Галактопулоса, наставника греческих борцов. Он был замечательным спортсменом! В течение 10 лет Петрос выступал на всех важных турнирах, не раз становился призером чемпионатов Европы и мира, дважды довелось ему стартовать и на Олимпиадах. Удивительной физической силой обладал Галактопулос. Его бронзовое тело напоминало древнюю скульптуру афинянина, тугие мышцы выпукло вырисовывались под кожей.
Пятикратный чемпион мира Виктор Игуменов вспоминает: «В моем весе было немало опасных конкурентов. Но, честно говоря, Петроса Галактопулоса остерегался больше других. Уж очень силен был! Довольно много встреч с ним заканчивалось ничейным исходом... Я был уверен, что этот упорный, волевой атлет станет неплохим тренером. Как вижу, не ошибся».
Галактопулос после каждого поединка продолжал настраивать Мигиакиса: «Все хорошо. Впереди еще одна важная встреча — с Крамаренко. План такой — в первом периоде выжидать, во втором отдать все. Помни о своем коронном приеме — скручивании. Хорошо подготовь атаку — и скручивай!»
Схватка Мигиакис — Крамаренко никого не оставила равнодушным. Бой был жарким, изнурительным. Экс-чемпион мира Борис Крамаренко славится своей защитой, но чемпион Европы все-таки под конец второго раунда сумел пробить брешь в глухой обороне, буквально вырвал, как говорят борцы, победный балл.
Серебряная награда была обеспечена. Оставался самый последний поединок — с венгром Иштваном Тотом, чемпионом мира-79.
Эту встречу комментирует Петрос Галактопулос:
— Я очень боялся, что после встречи с Крамаренко Мигиакис не сможет восстановить силы: их слишком много было потрачено. С другой стороны, видел, что Мигиакис неплохо готов, особенно много мы поработали над повышением выносливости. Ведь со сборной Греции я работаю три года и постарался отдать ребятам все свои знания. А еще вот что скажу: греки — прирожденные борцы. У нас в стране хорошо развита национальная борьба, которая особенно популярна в горных районах. Мне больше всего по душе мальчишки с острова Крит — шустрые, агрессивные, крепкие, выносливые. Кстати, Стилианос родился и вырос на Крите.
Так вот, о поединке. Как ни старались борцы, ничего у них не получалось. Когда ни один из соперников не проводит приемов, кажется, что схватка неинтересна. Так-то оно так, но необходимо понимать и внутреннее ее содержание. Спортсмен должен до конца выдержать невероятную физическую и психическую нагрузку. Судьи дали обоим по два предупреждения, нервы на пределе. А если третье? Прощай, медаль. В самый решительный момент нужно найти какие-то дополнительные силы, чтобы усилить давление, резче идти на сближение. Стилианос нашел такие резервы. Незадолго до конца поединка судьи признали, что Тот заметно устал и не столь активен, как Мигиакис. Сирена. Она потонула в гуле оваций. Я обезумел от счастья. Выбежал на ковер, не чувствуя ног. И успел подхватить падающего Стилианоса: он, похоже, упал в обморок от упадка сил. В раздевалке Стилианос очнулся, пожевал лимон, улыбнулся и запел гимн Греции...
Стилианос Мигиакис родился на Крите в бедной семье, у него два брата и три сестры. Окончив гимназию, переехал в Афины в поисках работы. Ему повезло: устроился клерком в один из банков. В свободное от работы время занялся борьбой в клубе «Этникос». В том же клубе тренировался и Галактопулос.
И снова слово — тренеру Галактопулосу:
—       Давно следил за этим парнем, когда еще сам на ковре боролся. Было в нем что-то такое, что выделяло его среди других ребят. Проигрывать не любил, реакция отменная, повыносливее оказался, чем сверстники. Последние три года много работали над техникой — она у Стилианоса отставала. Багаж приемов стал гораздо разнообразнее, а так называемое скручивание (прием сложный, но эффективный) получалось отменно.
...Олимпийская пресс-конференция подходила к концу. Мигиакис бережно держал в руках золотую медаль. Журналисты резво записывали ответы борца и тренера. Вдруг кто-то спросил:
—       Стилианос, а семья-то у тебя есть? Женат?
Галактопулос опередил ученика:
—       Стилианосу двадцать восемь лет, но пока холост. О, теперь у него будет много невест, у героя Эллады! — засмеялся Петрос.
И Мигиакис тоже счастливо рассмеялся.