Прекрасная амазонка (Элизабет Тойрер)

Приезда Элизабет Тойрер на Московскую олимпиаду ждали. О нем было известно заранее. Имя чемпионки Европы по конному спорту значилось в заявочном списке, поданном Национальным олимпийским комитетом Австрии.
Правда, были и некоторые сомнения. Дело в том, что австрийская Федерация конного спорта выступила против участия спортсменов страны на Московской олимпиаде. Отказ объяснялся тем, что не только Федерация конного спорта Австрии, но и ряд лиц в Международной федерации (ФИЕ) поддерживали позицию некоторых американских руководителей, и прежде всего администрации Белого дома, угрожавшей всяческими карами тем, кто решится приехать в Москву.
Игры были уже в разгаре, когда в диспетчерскую службу аэропорта «Шереметьево-2» поступило сообщение о прилете самолета необычной авиакомпании под названием «Эр-Лауда». Авиакомпания эта небольшая, и владельцем ее в то время был знаменитый профессиональный автогонщик Никки Лауда. Компании принадлежало всего два небольших двухмоторных самолета, и специализировалась фирма на перевозке уникальных грузов. Лауда, бывший «король» скоростных трасс, решив, что хватит испытывать судьбу на гоночных трассах, стал... пилотом. Он не мыслил себе жизни без скоростей. Правда, в этой фирме он был и пилотом, и механиком, и директором.
Популярность Лауды во многих странах Запада благодаря недавним многочисленным победам настолько велика, что к нему довольно часто обращались с предложениями совершить тот или иной полет.

Элизабет Тойрер
Очаровательная амазонка Элизабет Тойрер и ее конь Мон-Шери покорили сердца не только болельщиков, но и взыскательных судей

...И вот 26 июля в два часа дня совершил посадку самолет «Фоккер» на летном поле аэропорта «Шереметьево». Его встречали представители не только таможни и пограничных служб, но и... ветеринары. 24-летняя черноволосая, улыбчивая Элизабет Тойрер прилетела на машине своего друга вместе со своим любимым серым конем по кличке Мон-Шери.
Он стоял в специальном загоне и мирно жевал сено, время от времени поводя ушами, словно прислушиваясь к смеху свой хозяйки. На Мон-Шери была одета необычная каска — с прорезью для ушей. Мон-Шери был серьезен, словно понимал, что ему предстоит выступление на ответственном состязании. Зато хозяйка была настроена очень весело и оптимистично.
В первом же интервью Элизабет заявила, что ее планы — завоевать золотую медаль. Она решилась на эту поездку потому, что возражали лишь немногие, а поддерживали спортсменку многочисленные поклонники спорта.
Никки Лауда тоже интересовал журналистов, а потому дал интервью, хотя и спешил в обратный полет: все-таки деловая фирма, требует оборота машин, не позволяет самолетам долго простаивать.
—       Сегодня старался как никогда: вел машину, избегая малейших воздушных «ям», чтобы не доставить осложнений своим пассажирам, — сказал Никки. — А вдруг мы везли олимпийскую чемпионку?
С летного поля Мон-Шери, который заслужил у врачей ветеринарной службы лишь одобрительные похлопывания — они оценили по достоинству великолепную лошадь, — был перевезен на специальном фургоне в Битцу, где ему предстояло провести неделю в специальном «общежитии» — на конюшне конноспортивного олимпийского комплекса. Лиз поехала в Олимпийскую деревню, где она, правда, проводила не так уж много времени, ибо спешила на тренировки, спешила в Битцу, чтобы познакомиться с площадкой, на которой предстояло выступать в соревнованиях по выездке.
Своего главного успеха австрийская всадница добилась в первый день августа, когда завоевала столь долгожданную золотую олимпийскую медаль в соревнованиях по выездке.
—       Участие в этом всемирном празднике спорта придавало мне силы, — сказала Элизабет. — И счастлива, что приехала сюда, счастлива, что завоевала золотую медаль олимпийской чемпионки. До последнего момента я не верила, что выиграю эти соревнования. Очень сильно было соперничество, и лишь когда увидела на табло итоги своего выступления, поняла, что это — победа!
Едва закончились соревнования, как Элизабет пришлось отвечать на многочисленные вопросы, касавшиеся не только чисто спортивной стороны.
—       В Москве мне нравится все, — ответила чемпионка. — И конечно, прежде всего прекрасный спортивный комплекс, где проходили соревнования конников. Они были проведены на высоком уровне, а организаторы стали нашими друзьями и соавторами успеха.

Страницы: 1 2