Ирина Моисеева и Андрей Миненков

Мгновение и вся жизнь. Когда я заговорил на эту тему с двукратными чемпионами мира в спортивных танцах на льду Ириной Моисеевой и Андреем Миненковым, то они как-то с подозрением глянули на меня, будто ожидая подвоха. Но затем Андрей, не любящий громких фраз, спокойно, с расстановкой произнес:
— Мгновение — это когда мы на пьедестале стоим и нам медали вручают. А жизнь — это путь к пьедесталу.

Ирина Моисеева и Андрей Миненков
Ирина Моисеева и Андрей Миненков, чемпионы мира по фигурному катанию.

Вы, конечно, помните наших первых чемпионов мира и Олимпийских игр в спортивных танцах на льду — блистательных фигуристов Людмилу Пахомову и Александра Горшкова? И вот первыми их победную эстафету подхватили Моисеева и Миненков. А потом началась полоса неудач, огорчений, поисков. А где-то им просто не везло. Подчас строгие судьи отказывались понимать их программы — эти мини-спектакли на льду. Они говорили: «Столь образное катание ближе к балету на льду, нежели к фигурному катанию как виду спорта». Иногда сами фигуристы, увлекшись творчеством, забывали, что обязательные танцы требуют отточенной техники, которая достигается самой настоящей зубрежкой. В общем, стали привычно «вторыми», затем — «третьими», но ни разу их не покидала надежда и вера вновь подняться на высшую ступень.
И как же они к этому стремились! Во всяком случае, мало таких примеров, когда сильнейшие танцевальные пары мира, уже став известными, в очередном сезоне как бы рождались заново и не были похожими на себя самих, предыдущих. А вот Ирине Моисеевой и Андрею Миненкову это удавалось...
Фигурное катание довольно субъективно: кому-то нравятся одни спортсмены, кому-то — другие. Не скрою, мне очень симпатичны Ирина Моисеева и Андрей Миненков. И как люди, и как фигуристы. И я очень хочу, чтобы вы тоже подружились с ними. А для знакомства расскажу историю о том, как они пришли в большой спорт и как впервые выиграли золотые медали чемпионов мира.
То есть, по словам Андрея Миненкова, о той самой жизни, которая предшествует мигу.
... И Моисеевы, и Миненковы жили недалеко от стадиона Юных пионеров. Миненковы отправлялись на каток всей семьей: мама, папа, старший брат и Андрей. В шесть лет младшего Миненкова записали в подготовительную группу фигуристов. И опять же на тренировки его часто сопровождали всем семейством — ходили смотреть на Андрея. Кроме фигурного катания, у него была еще одна страсть — очень любил лепить из пластилина. Это детское увлечение растянулось надолго, и, повзрослев, он приносил Моисеевым свои лепные игрушки. Они только ахали, глядя на его работу.
...Ирина увлекалась фигурным катанием, музыкой, рисованием. Как у папы день рождения — обязательно подарок — нарисованная ею закладка для книги.
Впервые она стала на коньки в четыре года. И тут же несчастье — сломала ногу. Так был потерян год. Даже не потерян, а пропущен.
На стадионе Ирина и Андрей, тренировались как одиночники. В одиннадцать лет получили первый разряд и ... тренер признал их бесперспективными. Ребята, конечно, об этом не знали, но в любой момент могли почувствовать, что он уделяет им меньше внимания.
Тогда кто-то предложил показать детей специалистам, работавшим в еще совсем молодом виде фигурного катания — спортивных танцах. Написав эти слова, ловлю себя на мысли, что пары Моисеева — Миненков еще не было. Она появилась чуть позже, когда перед одиннадцатилетней девочкой поставили двух ребят, тоже одиночников, и спросили: «С кем хочешь танцевать?» Она выбрала Андрея. И до сих пор не знает, почему. Понравился — и все тут.
Но теперь им предстояло понравиться опытному специалисту в спортивных танцах — Игорю Александровичу Кабанову.
Просмотр назначили на искусственном льду катка «Кристалл». За несколько дней до просмотра Ирина отнесла коньки в мастерскую, где у них срезали задник и нижний шип — именно такие коньки нужны танцорам.
Но вот все страхи позади — Кабанову Ира и Андрей понравились. Игорь Александрович сказал: «Не забудьте завтра к тренировке коньки в порядок привести». А когда, присмотревшись, увидел, что лезвие в норме, удивился: «А вдруг не взял бы в группу?»
В ту пору Кабанов тренировал три танцевальных дуэта. Тренировал самозабвенно. Интеллигентнейший человек, педагог, он находил подход к каждому из своих учеников. И в первую очередь он воспитывал у них качества, необходимые каждому,— силу, мужество, понимание прекрасного.
В то время у Ирины еще не было выразительных, гибких, как ивовый прутик, и создающих особый образ рук. Только намечалась горделивая осанка у Андрея. В них только-только зарождалась ненасытная любовь к фигурному катанию.
Полтора года занятий у Кабанова пролетели как миг. Казалось, нечего и вспомнить — будто только вчера первый раз вместе вышли на лед.
И вдруг, как гром среди ясного неба — Кабанов уходит на работу в спорткомитет, а свои пары передает молодому тренеру — Татьяне Тарасовой. Но, если Игорь Александрович доверил кому-то своих ребят, тем более совершенно молодому, не умудренному ни спортивным, ни житейским опытом тренеру, значит, верил в его талант. И началась их совместная работа с Татьяной Анатольевной Тарасовой.
Тренер рос вместе со своими учениками. Они сообща искали новое, находили свой стиль, не похожий на манеру катания других танцевальных пар. С каждым годом все ( ярче чувствовался неповторимый артистизм Ирины. Он не появился вдруг, внезапно. Он был всегда. Только сначала — каким-то незаметным, внутренним. А здесь, под неудержимой фантазией тренера, распустился, как цветок.
И все увидели, что танцевальная пара Моисеева — Миненков на самом деле нечто новое, доселе неизвестное в фигурном катании. А Тарасова продолжала искать. Каждый год меняла программу. Шла от сложного к сверхсложному.
Татьяна Анатольевна на каждой тренировке требовала от Ирины и Андрея полной отдачи сил. Компромиссные решения ее не устраивали. Были случаи, когда, казалось, нервное напряжение и большие физические нагрузки сломят волю ребят. Тогда на тренировке вдруг вспыхивали ссоры. Ирина и Андрей расходились мрачные.
Моисеева приходила домой, бросала в угол сумку с коньками и молчала. Родители ни о чем ее не расспрашивали. Знали: если надо, дочь все расскажет сама. Иногда у нее появлялись слезы, и скороговоркой, задыхаясь от обиды, начинала доказывать — и чаще всего бабушке, где и в чем не правы Татьяна Анатольевна или Андрей. В такие минуты обычно ищешь сочувствия. Но в этом доме, как и в семье Миненковых, имя тренера было свято. Родители верили Тарасовой во всем. Иначе и не могло быть.
Совместная работа, победы и поражения еще больше сближали тренера и учеников. Сближали Ирину и Андрея. Правда, они могли повздорить на тренировке, по нескольку дней ходить обиженными друг на друга. Но стоило одному попасть в беду, как другой сразу приходил на помощь. Когда Ира болела, Андрей вел себя как няня, предугадывал ее малейшее желание.
Вы, наверное, заметили, что я рассказываю об Ирине больше, чем о ее партнере. Просто во многом их спортивные судьбы схожи. Иное дело — характеры. В Андрее, например, есть нечто такое, что заставляет прислушиваться к каждому его слову, сказанному неторопливым баском. Он умеет верно взвешивать свои силы. Одним словом, Андрей — реалист. Как-то Тарасова предложила им подобрать музыку для произвольного танца. Ирина побоялась, что не получится. А Миненков махнул рукой и сказал, как отрезал: «Справимся». И справились.
... Когда Ира и Андрей уезжали на чемпионат мира 1975 года, родители не желали им ни первого места, ни отличного выступления. Они только сказали: «Будьте умницами».
Это, наверное, очень легко — быть умницами, когда знаешь, что с программой все благополучно. Но когда до чемпионата остается две недели, а у тебя нет оригинального танца — блюза, настроение, конечно, не из лучших.
Перед этим, на чемпионате Европы в Копенгагене, они показали блюз таким, каким его видели и чувствовали. Но некоторым судьям такой оригинальный танец пришелся не по душе. Оценки были явно занижены. И на чемпионате мира все могло повториться вновь.
И вот Татьяна Анатольевна вместе с хореографом Валерией Васильевной Кохановской начали искать новый блюз и новую музыку. Помогли друзья. Прислали мелодию. За один день Тарасова вчерне поставила танец. Но времени на тренировки больше не оставалось, и ребята повезли на чемпионат блюз, который только начали разучивать.
Они часто звонили домой. Рассказывали, как тренируются, как живут. В последнем звонке — накануне соревнований — лишь «голая» информация: какой достался стартовый помер. По традиции теперь связь с внешним миром обрывалась.
В восемь часов утра дома услышали по радио, что Ирина и Андрей стали чемпионами.
Чемпионы мира! Об этом никто даже и не думал. Ведь были непревзойденные Людмила Пахомова и Александр Горшков, но болезнь Александра не позволила им участвовать в соревнованиях. После чемпионата Ира прислала домой письмо, где говорилось, что ей даже как-то неловко было выходить на лед в показательных выступлениях после Милы и Саши. Ведь чемпионы всегда танцуют последними.