Задание на дом

На чемпионате Европы по бадминтону, проходившем в нынешнем году в шведском городе Упсала, наша Светлана Белясова добыла бронзовую медаль. Это была первая награда, завоеванная советскими мастерами волана за все годы их выступлений на чемпионатах континента. Факт, может быть, примечательный, но к европейскому чемпионату необходимо вернуться потому, что в нем, как в зеркале, отразились и те немногие плюсы и минусы, которых куда больше, нашего бадминтона.
Не будь Белясова так перегружена на этих соревнованиях (она выступала и в команде, и во всех трех личных разрядах), кто знает, может, привезла бы она домой медаль и из более ценного металла. Да что было делать, если даже близких по классу ей игроков у нас раз, два и обчелся. И все же наша чемпионка, по крайней мере, доказала, что советские бадминтонистки могут вести спор на равных с сильнейшими спортсменками континента.
У мужской же половины кашей сборной дела обстоят значительно хуже. Тут пока лишь один Андрей Антропов из Омска, призер Юношеского первенства Европы 1985 года, мог подтвердить на деле свои притязания. В борьбе за выход в восьмерку сильнейших он встретился с одним из лидеров сборной Дании Микаэлем Кьелсеном. Датчане, как известно, диктуют бадминтонную моду в Европе. Антропов уступил именитому сопернику. Но уступил достойно — 12:15. 12:15. Мало того, эпизодически он вел в счете в обеих партиях, и датчанину пришлось мобилизовать все свое мастерство, чтобы добиться перелома. Товарищи же по команде не смогли оказать Антропову поддержки.
Так в чем же мы отстаем от соперников из-за рубежа? На протяжении многих лет хромает у наших мастеров волана специальная физическая подготовка. А отсюда оставляет желать лучшего и скорость передвижения по корту. Эта скорость передвижения по корту многое значит в бадминтоне. А совершенствовать ее, кстати сказать, можно в любых условиях, и то, играешь ли ты перьевым, столь дефицитным у нас воланом, или простым, пластмассовым, совершенно неважно.
Но скорость — это лишь одна сторона проблемы. Огорчает и этакая бедность техники передвижений. Наши игроки кроме обычного бега обращаются разве что к скрестным шагам, да изредка к прыжкам. В арсенале же сильнейших зарубежных игроков — масса самых разных способов передвижения. Весьма эффективны, например, приставные шаги. Не счесть у них и разного рода прыжков.
Кстати, именно в искусстве движения по корту в первую очередь надо искать истоки успехов на международной арене мастеров волана из Азии. Техника владения ракеткой у них не выше, чем у ведущих бадминтонистов Старого Света. Но в умении ориентироваться на корте, тренированности вестибулярного аппарата, наконец, в атлетизме, акробатической подготовке посланцы Азии несомненно превосходят игроков Европы. Особенно заметно это во встречах бадминтонисток. С китаянками, а теперь и с южнокорейскими спортсменками ни одна из представительниц Европы бороться на равных не в состоянии.
Разнообразие способов перемещения по корту у бадминтонистов КНР, например, — одна из концепций игры, основа их подготовки. Меняется игровая ситуация, тотчас меняют они и эти способы. Причем делается это чисто автоматически. Так, например, волан они обрабатывают, когда тот еще только летит над сеткой. Наши же игроки из-за неумения должным образом передвигаться, как правило, запаздывают с этим. Речь идет о долях секунды. Но именно эти мгновения вынуждают бадминтонистов нашей сборной принимать волан ниже кромки сетки. О каком остром продолжении можно тут говорить?
Скудость технического арсенала приводит к тому, что наши бадминтонисты частенько посылают воланы в аут или в сетку в ситуациях, когда соперники без всяких усилий отправляют его точно на площадку.
Подводит наших бадминтонистов, особенно в парных играх, и пассивная оборона. Когда соперник посылает волан на высокой скорости, они простыми ударами поднимают его наверх. Иначе просто не умеют. Понятно, что это позволяет противнику сколько угодно атаковать и в конце концов выиграть.
Ведущий шведский дуэт Томас Чильстрём — Стефан Карлссон да и датчане Йеспер Хелледи и Стин Фладберг. ставшие чемпионами Европы, а ранее, в 1983 году, завоевавшие золотые медали чемпионов мира, защищаются чаще всего плоскими ударами. Волан у них не вылетает за пределы площадки потому, что они вновь и вновь «подрезают» его.
С успехом применяют они и так называемые блокирующие удары, которыми прерывают траекторию полета волана где-то в средней зоне площадки и с силой отправляют его обратно, на сторону соперника.
Все это достигается часами, днями, да что там — годами тренировок. Многого из этого не умеют наши бадминтонисты именно потому, что чураются черновой работы в тренировочном зале, избегают постоянной и терпеливой шлифовки технических элементов, многократных повторений их.
Надо ли, например, доказывать, какое значение имеет в бадминтоне подача, как много и скрупулезно нужно разучивать ее на тренировках? Так вот, лучшие зарубежные игроки способны подавать до сотни раз кряду без единой осечки. Наши же бадминтонисты теряют по 5—10 подач чуть ли не в каждой партии.
Особо важна подача в парных играх. Тут практически не должно быть двух одинаковых подач кряду. Значит, нужно овладеть и высокой, и прострельной, и другими видами подачи. Увы, пока о таком универсализме наших мастеров приходится только мечтать.
Если перейти к тактике, то ведущих игроков Европы, а тем более Азии, отличают завидная выдержка, умение выжидать, вести тонкую тактическую борьбу, разыгрывать мячи «до верного». Длительный розыгрыш волана их нисколько не смущает. Стоит поглядеть на игру нового чемпиона Европы Мортена Фроста. Принимая подачу, он все время ищет возможность изменить ход событий на площадке: меняет скорость полета волана, варьирует силу и направление ударов. И в конце концов своего добивается.
Вот такой выдержки, хладнокровия, терпеливости недостает нашим бадминтонистам. Их соперники охотно идут на обмен ударами до пяти-шести десятков в серии. Наши же спешат разыграть волан тремя-четырьмя ударами. Стараясь во что бы то ни стало обострить игру, переходят в решающую атаку в ситуации, отнюдь не созревшей для этого. Но эта скоропалительность в общем-то вынужденная: хорошо владея 3—5 техническими приемами (у ведущих игроков мира таковых в арсенале — 15—20), они вынуждены торопиться, чтобы не упустить свой шанс.
  Владимир Веринчук, государственный тренер по бадминтону,
  Виктор Швачко, старший тренер сборной СССР