Не уступать ни в чем!

...Спортсмен участвует во множестве соревнований. Первенство своей спортшколы, чемпионат города, общества, республики. Поездки, знакомство с новыми городами, новые друзья. Если честно, многое стерлось в памяти — ведь их, всяких турниров, было так много.

Но участие в больших или незначительных состязаниях позволяло мне шлифовать свою программу.

Наконец стало известно, что основные молодежные соревнования — первенство страны — намечены на декабрь 1971 года в Ивано-Франковске.

Последнюю репетицию программы мы решили провести на товарищеской встрече Казахстан — Белоруссия в Минске.

Все шло хорошо вплоть до выхода к брусьям. В обязательной программе я сорвалась и получила всего шесть баллов. В итоге набрала самую низкую сумму н, естественно, очутилась на последнем месте. Ничего себе репетиция...

Маленький, уютный Ивано-Франковск очаровал меня узкими улочками, игрушечными домиками, приятным говором жителей. А Байдин немного был возбужден, ему казалось, что настал час триумфа и он покажет, какой он есть — тренер «с периферии».

Удивительное дело, но мне никакие «звездные» мысли в голову не лезли. Следила за тренировками вероятных лидеров — Любы Богдановой, ленинградок Галины Хряпиной и Ирины Щеголевой, Вали Тихоновой из Волжского — и, увы, никаких «бойцовских» чувств во мне не просыпалось. Я еще тогда не вошла во вкус, не было той окрыленности, жажды борьбы, которая открылась во мне позже. Меня, наверное, «задавила» огромная черновая работа, которую мы с Байдиным проделали в зале. Я не знала своих сил, возможностей и думала о том, что скорей бы все закончилось. Меня больше волновали учебники, взятые с собой.

Нельзя сказать, чтобы я не старалась на соревнованиях показать «товар лицом», все-таки помнила о чести своей спортшколы и города, но вдохновение не приходило. Обязательная программа мастеров спорта была в ту пору довольно легкой, и большинство девочек справлялись с ней успешно. Мне казалось, что некоторые части, упражнений я делаю не совсем верно, и для себя фиксировала в памяти, что какие-то вещи надо доработать, переделать.

Просматривая отчеты об этих состязаниях, я нашла о себе только одну фразу: «В обязательной программе на опорном прыжке запомнилась Н. Ким из Чимкента». Прыжок мне действительно удавался неплохо, но занять пятое место в турнире и никаких комплиментов — только одна фраза?! Это меня огорчило. Но ненадолго. Потому что Лидия Ивановна нас с Байдиным поздравила и сказала, что меня чаще будут вызывать на всесоюзные сборы и скоро мне предстоит участвовать в международном турнире. Это было действительно радостное известие!

После соревнований в Ивано-Франковске мне все чаще снились сны примерно такого содержания. Вот идет чемпионат страны. Я в золотистом купальнике исполняю упражнение на бревне. Зал замер: диктор Роман Турпищев (постоянный судья-информатор гимнастических турниров) объявляет «трюковой» номер. Я легко выполняю сальто, взмываю в прекрасном прыжке над бревном, и все взрываются аплодисментами. Я иду к Байдину, а ко мне бегут Ольга Корбут и Людмила Турищева и смеются: «Нелли, у тебя «десятка»!» И вечно юная Галина Шамрай преподносит мне цветы...

Я про свои сны никому не рассказывала, только своей подруге по классу Оле Крапивкиной. Она слушала, затаив дыхание, и давала мне описывать домашнее задание по алгебре. Уроки я старалась делать аккуратно, но вот к математическим наукам душа все-таки не лежала, и я иногда ленилась докапываться до сути.

В мае 1972 года — поездка в Будапешт на товарищескую встречу СССР — Венгрия. К моему удивлению, я заняла второе место и услышала немало комплиментов в свой адрес. Мы с тренером все больше убеждались, что не надо бояться вершин в спорте: при старании и усердии обязательно появятся результаты. Заметили мы и то, что многие гимнастки страшно нервничают и переживают перед выходом к снаряду, а у меня, наоборот, появляется ровное дыхание и четкость мысли...

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16