Яхта в дальнем плавании

Что такое дальнее плавание

Однажды в яхт-клубе ко мне подошел приятель:
—       Ухожу в дальнее плавание!
—       Куда? — спросил я и получил бодрый ответ:
—       Иду в бухту Дубковую, чудесное местечко.
Я не без удивления спросил:
—       Ну а почему ты считаешь это плавание «дальним», ведь даже в оба конца не пройдешь и сотни миль. Разве это далеко?
Дальнейшая наша беседа ни к чему не привела, ибо мы оба никакими критериями не располагали. К сожалению, четкого определения, что же следует понимать под «дальним плаванием» на яхте, до сих пор не существует. Мне кажется, что для каждой категории мореходных яхт понятие о дальнем плавании должно быть. Например, для швертботов и яхт класса «Фольксбот» или «Л-6»...
В нашем парусном спорте и в прошлом точного определения понятия «дальнее плавание» не существовало. В 1910 году в Речном яхт-клубе учредили «Приз дальнего плавания» за наибольшее количество миль, пройденных яхтой за год. Приз присваивался с учетом суммы пройденных миль прямыми курсами, без лавировки, а также особенностей яхты — площади парусов, длины ее корпуса. Расчет призовых баллов производился по специальной формуле.
Приз выдавался осенью, после окончания навигации, после рассмотрения специальной комиссией всех карт с приложенными курсами яхт, подтвержденными записями в судовом журнале. Яхта, завоевавшая приз, получала право нести удлиненный вымпел в течение следующего сезона. Таким образом, любая яхта, независимо от размеров, имела шанс добиться приза дальнего плавания своего класса.
При заходах яхты в иностранные порты общее число пройденных миль увеличивалось на десять процентов, а за переходы открытым морем полагался специальный добавочный коэффициент. Вплоть до начала первой мировой войны это был очень популярный приз. В дальние походы ходило немало петербургских яхт. Так, в 1912 году тендер «Ушкуйник» водоизмещением в 25 тонн летом под парусами пришел из Англии в Петербург, одолев за 24 дня 1800 миль, а яхта-шлюп «Венона» водоизмещением в пять тонн прошла по Балтике 1524 мили.
В советском спорте дальние плавания пользуются у яхтсменов большой любовью, их дальность и число участников растут с каждым годом. Достаточно напомнить о походах наших яхт из Ленинграда в Архангельск вокруг Скандинавии, о крейсерской гонке на кубок Балтики по маршруту Ленинград — Клайпеда — Рига, в которой участвуют обычно несколько десятков яхт. Маршрут этой гонки равен почти тысяче миль.
Я думаю, что только в дальнем плавании познается природа моря, характер и воздействие на яхту ветра и волн. Яхтсмен перестает бездумно смотреть на облака, на характер их движения, мерцание звезд. Он познает «вкус» ветра. Короче говоря, яхтсмен сживается с морем, оно становится ему понятнее и ближе. А быстрая смена обстановки на море развивает находчивость, решительность, сообразительность и хладнокровие.
С морем шутить нельзя. Как бы крепко ни спал матрос, он по первой же команде капитана должен немедленно быть на палубе и четко выполнять любую команду. Совместная работа на яхте, так же как и на боевом корабле, пребывание в относительно стесненной обстановке, постоянная готовность помочь товарищу воспитывают дружный коллектив команды. Уверен, что в дальнем плавании рождается настоящий моряк.
К сожалению, многие наши гонщики недооценивают значение дальнего плавания, считают это лишь приятным развлечением, которое отнимает много времени и мало что дает гонщику. Заслуженные мастера парусного спорт л и известные гонщики И. П. Матвеев и Н. А. Мясников придерживаются противоположной точки зрения. Так, Н. А. Мясников писал, что дальние спортивные плавания — лучшее средство для подготовки яхтсмена к длительной работе на яхте во время соревнований. Дальние плавания помогают яхтсмену овладеть знаниями гидрометеорологической обстановки, лучше ориентироваться в морских условиях... Известный гонщик Дании, неоднократный чемпион мира и Олимпийских игр П. Эльвстрем ежегодно перед крупнейшими парусными гонками совершал на яхте дальнее плавание вокруг Дании.