Скоростной спуск

В соревнованиях по скоростному спуску теоретическим пределом скорости являются рекордные скорости, устанавливаемые на специально подготовленных прямых склонах. Наиболее известным до недавнего времени считался склон горы в Червинии (Италия), похожий на приземление гигантского трамплина с наибольшей крутизной в 60% (31°). Там, на высоте 3500 метров над уровнем моря, в июльские дни фирновый покров снега оказывается наиболее благоприятным для скольжения. Результат определяется на отрезке длиной 100 метров. Не вдаваясь подробно в историю установления рекордов, скажу только, что впервые рекорд был зафиксирован в 1930 году. Он равнялся 105,675 км/час. Произошло это в Санкт-Морице. В наши дни такая скорость оказывается подчас меньше средней скорости, показываемой на обычных трассах скоростного спуска в соревнованиях на Кубок мира, мировых чемпионатах или олимпийских играх.
Почти 50 лет понадобилось, чтобы преодолеть рубеж 200 километров. Произошло это в 1975 году. Автором рекорда — 200,111 км/час — стал американец Маккинен. А в марте 1984 года в скалистых горах Канады, стартуя на высоте 4333 метра, австриец Франц Вебер преодолел контрольный отрезок со скоростью 203,155 км/час.
Спортсменов, увлекающихся скоростными заездами, в мире не так уж много — несколько десятков. В них есть своя специфика, и мало кто из горнолыжной элиты принимает участие в установлении рекордов. Однако есть определенная польза для любого спортсмена-горнолыжника «продуться», словно в аэродинамической трубе, на скорости, близкой хотя бы к 150 км/час. Прочувствовав ее, спортсмен значительно увереннее ведет себя на обычных трассах скоростного спуска, а тем более слалома-гиганта и слалома. Для детворы гора приземления любого трамплина, и тем более спортивного 70- и 90-метрового, — прекрасный «тренажер» в организации занятий по прямому скоростному спуску.
Трудно перечислить все качества, которыми должен обладать спортсмен, решивший добиться успеха в скоростном спуске. К ним, в частности, относятся: тонкое чувство равновесия и мягкость выполнения всех движений; молниеносная реакция на внезапные изменения ситуации; отсутствие чувства страха, парализующего спортсмена, и в то же время трезвая оценка обстановки с учетом степени риска; свобода в выборе технических приемов и совершенное владение ими; мужество, подкрепленное высоким физическим развитием и волей; уравновешенность характера. А в техническом плане главным остается умение скользить, без чего нельзя добиться высоких результатов (рис. 96).

основная стойка скоростного спуска
Рис. 96. Основная стойка скоростного спуска требует хорошо развитых мышц бедер, спины и шеи. Спина округлена, туловище параллельно лыжам, голова приподнята для лучшего обзора. Лыжи разведены на ширину таза

Спусковики, как и все спортсмены, отличаются друг от друга вышеперечисленными качествами, но сильнейшие среди них во многом похожи друг на друга. Их отличают атлетическое сложение, довольно высокий рост, в то же время они подвижны и ловки, как легковесы. Для завоевания высоких позиций в этом виде необходима длительная, систематическая тренировка, большой объем спусков на разных трассах, исчисляемый тысячами километров, при высокой интенсивности. Успех зависит во многом от самого спортсмена — насколько он сможет выработать у себя тактическое мышление.
На современных трассах скоростных спусков естественных препятствий стало меньше, трассы расширены, сглажены, повороты, обозначенные контрольными воротами, лучше выверены. Короткий путь на них не всегда самый быстрый. Для выбора пути, позволяющего пройти всю трассу за кратчайшее время, правилами соревнований предусмотрены официальные тренировки, организуемые судейской коллегией.
Говорить о преднамеренном торможении лыжами на таких трассах скоростного спуска не приходится. Регулирование скорости осуществляется частично изменением аэродинамических характеристик стойки лыжника, частично выбором пути и характером скольжения лыж в поворотах. Стойка лыжника играет большую роль. Но умение вести лыжи, добиваясь наилучшего скольжения, остается его основной заботой. Ни внезапно возросшее давление из-за негибкой работы ног, ни неправильное положение туловища на буграх и разбитых участках, ни излишняя закантовка лыж не должны нарушать хорошего скольжения. Как бы ни была разбита трасса, хороший лыжник всегда должен ощущать взаимодействие лыж со снегом и чувствовать себя при этом уверенно, оставаясь хозяином положения. Достаточный запас сил позволит ему «не деревенеть» в одном положении, быть гибким и приспосабливаться к меняющимся условиям рельефа (рис. 97 и 98).


Рис. 97. Хорошую аэродинамическую стойку стараются сохранять и в поворотах, даже при скольжении на одной внешней лыже

Рис. 98. Нередко повороты на твердых спортивных трассах получаются прерывистыми, когда лыжи теряют сцепление со снегом. Внутренняя палка играет роль дополнительной опоры

Быстрота оценки ситуации и сохранение низкой стойки без излишнего напряжения мышц достигаются тренировкой на трассах, сложность которых всегда должна соответствовать уровню подготовки спортсмена. Принцип постепенности здесь выходит на первый план во избежание психической травмы, не говоря уже о физических.
Принимая во внимание возросшие скорости на соревнованиях по скоростному спуску (у мужчин средние скорости в пределах 100—110 км/час стали обычными, у женщин — 90—100 км/час), требования к качеству подготовки снежного покрова и установке заграждений безопасности соответственно возросли. Оборудованная трасса выглядит как ледовый стадион с местами для зрителей за ограждением. Все дороже обходится проведение соревнований. Поэтому так важно, чтобы они проводились на трассах, обладающих параметрами и профилем склонов, соответствующими современным требованиям, где спортсмены могут продемонстрировать настоящее мастерство и мужество.
В мире не так уж много трасс, отвечающих высоким требованиям. Одна из них — мужская трасса в Гармиш-Партенкирхене (ФРГ). На ней состоялся чемпионат мира-78 и ежегодно проводится один из этапов Кубка мира. Ширина ее в некоторых местах доходит до 14 и даже до 9 метров. Но спортсмен едет там прямо, и в случае падения ему ничто не угрожает. Наиболее расширенные участки, где стоят контрольные ворота для виражей, достигают 50 метров. Длина всей трассы 3320 метров с перепадом высоты от 1700 метров на старте до 780 метров на финише. Во время чемпионата мира на ней стояло 32 ворот. Такую трассу можно считать классической. В разряд лучших можно отнести и мужскую трассу спуска в Сараево, на горе Белашница. Ее параметры: длина 3070 метров, перепад 803 метра, средний уклон 16°.
Специально к чемпионату мира-85 в итальянском высокогорном местечке Бормио была построена новая 3-километровая трасса скоростного спуска с пятнадцатью виражами и семью участками, на которых спортсмены вынуждены были совершать полеты. Наличие многих скоростных поворотов и бугров говорит о возрождении тенденции выбирать склоны со сложными профилями, отчего было стали отходить в связи с возросшими скоростями.
К сожалению, я не имею возможности привести характеристики какой-либо из наших трасс, соответствующей международным стандартам, — их просто нет. Даже старейшая трасса на Чимбулаке под Алма-Атой до сих пор до конца не спрофилирована и не оборудована защитными ограждениями.
Расстановка контрольных ворот на трассе скоростного спуска — наиболее ответственный момент. Их ширина 8—12 метров. Ставятся они открытыми. К постановке ворот привлекаются наиболее опытные специалисты, имеющие представление о современной технике и возможностях спортсменов и предвидящие опасности, подстерегающие их. Особое внимание уделяется ограждению внешней стороны поворотов — при падении спортсмена выносит по касательной к дуге. Мы не случайно заостряем на этом внимание, так как факты последних лет свидетельствуют о неблагополучии у нас в этом вопросе.
Что касается техники спусков на больших скоростях, то здесь решающим в выборе стойки является профиль склона. Когда спуск происходит по ровному склону, проблема устойчивости решается довольно просто — основная, низкая стойка скоростного спуска, выработанная спортсменами и апробированная на протяжении десятилетий, позволяет хорошо сохранять равновесие на любой скорости (см. рис. 96). Согнутые в коленях ноги и наклоненное туловище с прижатыми к нему изогнутыми лыжными палками при параллельном ведении лыж на расстоянии 30—40 см (в зависимости от строения тела) — такая стойка при хорошем обзоре трассы дает возможность экономить силы, а главное, спускаться с минимальным сопротивлением воздуха.
При выходе на мелковолнистый участок ноги несколько разгибаются при сохранении сильного наклона туловища — это позволяет ногам амортизировать неровности с меньшей утомляемостью и с незначительным ухудшением аэродинамики. Лыжи при этом сохраняют сцепление со снегом, хотя иногда сильно вибрируют.
На участках с резкими изменениями профиля лыжник на большой скорости так или иначе теряет контакт со склоном и совершает полеты. И если при обучении преодолению неровностей в слаломе главное внимание уделялось различным амортизирующим приемам, то на больших скоростях при необходимости сопряжения траекторий центра тяжести  тела с профилем склона лыжник вынужден использовать технику опережающих прыжков. Большинство из них совершается в группировке (рис. 99). Но обстоятельства не всегда позволяют плавно вписываться в профиль горы, и спортсмен во избежание удара при приземлении в полете распрямляется, чтобы затем согнуться и самортизировать удар (рис. 100). Самой грубой ошибкой во всех случаях будет полет с вынесенными вперед ногами — при приземлении падение на спину гарантировано. На рис. 101 показано, что надо сделать, чтобы избежать этого (например, постараться сохранить опору хотя бы пяткой лыжи).

способы преодоления спадов
Рис. 99. Различные способы преодоления спадов:
а — разгибанием-сгибанием без потери контакта со склоном; б — полетом над спадом; в — опережающим подскоком

Рис. 100. Над коротким крутым спадом с резким выкатом в полете целесообразно распрямиться и смягчить приземление сгибанием

Рис. 101. Во избежание перекоса и падения на спину горнолыжник нашел опору задником лыжи
группировка в полете
Рис. 102. Одно из типичных положений группировки в полете

Замеры полетов показывают, что иногда они достигают 20 и более метров. К падениям они приводят только тогда, когда совершаются неумело и помимо воли спортсмена. В тех же случаях, когда спортсмен подготовлен к полету и сам его активно выполняет, хорошая устойчивость при приземлении гарантирована.
На рис. 102 показано типичное положение группировки в полете — созданы все условия для увеличения наклона к моменту приземления на крутую часть спада. Но не всегда все удается сделать до момента отрыва, и спортсмен должен помнить, что в полете будут продолжаться все вращения, имевшиеся в тот момент. Для уменьшения их вредных последствий он должен произвольно изменять в воздухе свое положение с целью увеличения или, наоборот, уменьшения момента инерции тела относительно соответствующей оси вращения. На рис. 103 воспроизведен один из таких эпизодов, когда лыжник с целью уменьшения вращения вокруг продольной оси возможно шире разнес в сторону руки и ноги.


Рис. 103. В критической ситуации во избежание падения спортсмен сделал полную разгруппировку и укол палкой.

Приземление он осуществляет на правую, в данном случае внутреннюю, лыжу, которая окажется под центром тяжести  тела.
Подобные ситуации не редки. Франца Кламмера отличало от других спортсменов именно «кошачье» умение приземляться на ноги в сложнейших ситуациях.
Умение манипулировать различными частями тела в полетах развивается специальными упражнениями. Хорошо, если в районе учебных склонов есть разнообразные профили. Если их нет, они создаются искусственно. На рис. 104, 105, 106 показана серия упражнений, исполняемых на различных профилях. Упражнения можно выполнять как в классическом исполнении на узкопоставленных лыжах, так и в различных вариантах: в группировке, с выпрямлением тела, с подъемом рук с палками вверх, а также с разноименной работой рук и ног. Одно из популярных упражнений — полет с разведением ног и рук в стороны.


Рис. 104. Учебные профили для разучивания отталкивания, вращения в полете и определения допустимой скорости разгона

Рис. 105. Учебный профиль для разучивания полета в группировке с опережающего толчка в зависимости от скорости разгона

Рис. 106. Учебный профиль для разучивания точности приземления

Полет в фазе поворота — очень сложный элемент скоростного спуска. Овладеть им помогут отработка упражнения на бугре с поворотом на большой скорости. Спортсмен должен твердо знать и помнить, что при отрыве лыж от снега в фазе поворота все виды вращения тела сохраняются, а поступательное движение прямолинейно (!) продолжается в одной вертикальной плоскости, касательной к дуге в точке отрыва. Подчеркиваю это особо, потому что наблюдал тяжелейшие травмы у спортсменов, «забывших» об этом законе механики и считавших, что они «летят по дуге».
Наиболее трудным бывает поворот, в ходе которого спортсмен совершает несколько вынужденных полетов. В этом случае следует не терять самообладания и находить опору возможно раньше хотя бы одной лыжей, будь она внешней или внутренней.
Мы не вводим специального раздела, посвященного анализу техники супергиганта, поскольку он отличается от скоростного спуска только тем, что в нем нет прямых участков, а трасса размечена воротами шириной 8—10 метров так, что спортсмену приходится почти все время скользить по дугам малой кривизны со скоростью около 80—90 км/час плоскорезаным скольжением лыж — так же, как в скоростном спуске.