Новые заботы

А. К. Говоря откровенно, тридцатичетырехлетний спортсмен, к тому же тренер по профессии, мог бы предполагать, что вот-вот ему предложат подумать о переходе на тренерскую работу. И все же мы не ожидали, что такое предложение сделают Павлу вскоре после Инсбрука, когда у него самого еще и в мыслях не было оставить спорт или хотя бы снизить нагрузки. А может, нас несколько ошарашило то, что Павлу предлагали не подумать, а сразу переходить. Мы, однако, позволили себе обсудить этот трудный в жизни каждого спортсмена шаг. Что там говорить, мне, конечно, хотелось, чтобы Павел еще выступал. Я старалась быть предельно объективной перед собой, но все равно не видела в сборной лыжника, который был бы безусловно сильнее Колчина. Правда, никаких сомнений не вызывали и тренерские способности Колчина. У него уже был долгий опыт работы со мной, он отлично знал методы и «средства подготовки лыжника. Так что с этой стороны предложение Спорткомитета хоть и не вызывало у меня и у Павла одобрения, но было вполне обоснованным.
П. К. Да, бросать спорт мне очень не хотелось. Во всяком случае, я хотел еще года два побегать, чтобы проверить на себе ряд экспериментальных моментов, в частности попробовать выполнить еще больший объем специальной подготовки. Но уж очень настойчиво меня склоняли к переходу на тренерскую работу, и в конце концов я согласился — стал тренировать молодежную группу сборной, куда входили В. Веденин, А. Наседкин, В. Круглов и другие лыжники.
Все же, когда я стал тренером, у меня оставалось чувство какой-то «спортивной неудовлетворенности». Очень хотелось еще соревноваться. И в 1965—1966 годах я выступал со своими ребятами в некоторых соревнованиях. В конце 1965 года я, например, на чемпионате СССР занял четвертое место на 15 километров и десятое на 50 километров. После этого поехал с ребятами в Норвегию и там в Киркинесе выиграл гонку на 15 километров.
Последний раз выступил в 1966 году в соревнованиях на приз газеты «Советский спорт» за динамовскую команду Москвы. Между прочим, перед этим я хорошо прошел контрольную тренировку, и мне советовали идти в эстафете за первую команду. Но я уступил место молодому спортсмену и побежал за вторую команду. В ходе гонки (на последнем этапе) произошел такой, я бы сказал, символический эпизод — меня обошел мой ученик Слава Веденин. Я как увидел его спину, ну, думаю, сейчас я тебе преподам наглядный урок, как надо бороться, посмотрим, кто кого! Однако урок не состоялся — догнать Славу я, как ни старался, не смог. Впервые меня не очень огорчило собственное поражение. Слава набирал силу, и я был очень рад за него.
Если быть точным, то мне довелось еще раз — в 1975 году — выступить (правда, неофициально) на небольших молодежных соревнованиях, посвященных открытию сезона. Там участвовали в основном перворазрядники (были ли там мастера, не знаю). Вместе с тремя другими тренерами (В. А. Ивановым, А. А. Смирновым и В. Я. Филимоновым) я бежал в эстафете, и мы обыграли молодежь.
А. К. Когда мы вернулись из Инсбрука, я крепко задумалась и о своих личных планах. Неудача с креплением, из-за которой я вместо первого места заняла седьмое, не давала мне покоя. Сразу же появилось желание усовершенствовать крепление, чтобы никогда больше ничего подобного со мной не случалось. И еще я решила начать серьезную подготовку к следующим Играм 1968 года, чтобы как-то реабилитировать себя, что ли, после неудачи. Продумали мы с Павлом четырехгодичный план и начали готовиться.
Я так бодро говорю о своих решениях, что боюсь, как бы читатель не подумал, будто все у меня шло по принципу «сказано — сделано». Нет, конечно. Трудностей было много: и со здоровьем, бывало, не ладилось, и забот по хозяйству хватало, все больше внимания к себе требовал Федя, много приходилось волноваться за Павла, у которого снова участились непонятные болезненные явления. Иной раз я просто впадала в отчаяние — не хватало времени на многое из того, что хотелось бы сделать. Но тренироваться надо было, коль уж решила.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15