К первой олимпийской вершине

А. К. Когда я приехала в Москву, у меня не было раздумий, где и с кем тренироваться. Конечно же, вместе с Павлом в группе В. С. Оботнина. Я понимала, что у Оботнина своих учеников хватает, и занимаются у него не новички, а мужская сборная СССР. Но я не собиралась злоупотреблять его расположением ко мне. Вполне достаточно было того внимания, что мог уделять мне на тренировках Павел. Уже вскоре после нашего знакомства я поняла, что Павел прекрасно разбирается в лыжах, и вполне доверяла его тренерским способностям. Да и себя я считала человеком вполне самостоятельным, если и нуждающимся в тренере, то в консультанте, а не в няньке. Сейчас такая ситуация ни у кого не вызвала бы ни удивления, ни, тем более, возражения. Но тогда — в 1954, 1955, 1956-м — сколько же неприятностей пришлось нам пережить, а мне особенно. Все время меня заставляли перейти в женскую группу. В частности, за это постоянно ратовал гостренер А. В. Каменский. И если в Москве я все-таки тренировалась в группе Оботнина, то на сборах меня чуть ли не насильно отлучали от нее. Приходилось тренироваться то у А. Н. Баженова, то у 3. Д. Болотовой. А однажды на сборах (это было вскоре после того, как я родила) меня даже специально поселили в трех километрах от места, где жила и тренировалась мужская группа, чтобы я не приходила к ним на тренировки. А. В. Каменский по этому поводу сказал: «Если она станет чемпионкой мира, то пусть тогда тренируется где хочет, а не станет — будет тренироваться там, где велят».

Из дневника А. К.

21 февраля 1955 года, Москва.

Переменная тренировка в парке 1,5 ч. Самочувствие хорошее. Аппетит, сон хор. (хорошие.— Ред.). Вечером Павлик уехал в Финляндию. Я осталась дома и долго плакала от того, что бессильна перед разлукой.

Да, прежде в мужской группе сборной женщин никогда не было. Но ведь до этого в лыжах не было и спортивных семей. Это был первый случай, чтобы муж и жена тренировались в сборной команде. Так можно же было хотя бы ради эксперимента пойти им навстречу. К сожалению, никому не было дела до того, что два человека любят друг друга, что они составляют семью и им тягостно друг без друга и это наверняка отражается на их физическом состоянии. Даже на сборах и соревнованиях мы с Павлом жили врозь. Нам не давали возможности размещаться в одном номере, в одной комнате.

Из дневника А. К.

22 июля 1955 года. Москва.

Тренировка на стадионе. Бег 1200 м в ср. (среднем.— Ред.) темпе. Гимнастическая разминка, имитация. Ходьба с выпадами 2X100 м. Прыжки типа тройного 100 м. Игра в футбол, ручной мяч, баскетбол.

Тренироваться не хочу. Все надоело. Болит голова. Ужасное состояние. Днем спала. Читаю Лермонтова. Немножко забываюсь. Много плакала.
12 августа 1955 года. Одесса.

...Тренировка на слабопересеченной местности 3 часа. Ходьба в быстром темпе с переходом на бег и снова на ходьбу. Все подъемы — имитацией. Так дошли до монастырской купальни и повернули обратно... Самочувствие хорошее. Аппетит и сон хор. Весь день было плохое настроение. Вечером ходила в театр, смотрела балет «Лебединое озеро».

20 ноября 1955 года. Златоуст.

...Тренировка переменного характера — 2 часа. ...Сам-е (самочувствие.— Ред.) хорошее. Сон хор. После зарядки болел живот. На тренировке чувствовала себя хорошо. Правда, еще тяжело. Вечером ходили на вечер сбора, где в конце у меня испортилось настроение: сидела около Колчина, а он весь вечер играл на аккордеоне.
21 декабря 1955 года. Кавголово.

Активный отдых. На заявление о личном выступлении в данном соревновании Баженов А. Н. ответил: «Ни в каких соревнованиях ты выступать не будешь и никуда не поедешь». Пропало после этого всякое желание выступать, я плакала и хотела уехать домой.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14