Человек и мяч

Представьте себе, случилось... Начиная с восьмого гейма, который по логике событий должен был стать последним, молодая эстонка, словно испугавшись надвигавшейся победы, вдруг задрожала не только в переносном, но и в самом прямом смысле и совершенно добровольно уступила инициативу сопернице. Теперь Преображенской нужно было только перекинуть мяч через сетку — остальное Кулль как бы брала на себя. Бледная, с выражением трагической обреченности на лице, Кулль была воплощением растерянности. Словом, Преображенская победила.
Что же произошло? Почему Кулль, как пишут иногда в спортивных отчетах, стала вдруг неузнаваемой?
Неузнаваемой? Стоп! Но ведь в предыдущем чемпионате она точно так же проиграла Галине Бакшеевой. Тогда тоже счет был 5:2 в пользу Кулль, я стоял возле корта вместе с тем же Белиц-Гейманом, и он, как и в этот раз, безошибочно предсказал победу Бакшеевой.
И действительно, когда начался тот же восьмой гейм, который и здесь должен был стать последним, Кулль вдруг перешла сначала к пассивной, а потом и просто робкой игре. Мне казалось с трибуны, что я вижу, как дрожит ее рука, слышу, как взволнованно стучит сердце. Вмиг пропала резкость ударов, мяч от ее ракетки мягко и высоко взлетал над сеткой, становясь легкой добычей Бакшеевой.
С двумя геймами Кулль рассталась так легко и быстро, что вряд ли успела понять, как это произошло. Но в десятом гейме задрожала и Бакшеева — она поняла, что появилась надежда на спасение.
Теперь уже обе соперницы не скупятся на ошибки, и вот уже Кулль имеет возможность нанести последний удар и закончить матч, но совершенно легкий мяч она отбивает в сетку, тут же ошибается еще два раза, Бакшеева сравнивает счет — 5 : 5 и в конце концов добивается победы.
Что же это такое? Неужели у Кулль в ответственные моменты состязания появляется «боязнь выигрыша?» Да, именно так — есть, оказывается, и такая боязнь в спорте. И, значит, Кулль в матче с Преображенской стала как раз узнаваемой, а ее робкие действия в финале поединка лишний раз подтвердили, что существует какой-то определенный психологический барьер, преодолеть который она еще пока не в силах.
Боязнь выигрыша... Это что-то на первый взгляд странное, не очень понятное. Но здесь мы уже вступили в область психологии теннисной борьбы. А в психологии теннисного состязания, как и в психологии спортивной борьбы вообще, нет ничего ясного на первый, приблизительный, взгляд и нет ничего неясного и необъяснимого в действительности, по зрелом размышлении. Стоит вдуматься в любую психологическую теннисную загадку, и выяснится, что ничего странного и непонятного в действиях спортсменов нет и каждый их шаг имеет обоснованное и логичное объяснение.
Есть в шахматах такой закон: получил преимущество — атакуй, иначе инициатива неизбежно перейдет к противнику. Закон этот полностью применим и к теннису, а может быть, к спортивной борьбе вообще. Но одно дело — знать этот закон, а другое — заставить себя подчиняться ему.
Почему Кулль проиграла два матча, в которых, по логике событий, должна была заслуженно победить? Потому что, добившись подавляющего преимущества, она уже мысленно считала себя победительницей и, вместо того чтобы атаковать, чтобы смелой и энергичной игрой продолжать борьбу за выигрыш, она уже думала только о том, чтобы не упустить выигрыша.
Вдумайтесь в это — не упустить. А ведь выигрыша-то еще не было! И вот Кулль старается избегать риска, хочет обеспечить себе успех наверняка, без волнений, а соперница, которой нечего терять, напротив, начинает действовать смело, остро. И когда сталкиваются два таких подхода к игре: один робкий, пассивный и другой смелый, рискованный, нетрудно угадать, на чью сторону склоняется Удача.
Не думайте, что это очень просто — заставить себя не ослаблять усилий в момент, когда победа близка. Можно владеть прекрасной техникой, можно быть настоящим атлетом, обладать острым тактическим мышлением, но если у вас не закалена, не натренирована воля, если вы не умеете держать в крепкой узде свои нервы,— уже почти добытая героическими усилиями победа будет часто ускользать от вас.

Страницы: 1 2 3 4 5 6