Мой девиз — воля к победе!

И вот что любопытно: стоит только немного, ну совсем чуть-чуть, отвлечься от матча, от того, что происходит на корте, как теннисиста начинает преследовать цепь несчастий — не одно, а именно цепь, так как одна неудача усугубляет состояние растерянности и влечет за собой другую, еще большую, беду. Совсем по пословице: увяз коготок — всей птичке пропасть.

Рассказывают, например, что однажды, выигрывая матч, один из теннисистов посмотрел на пролетавший над головой самолет. Это был мимолетный взгляд, но он оказался роковым. Потеряв нить игры, чувствуя недовольство собой, этот теннисист никак не мог вернуться к прежнему боевому настроению. Он стал злиться на себя, разнервничался, начал допускать грубые промахи. Матч был проигран...

Игроки, не умеющие сосредоточить свое внимание только на игре, часто становятся жертвой... ошибки судьи. Задача теннисного судьи в наше время, когда мяч с бешеной скоростью мечется по площадке, довольно сложна. Судья только человек, и он может иногда ошибиться. Опытные игроки никак не реагируют на эти, обычно весьма редкие, промахи.

Но встречаются теннисисты, которых неверное или даже спорное решение судьи может вывести из равновесия, мешает целиком сосредоточиться на игре. Такие спортсмены играют хорошо лишь до первой судейской оплошности. Известно множество случаев, когда одна ошибка судьи, действительная или даже мнимая, самым роковым образом влияла на исход борьбы.

В одном из финалов первенства Москвы в конце двадцатых годов встретились постоянные соперники и претенденты на звание чемпиона — Александр Правдин и Евгений Тихонов. В пятом, решающем, сэте Правдин вел 5 : 2, в восьмом гейме — 40 : 15. После сильного косого удара справа Правдин выходит вперед и, перехватив слабую свечу, сильно бьет к задней линии. Мяч попадает в линию и отскакивает далеко в сторону. Победа! Судья на вышке объявляет результат встречи, Тихонов поздравляет своего счастливого соперника.

Но в это время судья на задней линии с некоторым опозданием объявляет, что мяч ударился за линией. Досадно, но ничего не поделаешь, надо продолжать единоборство. В той игровой ситуации потеря одного очка для Правдина ничего не значила. Он потерял, однако, не только очко, но и спокойствие, собранность, внимательность. Его грызла обида. Вместо того, чтобы сосредоточиться на игре, он произносил мысленно гневную речь, обращенную к судье. Чемпионом Москвы стал Тихонов...

А вот другой, сравнительно недавний, случай. Звание чемпионки страны 1962 года оспаривали в финальной встрече Анна Дмитриева и Ирина Ермолова. Поединки этих спортсменок отличаются обычно напряженностью. Поначалу казалось, что и на этот раз борьба будет ожесточенной.

Своими коронными ударами справа Ермолова привязывала соперницу к задней линии, а когда Дмитриева проявляла «непослушание» и рвалась к сетке, уверенно обводила ее. Дмитриева пыталась свечами сбить Ермолову с удара. Но та твердо продолжала держаться избранного курса. В итоге первый сэт остался за Ермоловой — 6:4.

Во втором сэте Ермолова тоже была впереди — 3:2. Правда, к этому времени Дмитриева уже стала действовать увереннее, острее. Впрочем, трудно сказать, как дальше складывалась бы борьба, окажись Ермолова более собранной и сосредоточенной. Но тут произошел случай, после которого игра пошла, что называется, в одни ворота.

Ермоловой показалось, что судья в какой-то момент допустил ошибку. Может быть, так оно и было — судьи, повторяю, не застрахованы от ошибок. Неожиданно промах судьи так подействовал на спортсменку, что она тут же следом допустила несколько непростительных оплошностей.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7