Никогда не рано

Мне выпало дежурить на беговой дорожке вместе с опытным уже Витькой.
— Отсюда лучше будет видно, — авторитетно сказал он. — И слышно. За воротами не то: дылды защитники все поле спинами заслоняют, а голкипер орет не переставая — держи этого, держи того... Прямо уши закладывает.
Да, видно с дорожки было здорово. Вот правый наш край, Аюпов, финтом одного соперника обыграл, второго... Третий, правда, мяч отобрал. Аюпов вмиг на газон свалился, глаза закатил и застонал во весь голос. «Все, спекся, — подумал я, — ногу сломали». И хотел уже броситься вслед за врачом, пособить покалеченного унести с поля. Но Витька за майку удержал:
—     Ты что, — прошипел он, — с ума сдвинулся? Твое дело мячики подавать. И не такой Аюпов хлюпик, чтобы дать себя подбить. Гляди...
Со штрафного мяч вдоль боковой прокинули, и Аюпов припустился за ним как ошпаренный. Будто не он минуту назад корчился на газоне от боли.
—     Артист! — сказал восхищенно Витька. — Дома, наверное, репетирует, после тренировки. Думаешь, на жалость бить легче, чем по воротам?
Тут гости приготовились штрафной подать. Наши, понятно, стенку выстроили — метрах в трех. Судья подбежал, уперся руками могучему Васько в грудь, попытался его сдвинуть. Но Васько бубнил: «Нормально стоим, товарищ судья» — и ни шагу назад. Арбитр сделал вид, будто карточку в кармане нашаривает. Тогда Васько, а за ним и другие немножко отступили. Но когда судья к воротам побежал, наши снова к мячу подвинулись.
Когда наши гол забили, Витька предупредил:
—     Ну вот, лафа кончилась. Узнаешь сейчас, почем фунт удержания преимущества.
Замаялись мы быстро — наши стали бить в аут почем зря. Будто поручили им испытать Витькину и мою сноровку.
Отдыхали мы в паузах. Когда форварды, словно не слыша свистка судьи офсайд, мчались до самых ворот, а потом так удивленно плечами пожимали, что ушам, наверное, больно становилось. Или когда хавбеки после остановки игры вежливо соперникам мяч отдавали, неся его в руках полполя.
И все-таки ответный гол нам забили. А я, как назло, перед тем шнурок на кеде завязывал. Поднял голову — соперники в нашей штрафной обнимаются, будто век не виделись.
Спрашиваю у Витьки, как оно все получилось.
—     Слабак этот Громов, надо было валить девятку, не ждать, пока пробьет.
— А пенальти?
—     Ты видел, чтоб в ворота хозяев пенальти назначали? То-то.
Работы у нас меньше не стало — только теперь уже гости по аутам гуляли. И на газоне подолгу валялись, и стенку при штрафных не хотели отодвигать.
Наконец врывается наш Ржанов в штрафную соперников, замахивается... Но тут защитник, верткий этот четвертый номер, возьми и отбей в подкате мяч is а угловой. Ржанов, конечно, как подкошенный. Судья было на флажок указал, но тут вся наша команда в кольцо его взяла. И минут пять не выпускала, пока не положил он мяч на одиннадцатиметровую отметку.
—     Убедили все-таки, — довольно сказал Витька, — нам бы так наловчиться толковать с физичкой. Чтоб двойки на пятерки переправляла.
Ржанов, до выяснения лежавший пластом, тут же вскочил на ноги и пошел бить пенальти.
После матча тренер нашей спортшколы сказал:
—     Пускай вы пока только мячи подаете — учиться у мастеров никогда не рано. А время придет — и сами вы овладеете всеми секретами большого футбола.