«Профи» и Диоген

Весна в этом году объявилась не постепенно, а вдруг: содрогнула пространство, вмиг начали таять и оползать снега, словно подогретые и расколотые откуда-то снизу вулканической силой. И вот уже смягчились дали пушистой зеленью, щедро заполнились теплом неуютные пустоты, упругие тропы ласкали шаг. Так радостно оживало все казавшееся уже отжившим, что и людям хотелось совершить нечто решительное — наполнить жизнь теплотой и силой, обновить примелькавшиеся будни, потянуться в беспредельный путь. Апрельскими воскресными утрами на опушке нашего лесопарка становилось людно, тесно. Сбросившие зимние одежды люди с некоторым смущением поглядывали друг на друга, побаивались довериться преждевременной благодати. Однако вскоре привыкли к весне, как привыкают ко всему хорошему, стали искать движение, свежие сквозняки бытия. Мужчин эта жажда толкала на поляну, где вкопаны футбольные ворота.
— Чего топчешься? Выходи, у нас игрока не хватает.
И я, преодолев приличествующее моему среднему возрасту благоразумие, предупредив, что играю так себе, неуверенной чужой походкой иду на поле. Там полукружьем стоят напротив ворот и бьют по мячу искатели новых, а вернее, полузабытых ощущений. Первый удар у меня получается хлипкий — мяч понуро катится по земле, хаотично подскакивая на кочках.
Ядреный запах травы щекочет ноздри, он до того заборист, что вот-вот у меня на ресницах навернется слеза и сведет скулы от оскомины. Хочется дернуться вперед, выскочить из своего вялого зимнего тела, понестись по траве, показать удаль, щегольнуть футбольным умением. Однако же приближающаяся игра и пугает. Волнение перекрывает горло, опутывает ноги. Я зачем-то потуже затягиваю ремень на джинсах. Мы разделяемся на две команды. Этим размежеванием руководит хозяин мяча. Нет-нет, ошибаюсь, это в моем детстве хозяин мяча обычно диктовал футбольные порядки во дворе, А здесь, на поляне, где собрались взрослые мужчины, власть идет в руки тому, кто первым решительно потянет ее к себе. Хозяин положения, глашатай правил — Десятка. На его желтой с зелеными полосами майке обозначен этот номер. Наверное, еще не так давно Десятка играл за какую-нибудь регулярную команду: не переставая давать распоряжения («Худенький — за меня. С бородой — на ту сторону. В синей майке — ко мне»), он забавляется с мячом, как с собачонкой; как-то хитро его подденет, после отбежит, а мячик катится за ним. Только что не тявкает. Десятка наметанным глазом сразу определил, кто из нас чего стоит. И взял троих самых умелых игроков себе, а прочих — отдал, вроде бы даже и не пересчитав, сколько нас там. Отринул взмахом кисти. И продолжил ласкать пятнистый мячик.
Мы, пятеро не отмеченных благосклонностью Десятки, вживаемся в образ отверженных, я улавливаю признаки пессимизма в порядках нашей команды, каждый переживает горькую правду: самозванцы мы на этой изумрудной полянке.
—     У, профессионалы чертовы! — мой товарищ по команде, высокий, мускулистый, в шутку сжимает кулаки, грозит соперникам.
—     Спокойно, Паша, — говорит ему другой мой партнер.— Их голыми руками не возьмешь.
Этот в отличие от смешливого Паши к делу подходит серьезно, по-хозяйски оглядывается, оценивая сначала участок, где ему предстоит действовать, а потом — изучая вверенный ему коллектив. Шеф. Вмиг я дал ему это прозвище, не произнося, конечно, его вслух. Шеф больше всех озабочен и взволнован. И даже уязвлен — так мне кажется. Потому что еще минут пять, назад он был жизнерадостен. Да-да, Шеф, наверное, страдает от того, что Десятка не выбрал его в свою команду. Шеф постарается ему отомстить, мобилизовав для этого весь свой организаторский талант и неиспользованные резервы коллектива.
Еще о составах. Игорек, пятнадцатилетний паренек — сын Шефа. Это видно сразу, хотя Игорек повыше отца, худее его втрое, имеет все прочие преимущества во внешности: густота волос на голове, цвет кожи и, главное, ломкий взгляд из-под ровненьких густых ресниц, которого нам, взрослым, не сыграть и не вернуть никогда. Следующий игрок — я. Среднего возраста, со средними притязаниями на авторитет в необязательных компаниях и ситуациях — слишком уж мизерна почесть. Вот если бы на этой поляне можно было добыть всемирную славу... Вечная загадка весны питает еще и не такие фантазии.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8