Спортивный комментатор — крупным планом

Мы хорошо помним робкие, а затем все более уверенные шаги спортивного телевидения. Вначале это был известный конгломерат судейских взглядов на спортивное соревнование, слабых по сравнению с сегодняшним днем технических возможностей телевидения и искренней радости каждого телезрителя, могущего наслаждаться спортивными баталиями у себя дома.
Сегодня изменения налицо. Как старая кинохроника воздействует и особенно сильно запоминается отличием увиденной на экране реальности от нынешней, так и спорт на современном телеэкране разительно отличается от своего собрата 25-летней давности. Технические возможности телевидения вызвали к жизни резкое развитие творческого начала спортивных трансляций и программ.
Давно ушли времена, когда мы с неугасающим восторгом смотрели все подряд. Телезритель сегодня — это опытный, искушенный, знающий болельщик, часто спортсмен сам с определенной сложившейся культурой. Вчера нас удовлетворял показ, при котором на телеэкране бегали, прыгали, боролись, фехтовали, играли маленькие фигурки в спортивных костюмах. Телеобъектив одарил спорт потрясающей возможностью — крупным планом. Сегодня мы видим лицо спортсмена, на котором можно прочитать все — радость и огорчение, волнение и спокойствие, вдохновение и апатию.
Известный итальянский писатель Джанни Родари еще четверть века назад писал в одну из римских газет очерки об Олимпиаде, сидя у телевизора. Ему удалось в полной мере доказать, что с помощью телевидения можно увидеть больше, чем разъезжая по олимпийским объектам Рима.
По своей природе спорт — с его бескомпромиссной борьбой, максимальным напряжением человеческих сил и, наконец, с неизвестностью итога борьбы, — является идеальной жизненной сферой для телевидения, а спортсмены — идеальными героями телевидения.
Что принес крупный план телезрителю? Он не только повысил иллюзию его присутствия на стадионе, но и как бы предоставил ему самые удобные места и даже позволил находиться буквально рядом со спортсменом. Многоликость, многозначность, накал страстей и возможность самовыражения личности — все эти стороны современного спорта обрушились на телезрителя и породили новое отношение к нему. Это новое отношение характеризуется уникальной возможностью для десятков и сотен миллионов людей прикоснуться как к зрелищу к поединкам сильнейших спортсменов мира, страны, соотнестись с виденным, с героями спортивного телевидения.
Почти три тысячелетия прошло со времени первого спортивного репортажа в истории человечества в исполнении Гомера. 700 строк в бессмертной «Илиаде» посвятил Гомер описанию состязаний, посвященных памяти погибшего под стенами Трои Патрокла.
У ТВ неоспоримое преимущество перед другими средствами массовой информации. Оно может сконцентрировать внимание телезрителей на отдельных элементах, повторив в замедленном темпе наиболее яркие моменты хоккейного матча, сложные композиции в фигурном катании или элементы в упражнениях гимнастов. Публицистичность в современном спортивном репортаже достигается двумя путями. Если принять за проСтейшую разновидность телерепортажа трансляцию соревнований без комментатора (а именно так создавались на Московской Олимпиаде руками советских операторов и режиссеров две тысячи часов так называемого международного изображения — телевизионного слепка всех олимпийских соревнований) — то это первый путь.
Мы знаем, что объективность прямого спортивного телерепортажа весьма относительна. Ибо телеоператор отбирает, а режиссер соединяет отдельные кадры в непрерывный поток изображения. Именно режиссер и операторы отвечают на вопросы: «что?», «почему?» и «для чего?». Современный уровень работы этих категорий телевизионных журналистов (да, да — журналистов) вызвал к жизни высокие мгновения такого телеизображения на экране, которое, на наш взгляд, обладает высшим синтезом громадного объема невербальной (не выраженной словами) информации и наглядно-чувственного изображения действий.
Второй путь усиления публицистичности современного спортивного телерепортажа — поднятие уровня комментария.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7