Древний путь

В старинных сказаниях и былинах часто упоминается о широких степных проямоезжих шляхах. С незапамятных времен от владений русских княжеств  проходил один из таких древнейших путей к Астрахани, к синему Хвалынскому морю, Каспию. Шел от Астрахани правым нагорным берегом Волги до места сближения ее с Доном, далее на северо-запад степями Дикого поля до устья небольшой реки Савалы, впадающей в Холер, потом параллельно ее левому берегу, затем по водоразделам между Битюгом и Цною, Матырой и Челновой — на север.


Многочисленные орды грозного татарского хана Батыя двигались в XIII в. на Русь по этому пути, который получил позднее название Ордо-базарной большой дороги. После распада золотоордынского ханства он стал именоваться Ногайским шляхом. По нему, вероятно, шел со своим войском и Мамай, направляясь к Дрыченской дороге, где потом он стоял целый месяц, поджидая Дмитрия Донского, откуда и двинулся на Куликово поле.


Набеги татар продолжались несколько веков. Особой силой обычно отличались зимние набеги, когда по степи, покрытой не высокой и густой травой, а ровным и неглубоким снегом, было легче провести большие отряды конницы. Русские называли места пересечения рек шляхом татарскими перелазами и, чтобы помешать набегам степных кочевников, всегда старались тщательнее укрепить их, делая засеки и завалы.
В XVI—XVII вв. татары ежегодно снаряжали в Москву так называемые Ордобазарные станицы. Они состояли из табунов лошадей, предназначавшихся для продажи, и вооруженной охраны.
Путешествия из Астрахани в Москву вплоть до XVIII в. были затруднительны и опасны. На всем протяжении пустынной дороги путники не могли найти продовольствия, укрыться от дождя и зноя. В любое время могли напасть шайки разбойников или кочевников. Поэтому в дальнюю дорогу отправлялись большими караванами в сопровождении хорошо вооруженной и многочисленной охраны. В различных актах, которые направлялись царицынским воеводам в XVIII в., очень часто давались указания, чтобы путники держали в дороге «великое бережение», высылали вперед себя разъезды, а ночью выставляли на станах зоркие и чуткие караулы.


В 1722 г. по распоряжению Петра I от Москвы до Астрахани была учреждена почта. С тех пор эта старая дорога стала именоваться Астраханским почтовым трактом. Тракт шел от Москвы через Коломну, Зарайск, Скопин, Ряжск, Козлов, Тамбов на Новохоперскую крепость, казачьими станицами на Царицын, а потом по правому берегу Волги на Астрахань. По тракту проезжали экипажи и кареты с вельможами и купцами, мчались курьеры со срочными донесениями и эстафетами. Ширина тракта была строго определена в 40 саженей (немногим более 80 м). Поросший травой, он служил тогда незаменимым путем для перегона скота с содержанием его на подножном корме.


По Астраханскому тракту в царствование императрицы Елизаветы Петровны по ее прихоти одно время из Астрахани в Москву и Петербург ходила так называемая «фруктовая почта». В особо оборудованных и приспособленных тележках доставлялись фрукты и арбузы для императорского двора. В XVII в. на Царицын была возложена обязанность ежегодно поставлять в Москву десять живых кабанов, столько же сайгаков, двадцать диких коз и двести куропаток. В окрестностях города на реке Мечетке был устроен зверинец, где содержалась дичь, а осенью особым царским обозом она отправлялась в Москву.
По Астраханскому тракту в Москву направлялись персидские послы. Исключительно пышное путешествие персидского посольства было в 1840—1841 гг.
В XIX в. Астраханский шлях, как один из важнейших грунтовых путей сообщения, имел большое значение в жизни всего юго-востока России. По шляху в станицу Урюпинскую на ее знаменитые ярмарки (Покровскую — осеннюю и Крещенскую — зимнюю) доставлялось множество товаров как с юга — от Астрахани и Каспия, так и с севера — из Москвы и центральных промышленных областей, а также сгонялись огромные стада крупного рогатого скота, отары овец и табуны лошадей. Большие торговые обозы шли по шляху и зимой, как только выпадал снег и устанавливался санный путь.
В донских казачьих станицах и русских селах, стоявших на Астраханском тракте, строго соблюдался издавна установившийся обычай — звонить по метели. С вечера, как только начинало смеркаться, в метель со всех колоколен плыл медленный тягучий звон. Делалось это для того, чтобы запоздавшие обозы и путники не сбились с дороги и не блуждали в степи.
В конце 60-х и в начале 70-х годов XIX в. началась постройка железных дорог. Были проложены стальные пути: Грязи — Царицын, Тамбов — Камышин, Харьков — Балашов и др. Железные дороги обеспечили быструю перевозку грузов и скота, и торговое значение Астраханского тракта упало. Были упразднены коннопочтовые станции, закрылись корчмы и постоялые дворы. Тракт стал обычной проезжей дорогой.