Владимир Савельев

 Мне любы походные будни:
 дороги
 во все времена
 у нас перепутаны буйно,
 как русые кудри со сна,
 как самые пылкие страсти,
 с покоем
 вступившие в спор.
 И ветер неведомых странствий
 над каждого крылья простер.
 Ликуй и грусти без причины,
 с приснившихся лестниц лети —
 все будет напрасно...
 Мужчиной
 становишься только в пути.
 Беря, отвергая, ревнуя,
 проникшись доверьем
 к плащам,
 идущий оценку иную
 выносит привычным вещам.
 Знать, в избранный срок
 оттого-то
 в смешении солнца и вьюг
 дорога в крутых поворотах
 мне под ноги кинулась вдруг.
 И планов удавшихся стоя,
 манящая вдаль из жилья
 над ней
 путеводной звездою
 взошла неприютность моя.
 Дорога!
 В ее всеоружьи, волнуя движением кровь,
 по-новому смотришь на дружбу,
 полней ощущаешь любовь.
 В душе подмечаешь тревогу
 и чувствуешь силу
 в ногах.
 Уносится дальше дорога
 рекою о ста берегах.
 Уносится в криках и песнях
 к тому,
 что всегда впереди.
 Недаром само поднебесье
 ее прижимает к груди.
 Недаром,
 страдая от жажды,
 идущий не прячет лица.
 Тропа оборвется однажды —
 дороге не будет конца.