Твой легендарный край

Извилиста и прихотлива речка Пьяна. Нет, пожалуй, другой такой капризной и вместе с тем призывно-манящей речки во всем Нижегородском Предволжье.
Начинаясь в оврагах и ложбинах всхолмленных полей Сеченовского района, она извивается по все расширяющейся долине и стремится на запад, навстречу Оке. Но уже у старинного села Вад вдруг заворачивает в прямо противоположную сторону — на восток и, по-прежнему прихотливо извилистая, теперь уже устремляется к средней своей сестре — реке Суре.
В незапамятные времена, когда поднялось морское дно, родилась речка Пьяна. Было время, когда она служила пограничной чертой между русским княжеством и степными народами, В дубняках и сосновых борах русские воины сторожили засеки, зорко вглядываясь в степные дали за Пьяной: покажутся ли на горизонте синей тучей ногайские или крымские орды? А в год окончательного покорения Казанского ханства видела Пьяна на своих берегах рати царя Грозного, которые трудно шли по направлению к Алатырю. Было это. Было и многое другое: схватки с храбрыми мордовскими князьями, мирные торговые дни, пока в изобильных полях за Пьяной не осели вместе мордовские, татарские и русские люди, чтобы жить одной большой семьей — Россией.
Для туриста-краеведа путешествие по долине Пьяны представляет заманчивое удовольствие. И дело не только в том, что речка эта очень рыбная и чистая, а луга и дубравы в ее пойме полны густых запахов разнотравья и омытой дождями листвы. Возвышенное плато Межпьянья, сплошь покрытое золотистыми колхозными хлебами, подарит путешественнику много приключений и поразительных открытий.
Особенно интересен в этом отношении берег Пьяны в районе Ичалковского бора. Пройдя по течению речки за околицу села Ичалки, вы никогда не подумаете, что приближаетесь не просто к смешанному участку леса на взгорье, а к месту таинственных природных явлений и легенд.
Ичалковский бор тянется с запада на восток больше чем на 4 км, а с севера на юг — почти на 5 км. Здесь растут и сосны, и дубы, и березы. Между ними затеняет землю густой подлесок из русского клена, липы, бересклета. На давних вырубках и по склонам оврагов непролазно разрослись смородина, малина, Черемуха, жимолость и орешник.
Если бы можно было вдруг снять с участка плато, занимаемого бором, его пышную зеленую шапку, взору открылась бы удивительная картина: поверхность земли изрезана огромными оврагами, логами, круглыми провальными ямами, а в стенках этих ям черными челами зияют залы-гроты и настоящие пещеры. И пещеры, и гроты удивительны своими строго правильными очертаниями, разнообразны по температурным условиям. На южной стороне бора находятся три провальные ямы с пещерами Холодной, или Ледяной, Старцевой ямой и Безымянной ямой. А к северу от дороги, в глубоком и широком провале, расположена интереснейшая Теплая пещера, или, как ее еще называют за цвет воды в озерке и плесени на стенах,— Голубая.
Скрытые густой растительностью, эти провалы с пещерами и глубокие овраги-ущелья не так-то легко обнаружить даже руководствуясь схематической картой бора и словесными указаниями. Выйдя в самостоятельный поиск пещер без проводника, вы можете проплутать целый день, то взбираясь по крутым склонам оврагов и провалов с риском сорваться вниз, то продираясь сквозь заросли кустарника по дну долов, то путаясь на тропинках, воюя со змеями под сводом ясеней и кленов на вершинах оврагов. И вот здесь-то вы совершенно потеряете ориентировку и беспрестанно будете думать: «Так где же это мы находимся? Неужели в сердце Средне-Русской равнины, далеко от Кавказских, Крымских и даже Уральских гор?».
Но это есть: вы действительно не на юге и не на востоке страны, а совсем недалеко от привычных нам равнин Центральной России, в середине своего родного края, на холмистом плато Межпьянья. Да, перед вашими глазами — крутые высоченные скалы, сложенные доломитом и пористыми известняками, источенные вековым влиянием атмосферных и почвенных вод, но все еще труднодоступные, поражающие своей величавой суровостью, опасные каменными осыпями.
И все же, если вы особенно упорны и выносливы, то провальные лога и ямы с пещерами найдете.
Со стороны Ичалок от опушки бора нужно пройти по дороге на юго-восток примерно 1,5 км, чтобы достичь поперечного оврага, который носит поэтичное название Лебяжьи переходы. Может быть, сотни лет прошли с тех пор, когда по этому длинному оврагу с хлебных полей на раздолье Пьянских плесов действительно перебирались несметные стада красавцев лебедей. Недаром ведь назвали овраг лебяжьим именем. Видно, был тогда овраг залит полой водой и не так зарос кустарником и высокими деревьями, как теперь, и соединялся с Пьяной. Сейчас, конечно, только лисица или волк смогут пробраться по дну оврага к своим норам.
За Лебяжьими переходами, метрах в четырехстах к юго-востоку, у самого края широкой тропы, в глаза бросится огромная яма с почти отвесными стенами. В основании северной стены ямы находится Холодная, или Ледяная, пещера. Она состоит из двух залов, соединенных переходом-коридором: из светлого продолговатого зала и широкого, с высоким, около 10 м, сводом темного. В темном зале даже в июльскую жару сохраняется замерзшее много лет назад озерко, а все скалистые стенки пещеры покрыты искрящимися при свете фонарике кристаллами льда.
Метрах в сорока отсюда, в юго-восточном направлении, находится другой провал — Старцева яма. И у этого провала стены почти отвесны. В них много веков назад подпочвенные воды выточили полутемные гроты. Один из гротов называется «Старцева келья». Как гласит легенда, здесь в стародавние времена жили старцы-пустынники, ушедшие от соблазнов мира. Кто знает, какие события происходили в этих местах много десятилетий назад? А сейчас непонятное чувство чего-то тревожного, необычного охватит вас, когда вы спуститесь на дно провала и на минуту-другую заберетесь в сумрачную пустоту «Старцевой кельи».
Как могло человеческое существо жить в этой полутемной, сырой дыре? Как мог человек сменять светлый мир полей и лесов, кипучие ключи людского общества на одиночество в окружении сочащихся влагой стен да ночного завывания диких зверей? Не понять нам, людям радостного бытия, мотивов и настроений тех далеких от нас отшельников.
Известны и другие провалы и пещеры в Ичалковском бору. Если вернуться к Лебяжьим переходам и пройти на восток по дороге около километра, справа вдруг окажется глубокая пропасть — «Кулева яма». По преданью, в нее сбрасывали в рогожных кулях трупы самоубийц. И уже совсем недалеко отсюда, метрах в четырехстах, по малозаметной тропинке не север в широком логу вы найдете Теплую, или Голубую, пещеру с высоким, полукруглым сводом и озерком голубой, очень холодной воды за каменной осыпью на самом дне. Когда стоишь у этого озерка и смотришь на голубое полукружие входа далеко вверху, а через вход в пещеру снопом золотых лучей брызжет солнце, дух захватывает от удивленья, от счастья, от радостного благоговенья перед неиссякаемой щедростью природы.
Бродишь по заповедному дремучему бору час за часом, иногда с помощью веревки, а то и цепляясь за кусты и выступы скал, карабкаешься по крутым склонам оврагов и провальных ям, с трепетом исследователя проникаешь в подземные гроты и пещеры, любуешься почти неприступными желто-серыми скалами, которые заросли нетронутым кустарником и подлеском, и удивляешься тем, кто от чудес и загадок родного края стремится куда-то далеко на юг, в тесную сутолоку прибрежных курортных городов, в давно исследованные, до последнего камешка описанные места. А ведь удивительное рядом, вокруг нас, надо только суметь найти его и увидеть.
Весело горит костер. Потрескивают влажные после дождя сучья, тоненькая сизая струйка дыма вьется-завивается на ветру. А вокруг изумрудная зелень дубов и кленов, поляна заросла густущей, пестрой от цветов травой, а в просвете меж дубов и кленов светло-голубыми очами глядит на вас улыбчивая Пьяна. Глубоко проникает в грудь свежий пряный дух леса, над вершинами деревьев тает последний отблеск заходящего солнца, и вами овладевает щемяще-теплое чувство родства и близости с этим легендарным краем.
                                                                                          г. Дзержинск