Через Урал на лыжах с байдарками

Идея похода

Он совершен на стыке двух сезонов — зимы и весны — на Полярном Урале, куда весна доходит лишь в мае и даже в июне, т. е. в пору, когда вблизи Полярного круга светло уже целые сутки.
Маршрут: железнодорожная станция Елецкий — тундрой до Урала — переход через хребет чуть южнее вершины Пай-Ер — спуск с Урала к реке Тань-Ю. Все это на лыжах с нартами, на которых среди прочего груза— байдарки. А дальше на байдарках: Тань-Ю — озеро Варча-То — река Войкар — Обь. Именно так — и лыжи, и нарты, и байдарки. Потому что без того, другого и третьего в это время и в этом районе подобного маршрута не пройти.
Но зачем в это время и почему на Полярном Урале?
Потому что конец зимы здесь — золотой. Солнце почти круглые сутки. Плотный утрамбованный ветром снег. По ночам — небольшие морозы. В общем, словно выдуманная, фантастическая зима. Но иногда, хоть и ненадолго, она может стать настоящей — с морозами за двадцать, с ветром, срывающим палатки.
Потому что здешние реки, интересные и сложные летом, весной становятся еще более привлекательными для видавших виды водников: необычными, загадочными, с коварными препятствиями — ледяными мостами, ледоходом, заберегами, ледовыми заторами.
Потому что весенняя встреча сезонов на Полярном Урале, с точки зрения вида путешествий, это сразу два сезона — зима и лето. Отсюда и опыт двойной и впечатления тоже двойные.
Потому что при путешествии на лыжах и затем на байдарках можно прокладывать на Севере такие маршруты, которые в «классические» сезоны в обычные сроки и с доступными всем подъездными транспортными средствами просто неосуществимы: летом, по воде,— из-за трудности подхода к отдаленным верховьям рек, зимой — из-за протяженности маршрута.
Потому что «кончик» зимы на Полярном Урале, когда еще много снега и уже вдоволь света,— отличное (хотя и трудное) время для фото- и киносъемок.
Потому что в это время, в конце зимы, редкие по северным понятиям условия для любителей позагорать — тепло, солнечно и еще нет комаров.
Потому что такой поход при всей предусмотрительности участников, при исчерпывающей информации о снеге, о температурах, о реках до выезда в поход остается игрой. Честной, спортивной, но игрой. Когда каждый день, веря в свою счастливую звезду, встречаешь новым вопросом... Не тронулся ли лед на реках перед Уралом? Есть ли в тундре снег? Что завтра — мороз или дождь? (Когда идешь с тяжелыми нартами, это особенно интересно.) Вскрылись ли за хребтом реки?.. В этой-то зависимости качества похода от улыбки Фортуны и есть основная его трудность, но в этом и прелесть.
Потому что, наконец, в небольшом промежутке между зимой и летом на Полярном Урале очень хорошо. Мы это чувствовали, когда собирались в поход.
И не ошиблись.
Можно долго рассказывать о нашем необычном походе, но достаточно сказать, что все черты самой идеи, которые мы так упорно старались предвосхитить еще в Москве, подтвердились. Случилось и то, что должно было случиться в первом подобном походе,— крупная неожиданность. А именно: на реке Тань-Ю, к которой мы вышли на лыжах, чтобы дальше двигаться на байдарках, под толстым слоем снега стоял крепкий зимний лед. Пришлось ждать у реки весны и воды, потом плыть по промоинам на порогах и перекатах, по первым весенним струям поверх льда, плыть вместе с ледоходом или в обход его, по протокам и, наконец, уже на Войкаре — по большой чистой воде. Было очень трудно, но сейчас, когда все позади, такое «игровое невезенье» мы рассматриваем как удачу: ледовая страда на реке Тань-Ю многому нас научила.
О том, как проходил поход, который мы в позднюю весну 1965 г. совершили с 25 мая по 14 июня вчетвером с двумя нартами и на двух байдарках — «Лучах», кое-что говорят фотографии, а мы подробнее расскажем лишь о том, что нужно знать и сделать заранее, чтобы и другой такой поход прошел успешно.